Планы и реальность Чеченской войны

Решение об использовании вооружённых сил в Чечне принималось на Совете Безопасности 29 ноября 1994 года без учёта реальной обстановки - как на предполагаемом театре военных действий, так и в самой российской армии.

Армия, как будет очевидно далее, была не в состоянии выставить боеготовые части.

Что до природных условий - вот вам маленькая деталь... На Северном Кавказе "зима", когда столбик термометра колеблется около нуля, отнюдь не благоприятствует успешному наступлению. При этом, во-первых, грязь и распутица делает, как правило, невозможным передвижение боевой техники только по немногочисленным дорогам - даже по "плоскости", тем более уже при небольшом уклоне. Во-вторых, при расположении войск "в поле" (а где же ещё?) они страдают от холода и всепроникающей сырости. В-третьих, стоящие большую часть времени с осени до весны туманы и низкая облачность делают невозможным применение авиации (для полётов ночью и вслепую машины были неприспособлены). В то же время для партизанских действий условия практически идеальные... Сразу оговорюсь: бывают погожие дни, а при очень большом желании, и, главное, умении, как увидим, можно и дорогу проложить - но преимущества регулярной армии при этом теряются.

Конечно, летом тоже есть опасность: с XIX века известно, что "когда листья становятся размером с копейку, жизнь русского солдата стоит две копейки" - "зелёнка"... Но весною есть несколько недель, когда туманов уже нет, дороги подсохли, а листья ещё не распустились. Кроме того, к тому времени можно было бы сформировать войсковые группировки. Или - паче чаянья

- договориться с сепаратистами миром. Но то - при наличии если не государственного мышления и гражданского мужества, то хотя бы элементарного профессионализма. Однако в российском руководстве господствовали иные веяния.

*****

Вот как описывает обстоятельства принятия в ноябре 1994 года решения о начале боевых действий в Чечне тогдашний министр обороны Павел Грачёв в интервью, данном Алексею Поборцеву (документальный фильм "По ту сторону войны", НТВ, 24 ноября 2004 г., 20:50; см. также "Лабиринт отражений"). По его словам, на заседании где-то в начале ноября предложение ввести в Чечню вооруженные силы внёс занимавший пост министра по делам национальностей Николай Егоров: мол, "исходя из наших данных и данных наших товарищей обстановка в целом благоприятна для того, чтобы мы вошли в Чечню, 70 процентов населения будут это приветствовать, и лишь 30 процентов будут нейтральны или против". Сам же Грачёв якобы говорил обратное: что "обстановка крайне неблагоприятная, дудаевцы вооружены и подготовлены, в случае ввода войск только 10-15 процентов будут за нас или нейтральны, а остальные будут овевать против". Ситуация, согласитесь, скандальная: на заседание такого ранга, куда обычно вносятся уже заранее согласованные предложения, были представлены два противоположных доклада. И тут, по словам Грачёва, неожиданно Егорова поддержал Виктор Черномырдин: начал критиковать Пасла Сергеевича за то, что тот "не владеет обстановкой, ГРУ бездействует, и вообще доклад министра обороны трусливый, а такой министр обороны нам не нужен..." Далее якобы был объявлен десятиминутный перерыв, в ходе которого в кабинете Ельцина "узким кругом ограниченных людей" (сам президент, Черномырдин, Олег Лобов, Виктор Шумейко, Иван Рыбкин, "возможно, кто-то ещё") и было принято решение. По истечении перерыва Ельцин, согласно Грачёву, сказал: "Павел Сергеевич, я согласен с тем, что Вы не до конца изучили обстановку" - и повелел "в двухнедельный срок проработать операцию по вводу войск в Чечню". А Павел Сергеевич не мог сказать "нет": только однажды, в ночь на 4 октября 1993 года, Грачев осмелился заикнуться: "прошу дать мне письменный приказ" - это был единственный его протест; приказа он тогда, надо заметить, не получил, и войска его потом медлили со входом в Москву - редкого мужества офицер. В интервью Грачёв далее говорит, что понимал: за две недели подготовить операцию невозможно, разве что ранней весной - тогда, если будет необходимость, войдём... Но решение было принято: "в двухнедельный срок доложить", а следующее заседание Совбеза как раз и состоялось 29 ноября...

Возможно, память подводит Павла Сергеевича. Ещё в октябре, в соответствии с указаниями президента, Грачёв распорядился об образовании в Главном оперативном управлении Генерального штаба оперативной группы по Чечне, которая должна разработать сценарии развития событий при силовом давлении на Чечню, включая ввод войск и боевые действия, и обеспечить координацию действий армии, МВД, ФСК, пограничных войск при планировании и подготовке вторжения; группу возглавили заместитель начальника Главного оперативного управления генерал-лейтенант Анатолий Васильевич Квашнин и генерал-лейтенант Леонтий Васильевич Шевцов. Далее, насколько известно, никто из иных мемуаристов не вспоминает о заседании Совбеза по Чечне в середине ноября. Кроме того, по версии Грачёва в числе авторов плана военного вторжения оказываются его оппоненты - не силовики, а "шпаки". Наконец, сведения о поголовном сопротивлении чеченцев вводу войск противоречат не только принятым и приличным в то время настроениям, но и реальности. Другое дело, что так можно было бы говорить post factum - что Грачёв, собственно, и делает.

В общем, сложные это вещи - память и воспоминания, особенно генеральские - распутица и туман, одним словом...

*****

Решение о использовании вооруженных сил было принято в условиях, когда армия не была готова к действиям в локальных конфликтах. Во-первых,

...из-за недобросовестного выполнения обязанностей руководством МО... сокращая армию до 1,7 миллиона человек, оно не оставила в ее составе развернутых по полному штату, высокообученных, материально укомплектованных соединений и частей. Таких дивизий не оказалось, несмотря на то, что только в Западной группе войск до вывода в Россию их было 18. ... наличие 2-3 таких дивизий с самого начала боевых действий могло обеспечить оперативное решение всех военных вопросов в Чечне.

Во-вторых,

...виновата система подготовки. ...начиная с конца 80-х годов боевая подготовка была забыта, а с момента создания российской армии она забыта была вдвойне.

Перестала идти напряженная боевая подготовка, перестали идти учения, начальник штаба батальона, за эти годы когда уже прекратилась эта боевая подготовка, вырос до командира полка, его никто не научил. Эта система на данное время - беда нашей армии.

Эти слова принадлежат человеку, которого трудно упрекнуть в незнании положения в российской армии, желании её очернить, или же в непрофессионализме. Как мы увидим далее, командир 8-го волгоградского армейского корпуса Лев Яковлевич Рохлин проявил верх профессионализма как при вводе своей группировки войск в Чечню, так и при штурме Грозного, сумев компенсировать "гениальные замыслы", заложенные в спущенных из штабов планах операции. Приведённые оценки были даны Рохлиным в ходе выступления в Государственной Думе после событий 16 апреля 1996 года - расстрела отрядом Хаттаба колонны 245-го мотострелкового полка возле села Ярыш-Марды (РТР, "Парламентская неделя", 27 апреля 1996 г., 11:45; РТР, "Зеркало", 21 апреля 1996 г., 20:00).

Но такую же, если не более жёсткую оценку боевой готовности войск дал и сам Павел Грачев еще в ноябре 1994 года, в совершенно секретной директиве N Д-0010 "Об итогах подготовки Вооруженных Сил РФ в 1994 году и уточнении задач на 1995 год" (частично опубликована в "Московском Комсомольце" за 26 января 1995 г.):

... Офицеры звена дивизия - полк - батальон слабо знают свои обязанности... Личный состав недостаточно обучен владению штатным вооружением и военной техникой, имеет невысокую специальную подготовку...

Слабо отработаны вопросы оперативного развертывания войск. В работе органов военного управления не удалось преодолеть шаблонный подход к планированию применения войск и управлению ими в региональных вооруженных конфликтах...

Судя по этой директиве, армия не готовилась к чеченской войне и подобным ей региональным конфликтам: на первое место министр поставил развитие Стратегических ядерных и Мобильных сил. Только в один из подпунктов было включено такое требование:

В ходе подготовки и проведения мероприятий оперативной подготовки детально отработать вопросы оперативного развертывания войск (сил), прикрытия государственной границы Российской Федерации, возможные варианты применения объединений и соединений при решении задач в локальных войнах и вооруженных конфликтах...

Тем не менее, представляя истинное положение в армии, ни министр обороны, ни Генеральный штаб не воспротивились, когда были дано распоряжение об использовании войск для силового решения чеченского конфликта. Вопреки приведенным выше высказываниям Грачева, до сих пор господствует мнение, что был одним из активных сторонников использования армии. По крайней мере, он не задействовал внутренние экспертные возможности вверенных ему силовых структур для того, чтобы представить аргументы против поспешного проведения операции - план её не был обсужден на коллегии Министерства обороны, а подготовлен был в узком кругу (Новичков, Снеговский, Соколов, Шварев. Российские вооруженные силы в чеченском конфликте: анализ, итоги, выводы… С.18-20.)

*****

Сразу после принятия президентского указа № 2137с во исполнение п.5 Приложения к нему был утвержден документ, конкретизировавший применение войск (цитировано по: "Военные аспекты операции в Чечне. Цели, средства и результаты."; этот секретный документ был частично опубликован Кронидом Любарским в: Любарский К. Как начиналась чеченская война // Новое время. 1996. № 20. С.21).

...

1-й этап (7 суток, с 30 ноября по 6 декабря):

Создать собственно группировку сил и средств Министерства обороны, Внутренних войск МВД. К 5 декабря занять исходные районы для действий на трех направлениях: моздокском, владикавказском и кизлярском. Фронтовую авиацию и боевые вертолеты перебазировать на аэродромы применения к 1 декабря. С учетом наличия авиации у бандформирований воздушное пространство над Чечней блокировать полностью. Подготовиться к подавлению системы управления дудаевских сил радиоэлектронными средствами.

2-й этап (3 суток, 7-9 декабря):

Выдвинуться к г.Грозному по пяти маршрутам под прикрытием фронтовой и армейской авиации и блокировать его. Создать два кольца блокирования: внешнее - по административной границе республики, внутреннее - вокруг Грозного. Основные силы - на блокирование Грозного и разоружение главных сил дудаевских вооруженных формирований. Частью войск объединенной группировки - блокировать места базирования НВФ вне г.Грозного и разоружить их.

На силы и средства внутренних войск МВД возлагались задачи охраны коммуникаций и маршрутов выдвижения войсковых группировок. При этом они должны были воспрепятствовать возможному подходу вооруженных групп и отрядов с сопредельных с Чечней территорий, пресекать возможные действия НВФ. В дальнейшем вслед за частями Вооруженных сил выйти в район блокирования Грозного.

Выявление и изоляция лидеров дудаевского режима, способных организовать и возглавить вооруженные выступления и диверсии в тылу действующих войск, возлагались на Федеральную службу контрразведки совместно со спецподразделениями МВД.

3-й этап (4 суток, 10-13 декабря):

Действиями группировок с севера и юга с разграничительной линией по р.Сунже, совместно со спецподразделениями МВД и ФСК России, очистить от НВФ "президентский дворец", здания правительства, телевидения, радио и других важных объектов...

4-й этап (13-19 декабря):

Стабилизировать военную обстановку и передать участки ответственности Вооруженных сил Внутренним войскам МВД...

Категория: О Чеченской войне | Добавил: Stimul (28.05.2010)
Просмотров: 1961 | Рейтинг: 0.0/0
Некоторые вопросы организации и тактики действий НВФ Чеченской Республики 
ДШК, ДШКМ 12.7 
Призыв новобранцев увеличится 
Мунцигов Усман Наибарханович 
Закончилась ли война в Чечне? 
2С12 "Сани" 120-мм возимый миномет 
Пистолет СР-1 "Гюрза" 
Т-62 
СВД - снайперская винтовка Драгунова 
Как я шел на войну 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]