Рассказы участников чеченской войны

Солдаты федеральных войск и чеченские боевики рассказывают о своем пути на войне в Чечне. Истории, которые тронут сердце каждого, ведь здесь нет фальши. Рассказы участников и очевидцев чеченской войны.

Каждое утро, когда БТР курганских собровцев выезжал из ворот грозненской четвертой комендатуры, на пути обязательно встречалась пожилая русская женщина. Бедно одетая, в линялом скорбном платке, она смотрела в лица сидящих на броне офицеров и крестила их украдкой, чтобы не увидали чеченцы. А вот 6 марта 1996 года она на пути не встретилась…


Наша первая встреча с ним была похожа на боестолкновение в Чечне. Неожиданное, стремительное и требующее полной выкладки всех своих сил общение.

…Передо мной лежит часть его дневниковых записей. Еще один дневник еще одного человека, прошедшего дорогами войны. Без знаков различия, без фамилий и имен – его взгляд на события. Для таких как он, эти страницы написаны черными сгустками крови. На грани жизни и смерти все события принимают черно-белое изображение. Каждый решает сам, где негатив, где позитив…


Первые военные, которых я увидел, вежливо остановили нашу «Таврию», с серьезным равнодушием проверили документы и, галантно откозыряв, разрешили проехать блок-пост, перегораживающий шоссе Ростов-Баку на границе Ингушетии.


346 ОРБ был сформирован из выведенной из Чечни, в конце декабря 1996 года под Ставрополь, 101 бригады Внутренних Войск.


Из Моздока в Грозный попасть можно двумя путями по воздуху «бортом» с военного аэродрома и на машине или «броне» в составе колонны, идущей через перевал. В первом случае (лучшем) это 45 — 50 минут лету, во втором 4 часа езды по разбитой пыльной дороге, на которой к тому же «пошаливают».


Много лет прошло с тех пор, как в декабре 1994 года российские войска штурмовали Грозный. Сколько солдат и офицеров погибло в той новогодней операции, до сих пор точно не известно. Вечная им память. Наш рассказ о бойце спецназа, который всем смертям назло выжил.


18 апреля 1995 года военнослужащие отряда спецназа «Росич» совершили групповой подвиг. Своими действиями они отвлекли на себя тысячную группировку боевиков, тем самым спасли от уничтожения бригаду оперативного назначения, проводившую спецоперацию в Бамуте.


Гул приближающейся машины нарушил ночную тишину. С каждой минутой звук усиливался, слышался все отчетливее и отчетливее.

— Товарищ старший лейтенант, едут! — оторвавшись от бинокля-ночника, доложил сидевший рядом с Дмитрием сержант. — Бензовоз один, но бочка на нем вместительная. Горючки тонн пять… Не меньше везет.


Добраться из первопрестольной до стреляющей чеченской границы для командированного на Северный Кавказ служивого не составляет нынче большого труда. Ежели транспортный борт не задержится с вылетом из Чкаловского и повезет с оказией в Моздоке, к вечеру вас гостеприимно встретят на вспомогательном командном пункте в “прифронтовом” пропеченном солнцем Кизляре.