Сборник стихов о Донбассе «Комендантский час». Владимир Скобцов. 2 часть.

«Комендантский час»

2 часть. (1 часть)

ТРОЯ

Зачем и как сей мир устроен,
спроси при встрече сценариста,
и мы нужны здесь, как статисты,
и Зевсу надо быть на троне.

Кордон титанами утроен
и на Олимп пути тернисты,
и у богов дела нечисты,
и Менелай идёт на Трою.

За Трою вставшие горою
и за ахейцев длинный список,
в борьбе не будет компромиссов,
Аид нейтрален, ждёт героев.

И замер мир, а за кулисой
готовят действие второе:
когда закончатся герои,
их роли доиграют крысы.

Траншеями погосты роют,
там, где чернеют кипарисы
лежат Ахиллы и Парисы,
и мародёры входят в Трою.

ПЕРЕПРАВА

От лукавства и от фальши
не поставите свечу,
мне б от этого подальше,
я Харону заплачу.

В райских кущах, в райских чащах
горько плачет старожил,
не бывает жизни слаще,
чем, которую прожил.

Пей вино, закусим сливой,
суетиться, Постум, зря,
жизнь бежит волной гульливой,
что с тобой, что без тебя.

И не видно переправ где,
у последней, у межи
что толкает жить по правде
нас над пропастью во лжи?

В ожидании восхода,
не видавшие его,
от прихода до исхода
так живут и ничего.

Не один ещё мессия
закачается в петле,
ближе к небу, чем Россия
нету места на земле.

В райских кущах не убудет,
в райских кущах саду цвесть.
И стоят под небом люди:
у Харона негде сесть.

ИВЕРСКАЯ

Бьёт прямою наводкой в звонницу
Бесов сын, то ли Виев зять,
Но надежды рукой дотронешься
И не хочется умирать.

Бесприданница, беззаконница,
Шестипалые, вот вам пять!
То ль наложница, то ль невольница,
Отчим польский, чужая мать.

Белый свет для них не околица
И землицы своей на пядь.
Как ни мылиться, не отмоются,
Душу мылом не отстирать.

У чертей по ночам бессонница
И под нечистью гнётся гать.
Как вам курвится, как вам молится,
Украинцы простые, ****ь?

В ночь отчаянья скачет конница,
За спиною ушедших рать,
Лишь надежда крылом дотронется
И не хочется умирать.

ИОРДАНЬ

У преисподней тени нет и света,
Из преисподней злые голоса.
Шахтёр, зажав зубами сигарету,
Стоит, где был, и держит небеса.

Пред Богом чист душою и исподним,
По воле, по судьбе ли, по вине,
Идёт огнём крещение Господне
В асфальтовой донецкой полынье.

Трещит земной оси истёртый ворот,
К Всевышнему дончанам по пути,
Здесь, на земной оси стоит мой город,
Земле с орбиты не даёт сойти.

Венозны тучи предрассветной ранью,
Сбил кто-то пепел ветром от крыла,
И над аэропорта иорданью
Белеет голубем БПЛА.

КЛЯТВА

Когда к тебе я не приду,
Не бойся и не плачь, родная,
Нас доставляют прямо к раю,
Когда Донбасс горит в аду.

В раю я совесть сберегу,
Сбегу, когда настанет утро,
В раю мне будет неуютно,
Когда Донбасс горит в аду.

Быть приговору, быть суду.
Не приведи на нары, Боже,
В раю дончанам быть негоже,
Когда Донбасс горит в аду.

А если в ад я попаду,
Вернусь, восстану той же ночью,
В аду погано, но не очень,
Когда Донбасс горит в аду.

ЗВЕЗДОПАД

Не будь атеистом
в канун звездопада
здесь звёзды так близко,
что спичек не надо.

А будь альпинистом,
при ясной погоде
здесь небо так низко,
что в небо уходят.

Уходят, да только
любимые люди,
их меньше настолько,
что больше не будет.

Последнею долькой
надежды на блюде
здесь горе так горько,
что горше не будет.

Скажи себе строго:
- И хуже бывало.
И боли так много,
что водки всё мало.

Не будь атеистом,
душа не блудница,
здесь к Богу так близко,
что грех заблудиться.

РАСЧЁТ ОКОНЧЕН

Не бывать другому разу,
если с первого успел,
по судьбе не по приказу,
рассчитайся те, кто смел.

Кто за нас назначил цену,
кем окончится расчёт?
Нам положено ждать смену,
даже если не придёт.

За душой у нас немного,
только родина да честь,
сердце милой, душа Богу,
долг Отчизне - всё, что есть.

Не судите братцы строго,
отпустите удила,
долго ждали мы подмогу,
да подмога не пришла.

Позвала труба в дорогу,
не рыдайте по судьбе:
сердцу пуля, душа Богу,
жизнь Отчизне, честь себе.

Ждать бы нам другого раза,
может, кто остался б цел,
ждали долго мы приказа,
да приказ не подоспел.

СМЫСЛ

Для чего живём, как ни попадя,
Для чего снуём, для кого?
Не ищите ответ у тополя,
Не ответит он ничего.

Не пытайтесь узнать у философа
Смысл диффузии бытия,
Мирозданья центр, где его софа,
Остальное - иллюзия.

Не спросите о том поэта вы -
Разрыдается вам в пальто
И как жить потом после этого,
Не подскажет уже никто.

А спросите парнишку местного,
Что в окопе с прикладом в плечо,
Он пошлёт так тепло и по-честному,
Что захочется жить ещё.

РУСЬ

Чудесами полно решето,
в этом Русь не знает недостатка,
любит Бог Россию без остатка,
любит просто так, а не за что.

Можно смело ставить рубль за сто -
жизнь здесь не закончится исходом,
жизнь и смерть кружат здесь хороводом,
можно не гадать, случится что.

И на трон взойдёт неважно кто,
и мессиям на Руси потерян счёт,
тихо речкой по песочеку течёт
кровь людская, боль без края, но зато

душ для рая полно решето,
в этом Русь не знает недостатка,
раствори себя в ней без остатка
чтобы, умирая, знать за что.

ЧУДО

В ночь никуда из ниоткуда
Жизнь фейерверками неслась,
Мы так надеялись на чудо,
Оно надеялось на нас.

Взойдя на царствие Иуда
Играл нам соло на трубе,
Мы так привыкли верить в чудо,
Что разуверились в себе.

Любить священней нету долга
Её в любые времена,
Я верил родине так долго,
Что мне не верила она.

- А вот вам хрен и вот вам блюдо!-
Скажу, архангелам грубя, -
Под небом есть России чудо,
Чтоб небо верило в себя.

В раю распахнутые двери
Семи российским чудесам,
Господь в неё так долго верил,
Что я в него поверил сам.

РОССИЯ

Пункт изначальный, пункт конечный,
ни извернуться, ни сбежать.
России жить, конечно, вечно,
России поздно умирать.

Чего здесь только ни бывало,
остались родина да честь,
за правду выживших так мало,
за правду умерших не счесть.

Где берегам не стиснуть русло,
течёт, подобная реке,
речь и Отечество по-русски
с заглавной пишется в строке.

Где нет любви священней долга,
где у святых тяжёлый взгляд,
живущие в России долго,
как долг, молчание, хранят.

Где воронья крикливой рвани
извечно есть, что пить да есть -
забытых тел на поле брани
из века в век не перечесть.

Пункт изначальный - пункт конечный,
как надоело умирать!
Живущие в России вечно
по пустякам не будут врать.

У ПОРОГА

На дворе стоит эпоха,
Не придумаешь в бреду,
Если будет дело плохо,
Я с Россией пропаду.

Пропаду как не бывало,
Не печалься так, Марусь,
Я дурак, каких немало
Нарожала наша Русь.

В эту лютую эпоху
На кровавом берегу
Мокрых глаз своих, дурёха,
Не показывай врагу.

Стыдно жрать под одеялом,
И не за себя молюсь,
Вновь беда, каких немало
Повидала наша Русь.

Плодородия России
Ни прибавить, ни отнять,
Кровью землю оросили
Наперёд веков на пять.

В куполах, погостах, хлебе
Ни богаче, ни бедней,
Ни под небом, ни на небе
Не найти подобной ей.

Христу Богу до России
То ль земли, то ль неба пядь,
Так пророков накосили,
Что вовек не сосчитать.

И на чести, и на мести
Замесили то, что есть.
Палачей на лобном месте,
Как святых не перечесть.

Мы присядем на дорогу,
У порога оглянусь,
Женихов в погонах много
Нарожает бабам Русь.

То ль на славу, то ль на плаху
На кровавом берегу,
Дай мне чистую рубаху,
Я на плаху в ней приду.

ДИАЛОГ

А он мне всё про Сталина,
да про чертей с чекистами
- У Сталина, - настаивал, -
должны быть руки чистыми.

И шаровары теребил,
чеша дары природные,
а может, фигою крутил
в кармане пальцы потные.

И про седую старину
рассказывал мне были,
а я ему про Бузину,
которого убили,

как жгли старательно живьём
в Одессе несогласных,
а он мне снова о своём,
про москалей ужасных,

про гладомор и про подвал,
где украинцы мирные,
о вышиванку вытирал
от сала пальцы жирные.

Тащить готов был волоком
в ад путинских наймитов,
а я ему про Горловку
и про детей убитых.

А он выкрикивал в астрал
контраргументы гибкие
и загибал, и загибал
от крови пальцы липкие.

ФАШИСТОВ НЕТ

Прими-ка на ночь корвалол,
Чтоб про фашистов не молол.
Какие к чёрту палачи?
С ищейкою ищи-свищи.

Переверни хоть дом вверх дном,
Нет в гардеробе ни одном
Ни чёрных масок, ни плащей,
Ни кровью пахнущих вещей.

Из уст амбре, не перегар
И запах дорогих сигар,
И жёны пахнут, как цветы
Необычайной красоты.

Из кухни пахнет куличом,
Детишки пахнут калачом.
Не то, что, как намедни те,
Кого распяли на кресте.

МОНОЛОГ У КРЕМЛЁВСКОЙ СТЕНЫ

Дорогой товарищ Брежнев,
Дёгтем мазанный прилежно,
Неизвестный лишь невежде
Генеральный секретарь!

Я пришёл к вам без надежды,
Без любви и веры прежней,
Возложить стиха подснежник
На Отечества алтарь.

Растащили на запчасти
Ту страну, что всех прекрасней,
Были руки ведь у власти,
Почему, ответьте мне,

Злу в подобии Хрущёва,
Михаилу Горбачёву,
На комбайне срок ещё бы
Не впаять на Целине?

Как вам Ельцина эпоха?
Алкоголика, пройдоху
Кто мешал вам отмудохать
В милицейской тишине?

Нет напасти хуже воли,
Сиганут с обрыва кони,
Только ветер в чистом поле
В постсоветской стороне.

Я принёс вам сигарету,
Я скажу вам по секрету:
Дефицита больше нету
Ни на это, ни на то.

Жить легко и не тревожно,
Правда, выжить очень сложно,
Помереть, конечно, можно,
Хоронить потом на что?

Сколько сгинет под кустами,
Под берёзами, крестами,
К родине припав устами?
Цифру Бог один хранит.

Выпью шкалик у гранита,
У разбитого корыта,
Нет на водку дефицита,
Есть на совесть дефицит.

ПОЗЫВНОЙ ПУШКИН

Давай, брат Пушкин, дербалызнем!
Надеюсь, ты не перестал?
Сердца склоняет к дешевизне
Дантес России либерал.

Пусть не видать судьбы капризней,
Небезупречен идеал,
Не все уехавшие слизни,
Нам Бродский это доказал.

Не дай Господь врагам на тризне
Устроить радостный хорал.
Не потерять бы в этой жизни,
Что в предыдущей потерял.

Пусть шлёт Мазепа не по-детски
Своих озлобленных сынов -
Есть место всем в степи донецкой,
Среди нечуждых им гробов.

Да, не гусары в чистом поле,
Да, камуфло, а не мундир,
Но не признали наглой воли
Мы тех, под кем дрожит весь мир.

Не внемля бесов укоризне,
Не для толпы пустых похвал,
Присягу дали мы Отчизне,
Присягу Пушкин написал.

ДРУГ

Проложи моим маршрут
снам
к тем, которые нас ждут
там.

- Береги себя, - шутил
друг,
взял и сам лишился сил
вдруг.

Ни с мечом, ни со щитом
в ночь,
а последним журавлём
прочь.

Не вернётся никогда
здесь,
взял и вышел в никуда
весь.

Сказки взрослым про чертей
злят,
мы видали пострашней
ад.

Строем в рай, отпустят им
грех,
примет Бог по позывным
всех.

И слова о том свинцом
в грудь,
дело, стало быть, с концом,
в путь.

Проложи моим маршрут
снам,
может, свидеться дадут
нам.

ЖУРАВЛИ ДОНБАССА

Пулей навылет бедой обожгли,
Как пережить эту боль и усталость,
Тяжесть беды, что на плечи досталась?
Клином по небу летят журавли,
Те, кого мы уберечь не смогли.

В млечном сиянии, в звёздной пыли
Клин журавлиный в небе растает
В облаке белом белою стаей,
В августе чёрном от чёрной земли
Белою стаей летят журавли.

Вечными братьями в вечной дали,
Взяв на крыло наши боль и усталость,
Взявши беду, чтоб нам меньше досталось,
Строем бессмертным летят журавли,
Те, кого мы уберечь не могли.

РОДИНА

А за переправою
берега кровавые,
выясняли правые,
кто холоп, кто знать,

чья заслуга, чья вина,
только крови грош цена
это, братцы, родина,
надо выживать.

Жили-были-выжили
человеки, мыши ли,
Каины не мы же ли,
Авелей где взять?

Поперёк судьбой дана,
вдоль этапом пройдена
это, братцы, родина,
некуда бежать.

Распилили, пропили,
распрями угробили,
во поле, в окопе ли
поминай как звать.

Сыновьями продана,
внуками обглодана,
это, братцы, родина,
это, братцы, мать.

Памятью короткою
слали вдаль с охоткою,
заливали водкою,
а она опять

то поднимется со дна,
то волной бежит вольна,
это, братцы, родина,
ей не привыкать.

А земля-то кругленька,
да на тридцать рубликов
впрок баранок-бубликов
в гроб не натаскать.

И благая весть страшна,
да из рая песнь слышна
это, братцы, родина
и нельзя терять.

РЕКВИЕМ

Когда ударит жизнь под дых,
То звать не стоит понятых
Немой гортанью.

Слов ни хороших, ни плохих
И точка вместо запятых
По умолчанью.

Часы небесные, на них,
Не опоздавших ни на миг,
Пора прощанью.

И шансов нету никаких,
Железно и локомотив
По расписанью.

Билет туда, где нет седых,
В вагон для вечно молодых,
Небесной рванью.

Не огорчив врагов своих,
Не прихватив долгов чужих
По завещанью.

На вдохе оборвался стих,
Вступает хор глухонемых
И ты за гранью.

Век надорвавшийся затих
Ни по вине таких-сяких,
Ни по желанью.

До дыр истёрта Книга книг
И жизнь твоя от сих до сих
Над иорданью.

Не жди от Бога чаевых,
Пророки есть в краях иных -
Всё по Писанью.

Когда бьёт родина под дых,
Искать не надо понятых,
Конец отчаянью.

И ты не числишься в живых,
Отныне праздник всех святых
по умолчанью.

ПАМЯТИ ВСЕХ

Русь прекрасная,
Русь крещёная,
Зона красная,
Зона чёрная.

Ты яви, Господь,
Мудрость ясную,
Ты прости, Господь,
Душу красную.

Душу красную,
Жизнь напрасную,
Душу праздную,
Совесть грязную.

Приюти её,
Безобразную,
Накорми её
Икрой красною.

И кум чалится,
Куда денется,
То отчается,
То надеется.

Ты прости, Господь,
Дуру вздорную,
Ты прими, Господь,
Душу чёрную.

Душу чёрную,
Закопчённую,
На чистилище
Обречённую.

Ты уйми её
Суть позорную,
Накорми её
Икрой чёрною.

Райский сад, вышак,
Зона строгая,
У ворот душа
Босоногая.

Ты яви, Господь,
Мудрость зрелую,
Отпусти, Господь,
Душу белую.

Душу белую,
Забубённую,
Неумелую,
Безымённую,

Птицу смелую,
Птицу гордую,
Дай ей белую
Корку твёрдую.

ОТЦОВСКОЕ ЗНАМЯ

Прощаемся с вами,
взмахнувши крылами,
во мгле огоньками
родные края,

отцовское знамя
и вечное пламя,
и вечная память,
и крик журавля.

Степными ветрами,
кружа облаками,
над нами цветами
и пухом земля,

отцовское знамя
и вечное пламя,
и вечная память,
и крик журавля.

Над теми парнями,
что в землю корнями
врастут вслед за нами,
Отчизну храня -

отцовское знамя
и вечное пламя,
и вечная память,
и крик журавля.

КОМЕНДАНТСКИЙ ЧАС

Застыл полночный час на том краю земли,
где жизнь не про запас и в небе журавли.
И умирал Донбасс под сердцем у Руси,
лишь эхом каждый раз "Помилуй и спаси!"

За всех, кого не спас, кто помощи просил,
не чокаясь, за нас, последнее прости.
Как там в Москве сейчас, кто в тренде, кто в чести,
как те, кто предал нас, сойдя на полпути?

И Бог пришёл в Донбасс. Скажите, отчего
Господь не продал нас, как продали его?
И был полночный час, и в городе Зеро
был комендантский час, и Бог, и никого.

ЗАСТОЛЬНАЯ

Душа мотается,
Пока не кончится
И сердце мается,
И выпить хочется.

Пока тверда рука,
Спирт неразбавленный
Пьём, от надежд пока
Не мы избавлены.

Дорогою судьбы,
Об пол горошины,
Летим, как будто бы
Никем не брошены.

Марс всходит кумачом,
Как пролетарии,
Нам это нипочём,
Не в планетарии.

На небесах уют,
Землёю проклятых,
Там с нами вместе пьют,
Войною проткнуты,

По пунктам, в сумме ли
За то, что есть она,
За то, что умерли
За то, что - Родина.

РУССКОЕ ПОЛЕ

Слагайте былины, пишите картины,
здесь вам не ковыльная степь Украины,
а место на карте, где меж наковален
ковался дончанин и с ним луганчанин.

От солнца до хлеба трудом как стихами
здесь сделано небо своими руками.
Залётный туз бубен сбежит измочален,
а он тут и будет, на то и дончанин.

Донецкая степь значит русское поле
и русская слава, и русская воля.
Кому идеален холуй маргинален,
во Львове такие, а он луганчанин.

Для панства и чванства нужна биомасса,
как в сказках для жирных - ни рыба, ни мясо,
а он неудобен, нахален, отчаян,
а он изначален, а он луганчанин.

Кто выстрелит первым, тот ненаказуем,
лишь в сказках Палермо конец предсказуем,
а он ненормален, иррационален,
на то и дончанин, на то луганчанин.

Кто в каждом кошмаре боится России,
чьей крови отпили, чьей плоти вкусили?
Как тонко заметил один галичанин:
- Нам Гитлер милее, страшнее дончанин!

РУССКАЯ ВЕСНА

Прокол серьёзный дьявольских спецслужб -
летят погоны, звания, медали -
из царства льдов, снегов, живуч, как уж,
восход прополз откуда не желали.

До дна допили водку мужики,
весенним льдом сошли зимы вериги,
а там подснежники - не только мертвяки,
но и сокровища из нашей Красной книги.

И по полю - не кровью ли красна
и сколько ляжет за неё народу?-
с косой ступает русская весна,
весны не русской не бывало сроду.

Рассветный час от тишины оглох,
жемчужиной роса блестит на мине
и тронут невзначай чертополох,
и ночи как и не было в помине.

ВАТНИЧЕК

Влеком судьбой, сугробы чередуя,
Стремлюсь, как лось к заветному ручью
В сельпо, но не доху я на меху я,
А телогреечку на кассе получу.

Ах, ватник, ватничек, российский ватничек,
Душа поёт и радуется глаз.
Холодноват ночлег - накиньте ватничек
И потеплеете глобально в тот же час.

В базарный день рублю цена копейка,
Щедра суровостью Россия-мать,
Бананов нет, зато есть телогрейка –
Жизнь, значит, можно перезимовать.

Ах, ватник, ватничек, российский ватничек,
Меня спасал и выручал не раз.
Одетый в ватничек, мой дед двадцатый век
Отвоевал и восстанавливал Донбасс.

Народа вывел стойкую породу
Бог, испытав её мечом и кумачом,
Я низко в пояс кланяюсь народу,
Что телогрейки душегубкам предпочёл.

Ах, ватник, ватничек, российский ватничек,
Надежд одеждой согревает нас.
Порвётся ватничек – вот вам с печатью чек,
Их олигархи шьют на зоне на заказ.

1917 - 2017

- Терпеть безобразия больше
Низы не желают кругом, -
За пивом сказал Ленин в Польше,
Хотя размышлял о другом.

- Намного ли лучше мы стали,
Расправившись с общим врагом? -
Спросил у соратников Сталин,
Хотя промолчал о другом.

- За Марксом не будет заминки,
Читайте его "Капитал"! -
Воскликнул Хрущёв на поминках,
Хотя ничего не читал.

- Решение вижу вопроса
В решеньи вопроса простом. -
Сказал Горбачёв из Фороса,
Хотя говорил он с трудом.

- В моём революция сердце,
Даёшь Вашингтонский обком! -
На танке в делирии Ельцин
Хреначил в Москве Белый дом.

Россию не делайте лучше,
Понять постарайтесь умом,
Как нам намекал Фёдор Тютчев,
Хотя говорил о другом.

ОДНОКЛАССНИКИ

Шлёт емейлом Танька письма долгие,
пробежаться по росе неймётся ей,
если бы не дети её в Лондоне,
если б не прописка в ю эс эй.

Мог бы стать Тарас в Детройте байкером
и подруг менять на дню по две,
если б не ханыжил гастарбайтером
в логове агрессора Москве.

Николай, конечно, жил бы в Ницце и
ел бы с трюфелями потроха,
если б не имперские амбиции,
если б не долги по ЖКХ.

Со слезами слушаю Эмиля я:
недругам пришла бы враз хана,
если б не еврейская фамилия,
если бы не гейская страна.

Перманентно пребывая в стрессе,
Витька бросил бы и землю, и жену,
если б не разоблаченье в прессе
фейка о полёте на Луну.

Честно, я бы сам свалил куда-то
птицей в безмятежные края,
если бы не эти вот ребята,
если бы не родина моя.

ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕНЕДЖЕР

Эффективный менеджер Коля
никогда не ложился с краю,
Коля вызубрил крепко в школе,
на каком этапе кидают.

Эффективный менеджер Коля
крепко втиснут локтями в стаю,
кто кого не играет роли,
важно где и когда кидают.

Эффективный менеджер Коля
семимильными шёл шагами
прямо к цели, не ясно, что ли,
на каком этапе кидают.

Но случился прокол у Коли:
жизнь уходит куда не знаем,
Коля менеджер двинул кони
и завис между адом и раем.

Там, священную книгу мусоля,
он твердит, вопросом терзаем:
- Авва отче, братан, я не понял,
на каком этапе кидаем?!!

БАЛЛАДА О СОВЕСТИ

Уцелевши в перестройке,
Старая, как ты и я,
Дрыхла совесть на помойке,
На задворках бытия.

В мире много всякой гнили,
Знай, полиция моя!
Вы зачем её будили,
Дорогие, нафуя?

Приговор стандартный в силе:
Пендель в дальние края.
Изменять себе и стилю
Не желает мать-земля.

Наглотавшейся всласть пыли
Сквозь колхозные поля,
Визу в штаты ей закрыли,
Так как санкции и тля.

Все в морской траве и иле,
К удивлению крымчан,
В Ялте год её ловили,
Но никто не повстречал.

И в Китае, как в могиле,
Где не стыришь ни рубля,
В Хуанхэ её топили,
Как большого мотыля.

И заморском Израиле
Не пустили с корабля,
Отвечая жестко: "Или!"
На вопрос: "Какого для?"

В Украине, как в ИГИЛе,
Отымев, сказали: "Бля!"
И на органы пустили,
Як то кажуть, вуаля!

ДЕПУТАТСКАЯ КОЛЯДКА

Мы не местные, мы не гордые,
Извела судьбы злая прыть.
Помогите нам, люди добрые,
Кто чем может, позор прикрыть.

Повторение штука бодрая
И учения мать итить.
В дом пустите нас, люди добрые,
На халяву воды попить.

Мы не местные, мы же дёрганы,
Мы не Нимфа, в качель тудыть,
Нам что в органы, что на органы,
Нас понять нужно и простить.

Мы не местные, мы народные,
Вам ещё с нами вместе жить.
Мы не сытые, мы голодные,
Можем за ногу укусить.

Отворись закрома природные,
Рассупоньтесь сосцы у тить!
Мы же избраны вами, рОдные,
Пососать, так сказать, испить.

Подсознание машет бёдрами,
Понимания рвётся нить,
Что, не видите? Мы же с вёдрами,
Разрешите к столу пройтить.

ВСЁ СЛОЖНО

Всё так зыбко, так ненадёжно,
На фэйсбуке, где все друзья,
Постить котиков это можно,
Стихи Бродского нет, нельзя.

Дипломатом быть очень сложно,
Ох, и трудная же стезя!
Хоть в портьеру сморкаться можно,
На Бандеру никак нельзя.

Невозможно родить порожней,
Поэтесса взопрела вся:
Про себя, любимую, можно,
Про других никому нельзя.

Отцвели певцы цветом ложным,
Отпиарились почём зря,
Про уродину-родину можно,
Про Донбасса детей нельзя.

В этой жизни, где всё возможно,
Невозможно прожить скользя.
Человеком быть очень сложно,
Человеком не быть нельзя!

ЭПИЛОГ

В стране чужой, москальской, клятой,
Среди заснеженных равнин
Лежит судьбой рукопожатый
Рукопожатный гражданин.

Не жгут колёс дегенераты,
Никто не скачет за окном
И президент коричневатый
Уже не в тренде мировом.

Не он давал приказ солдату
Стрелять детишек наповал,
Не он палил в Одессе вату,
Он искры пламя раздувал.

Судья попался простоватый,
А прокурор ещё честней
И, как предупреждал усатый,
Жить стало лучше, веселей.

Бесились с жиру депутаты
В родной далёкой стороне,
А он работал без зарплаты,
Что не вмещалось в голове.

А мог бы ведь лежать поддатый
На пляже где-нибудь в Крыму,
Саяны это не Карпаты,
Не говоря про Колыму.

Кругляк тяжёлый, сучковатый,
Баланда - хоть корми свиней
И сердцу стало хреновато,
Чтоб не сказать ещё сильней.

Песец зверь незамысловатый,
Ушедшим добрые слова,
На черенке его лопаты
Инициалами UA.

В снегу резвились медвежата,
Дымилась прорубью река,
Земля искрилась стекловатой,
Не принимая мудака.

ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ, МАЯКОВСКИЙ!

За закатом в дыму восход,
Жизнь матрёшкою - балалайкою,
Как ушедших совесть пролайкали
И пустили её в расход.

Принимать устал небосвод
От Донбасса клин вознесения,
Да кровавые воскресения
Год за годом который год.

Позабыв протрубить отбой,
Айседоров ли шарфик вяжется?
Перешёл уже, вам не кажется,
В век серебряный золотой.

Жаждет чести честной народ.
Маяковский, как вам там мается?
Возвращайтесь в строй, не кончается
Красной цифрой семнадцатый год.

ЧАС БЕССМЕРТЬЯ

Сюжет "За родину!" не нов,
не бабы плакать,
успей сказать: "За пацанов!"
у смерти в лапах,

в стране, помноженной на ноль,
под братских свист пуль,
от диалектики такой
Карл Маркс присвистнул.

Врагу не сдавшийся Варяг,
сдан за бутылку,
кто за пятак, а кто за так,
кого в Бутырку.

Былых побед отцовский флаг
под смех на тряпку,
в аду на радостях аншлаг,
аж Гитлер крякнул.

Любовь Иуды пригубя,
во тьме бессилья
навеки верящим в тебя
молись, Россия.

Где на часах бессмертья час,
стоит без смерти
в чертей не верящий Донбасс
и дохнут черти.

Юнна МОРИЦ

У поэзии Скобцова -
Макияжа нет,
У него - не маска Слова,
Он лицом раздет.
Макияжа никакого -
В голосе певца,
Он - поэт лица мужского,
Голого лица.
Никакого нет гламура,
Прибамбасов, поз.
Есть поэтская натура -
Без соплей и слёз.
Слёзы там - спиртной напиток,
Место их - внутри.
Никаких жемчужных ниток,
Украшений знаменитых,
Не для этого поэта -
Побрякушек волдыри!

Стихи о войне на Донбассе   22.01.2021    41  Stimul

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]