Борьба с терроризмом на Северном Кавказе (2009—2017)

С 00:00 16 апреля 2009 года на территории Чечни режим контртеррористической операции официально был отменён, что считается окончанием Второй чеченской войны. Тем не менее конфликт не прекратился, более того — имелись признаки его эскалации и распространения на всю территорию Северного Кавказа.

К концу 2014 года Национальный антитеррористический комитет сообщал о практически полной ликвидации террористического подполья. «Речь о каком-то системно организованном сопротивлении давно уже не шла. Структуры управления были потеряны, когда ранее были ликвидированы большинство лидеров и активных участников. И объявленный в Дагестане филиал ИГ и „Имарат Кавказ“ не проявляли себя какими-либо акциями или обращениями в последнее время». По словам главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, «все диверсионно-террористические группы, действовавшие в Дагестане, ликвидированы». Кроме того аналогичные заявления в своё время были сделаны главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым, а также МВД Кабардино-Балкарии.

19 декабря 2017 года директор ФСБ Александр Бортников официально заявил об окончательном разгроме террористического подполья на Северном Кавказе.

Хронология

В 2000-е годы исламисты создали «укоренённое» в ряде республик Северного Кавказа вооружённое подполье из местных жителей. Оно при помощи угроз и насилия стремилось навязать обществу свои представления о нормах поведения. На сайтах подпольных организаций публиковались угрозы смертью в адрес директоров школ и учителей за «антиисламские пропаганду и действия»: запрет ношения хиджаба в школе, размещение мальчиков и девочек за одной партой и т. п. Регулярно представители официального исламского духовенства в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии становились объектами нападения со стороны боевиков. Некоторые социальные слои населения (гадалки, торгующие спиртным предприниматели, женщины лёгкого поведения) подвергались систематическим нападениям со стороны боевиков (прежде всего в Ингушетии и Дагестане).

Когда правоохранительным органам требовалось раскрыть совершённые преступления террористического характера, то они в первую очередь «отрабатывали» списки исламских фундаменталистов (салафитов), которых, по определению, воспринимали как подозрительных. Именно представители этой группы в первую очередь попадали в оперативную разработку сотрудников правоохранительных органов. В результате важнейшей побудительной причиной ухода салафитов в подполье являлось желание отомстить правоохранительным органам.

По оценке Общества «Мемориал» с осени 2008 г. в Ингушетии и с весны 2010 г. в Дагестане проявилась тенденция поиска нового курса, опирающегося на диалог власти с обществом, строгое соблюдение законности при проведении контртеррористических операций и борьбу с коррупцией. Однако вооружённое подполье компрометировало этот курс, активизируя свою террористическую деятельность, а сотрудники правоохранительных органов продолжали незаконные действия. Мирное население страдало от действий как тех, так и других.

Несмотря на официальную отмену контртеррористической операции, обстановка в регионе спокойнее не стала, скорее наоборот. Боевики, ведущие партизанскую войну, активизировались, участились случаи террористических актов. Начиная с осени 2009 года был проведён ряд крупных спецопераций по ликвидации бандформирований и лидеров боевиков. В ответ была совершена серия терактов, в том числе, впервые за долгое время, в Москве.

Боевые столкновения, теракты и полицейские операции происходили не только на территории Чечни, но и на территории Ингушетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии, реже — на территории Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Ставропольского края. На отдельных территориях неоднократно временно вводился режим контртеррористической операции.

Политик Виктор Алкснис считал, что обострение может перерасти в «третью чеченскую войну».

В сентябре 2009 года глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявил что за 2009 год на Северном Кавказе было нейтрализовано более 700 боевиков. Глава ФСБ Александр Бортников заявил, что на Северном Кавказе в 2009 году задержаны почти 800 боевиков и их пособников.

Начиная с 15 мая 2009 года российские силовые структуры усилили операции против отрядов боевиков в горных районах Ингушетии, Чечни и Дагестана, что вызвало ответную активизацию террористической деятельности со стороны боевиков. К участию в контртеррористических операциях периодически привлекалась артиллерия и авиация.

Как отмечается в тематическом докладе американских военных исследователей (2012), «Северный Кавказ находится в глубоком болезненном состоянии». В докладе резюмируется: «Северный Кавказ больше не является сценой крупномасштабных военных действий, сконцентрированных в Чечне, как это было в 1994—1996 гг. и в 1999—2002 гг. Вместо этого, сопротивление перешло в повстанческую деятельность, от низкого до среднего уровня, которая охватывает весь регион».

Общее снижение числа жертв конфликта в 2013—2014 годах прошло одновременно с эскалацией конфликта в Сирии и оттоком части радикально настроенной молодёжи в эту страну.

В сентябре 2013 года, в ходе спецоперации был ликвидирован бессменный лидер Имарата Кавказ Доку Умаров. Однако о его смерти боевики сообщили лишь через полгода, в марте 2014 года. Эксперты связывали это с тем, что к тому моменту среди боевиков не было тех кто мог занять место опытного Умарова. Новым главой организации был избран шариатский судья «Имарата Кавказ» Алиасхаб Кебеков.

К концу 2014 года Национальный антитеррористический комитет сообщал о практически полной ликвидации террористического подполья.

В то же время шёл процесс присяги части оставшихся на Северном Кавказе боевиков «Исламскому государству». С декабря 2014 года присягу приносили отдельные лидеры подполья. 21 июня 2015 года на сервисе YouTube появилось сообщение о том, что боевики четырёх вилаятов признанного в России террористическим «Имарата Кавказ» присягнули лидеру ИГ, которое, в свою очередь, приняло эту клятву в верности и заявило о создании своего отделения в регионе «Вилаята Кавказ».

Закономерно, что с появлением ячеек ИГ и усилением его активности на Кавказе силовики стали чаще сообщать об убийстве последователей «Исламского государства». Обобщая многочисленные сообщения в декабре 2015 года глава ФСБ Александр Бортников заявил, что из 26 лидеров группировок, присягнувших «Исламскому государству» на Северном Кавказе, в 2015 году были убиты 20.

Ставший соперником ИГ в борьбе за приверженность вооружённого подполья «Имарат Кавказ» заметно снизил активность — последняя крупная атака, за которую взяла ответственность эта запрещённая в России организация, была проведена боевиками в декабре 2014 года.

В ходе спецоперации силовиков 19-20 апреля 2015 года в пригороде Буйнакска был убит его лидер Алиасхаб Кебеков. После смерти Кебекова ИК стал стремительно терять свои позиции в Дагестане, отмечали эксперты.

В конце мая осведомлённые источники сообщили, что новым лидером «Имарата Кавказ» стал шариатский судья боевиков и лидер подполья в Дагестане Магомед Сулейманов. Однако он пробыл лидером «Имарата» всего 1,5 месяца и был убит в августе 2015 года.

Отсутствие информации об избрании лидера и соперничество с «Исламским государством» позволяют говорить об ослаблении «Имарата Кавказ» и, возможно, прекращении его существования как единого целого, считают эксперты.

Руководители северокавказских регионов неоднократно заявляли о ликвидации подполья на территории их республик, так по словам главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, «все диверсионно-террористические группы, действовавшие в Дагестане, ликвидированы». Кроме того аналогичные заявления в своё время были сделаны главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым, а также МВД Кабардино-Балкарии.

В декабре 2016 года в Дагестане был ликвидирован лидер «Вилаята Кавказ», раннее занимавший должность амира Вилаята Дагестан в структуре «Имарата Кавказ» Рустам Асельдеров. Эксперты Кавказского узла оценивали ситуацию в подполье на тот момент следующим образом. «Речь о каком-то системно организованном сопротивлении давно уже не шла. Структуры управления были потеряны, когда ранее были ликвидированы большинство лидеров и активных участников. И объявленный в Дагестане филиал ИГ и „Имарат Кавказ“ не проявляли себя какими-либо акциями или обращениями в последнее время».

В декабре 2017 года глава ФСБ Александр Бортников заявил об окончательной ликвидации террористического подполья на Северном Кавказе. Однако последняя группа боевиков была уничтожена лишь в начале 2021 года.

Военные факты чеченской войны   04.01.2022    23  Stimul
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: