Президентские и парламентские выборы 1997 г. в Чечне

Почти сразу по окончании войны 1994—1996гг. в Чечне разгорелась борьба за лидерство, теперь уже между вчерашними соратниками. Гибель первого президента Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ) нарушила политический баланс в лагере сторонников независимости. Война выдвинула на первый план ряд военных, политиков и общественных деятелей, которые готовы были предъявить свои права на пост руководителя республики.

Выборы президента и парламента ЧРИ были назначены на 27 января 1997г. На пост главы государства было выдвинуто более 20 кандидатур, но реальными претендентами считались 4 человека: и.о. президента ЧРИ З.Яндарбиев, премьер-министр А.Масхадов, вице-премьер М.Удугов и руководитель таможенного комитета и влиятельный полевой командир Ш.Басаев.

Именно этим кандидатам представили в республиканский центризбирком по 10 тыс. подписей в свою поддержку к 23 декабря 1996г. Одной из особенностей этой предвыборной кампании являлась невозможность участия в них даже умеренных политиков пророссийской ориентации. Так под давлением полевых командиров был вынужден снять свою кандидатуру Р.Хасбулатов (в прошлом спикер российского парламента, разогнанного Б.Ельциным осенью 1993г.).

Несмотря на то, что в вопросе о независимости Чечни кандидаты в президенты были единодушны, уже тогда обозначились различия в их видении перспектив развития республики. Например, З.Яндарбиев и М.Удугов позиционировали себя, как сторонники построения шариатского государства и дистанцирования от России.

Их оппонентом выступал А.Масхадов—талантливый военачальник и умеренный прагматичный политик. Бывший начальник Главного штаба чеченской армии провозглашал своей целью создание независимого светского чеченского государства. Этому должны были способствовать, на его взгляд, как установление мирных добрососедских отношений с Россией, так и укрепление взаимовыгодных контактов с Западом.

Басаев как участник предвыборной гонки

Особо стоит отметить фигуру ещё одного кандидата на президентское кресло—Ш.Басаева. Вот фрагмент интервью Ш.Басаева литовской газете «Республика» от 4 марта 1997г.:

«С Россией война будет продолжаться. Ведь она так по-скотски, бесчеловечно вела себя в Чечне. Российские войска убили 100 тыс. человек, все разорили и ушли. (...) Если нам будет выгодно, мы будем говорить с любым руководителем этой страны. Но только пусть Россия заплатит нам 700 млрд. долларов США за ущерб, причиненный Чечне, а мы на эти деньги можем купить пол-России».

(См.: А. Савельев: «Чеченский капкан», гл. «Горячий пепел»).

Казалось бы налицо явный радикализм и стремление к продолжению конфронтации с Кремлём. Но в упомянутой же книге приводится и прямо противоположное свидетельство. Ш.Дзаблоев, лидер Ассамблеи национально-демократических и патриотических сил, осетин по национальности, находился с середины декабря 1996г. почти 8 месяцев заложником у боевиков. В своих воспоминаниях («Исповедь заложника») он пишет:

«Басаев на выборах выступал очень коротко, за него другие выступали. Потом он абсолютно затих, никаких агрессивных выступлений не делал. За восемь месяцев, пока я находился в плену, ни одного агрессивного выступления не было с его стороны. Командир захвативших меня боевиков сказал, что Басаев посоветовал ему "отпустить этого человека”. Знаю, что и до этого были случаи, когда по его предложению освобождали военных, медиков и т.д. Чего он хочет? Может быть, у него произошла переоценка ценностей, может быть у него ничего общего с этими боевиками нет? Командир боевиков сказал: мы с Басаевым уже расстались».

(См.: А. Савельев: «Чеченский капкан», гл. «Горячий пепел»).

На мой взгляд, противоречие в заявлениях и действиях Ш.Басаева лишь кажущееся. Для «внешнего употребления» полевой командир создавал себе имидж «радикала», но РЕАЛЬНО в 1997г. он ещё оставался союзником А.Масхадова. Таким образом он как бы посылал сигнал Кремлю— «не признаете Масхадова, получите в качестве президента меня». И если подобная комбинация имела место, она оказалась чрезвычайно успешной. Российское руководство было вынуждено сделать ставку на поддержку А.Масхадова, как умеренного представителя сепаратистов. Вероятно, этой же логикой руководствовалось и население Чечни. Люди устали от 2-летней войны и рассчитывали, что именно А.Масхадову удастся разрешить все спорные вопросы за столом переговоров и добиться улучшения чеченско-российских отношений.

Убедительная победа Масхадова

27 января 1997г. в присутствии российских и международных наблюдателей (не зафиксировавших существенных нарушений) выборы состоялись. Убедительную победу на них одержал А.Масхадов, набрав более 59% голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Второе место с внушительным отрывом (23,5%) занял Ш.Басаев. З.Яндарбиев, рассчитывавший избавиться от приставки «и.о.», став легитимным президентом республики, потерпел сокрушительное поражение (10%). Впрочем, остальные участники предвыборной гонки, включая М.Удугова, не смогли набрать и по 1% голосов избирателей.

Выборы депутатов чеченского парламента вызвали гораздо меньшую активность электората. Даже по итогам 2 туров голосования (27 января и 15 февраля 1997г.) были избраны лишь 32 депутата из 63. В начале марта 1997г. Центральная избирательная комиссия ЧРИ пересмотрела своё решение и утвердила избрание депутатов ещё по 11 избирательным округам. Вполне возможно это было вызвано политической целесообразностью, республика не могла себе позволить избирательную кампанию по довыборам в парламент, а новый его состав не мог приступить к работе за отсутствием кворума (42 человека). Самую большую фракцию в законодательном органе составили депутаты из промасхадовской Партии национальной независимости (лидер—помощник президента ЧРИ Р.Кутаев)—более 20 человек. Второй по численности стала фракция Союза политических сил «Исламский порядок» (лидер—М.Удугов)—7 депутатов.

Одержав убедительную победу на президентских выборах, А.Масхадов стремился объединить вокруг себя вчерашних политических соперников. Лично заняв пост председателя правительства, он назначил первыми вице-премьерами Ш.Басаева и М.Удугова. Что касается З.Яндарбиева, тот отказался работать с администрацией А.Масхадова и вскоре перешел в оппозицию. Тем не менее, это был момент наибольшей консолидации чеченского общества за весь межвоенный период 1997—1999гг. У А.Масхадова практически не было серьёзных политических противников, парламент также поддерживал линию президента. Но, как показали дальнейшие события, масштаб и сложность стоявших перед чеченским лидером задач оказались несоизмеримы с его реальными возможностями.

Восстановление экономики республики и привлечение иностранных инвестиций были невозможны без обуздания «вольницы» полевых командиров и уголовного беспредела. Но это требовало применения довольно жёстких мер в случае неповиновения, и было чревато началом гражданской войны. Допустить вооружённое противостояние теперь уже со своими бывшими соратниками А.Масхадов не мог. Дело, пожалуй, не только в опасении потерять власть. Гражданская война 1994г. между сторонниками Д.Дудаева и пророссийской оппозицией послужила предлогом для вторжения федеральных сил. И по окончании первой чеченской войны Кремль упорно отказывался признать независимость республики, сохраняя тем самым юридический повод для «восстановления территориальной целостности страны».

«Все было готово для войны»

Тем не менее, попытки А.Масхадова обуздать радикальных экстремистов и откровенных уголовников имели место. В то же время, Кремль самоустранился от решения аналогичных проблем соседних республик Северного Кавказа, остававшихся под российской юрисдикцией (наиболее яркий пример - Дагестан). Очень точно описывает сложившуюся ситуацию в своих мемуарах («Моя война») ветеран двух чеченских войн генерал Г.Трошев:

«Масхадов в Чечне больше двух лет (!) боролся с ваххабизмом, дошло до вооруженных стычек, а Москва палец о палец не ударила не только чтобы ему помочь, но и для уничтожения экстремистских группировок в глубине своей территории ничего не сделала. В общем, на юге России были созданы все условия для распространения ваххабизма по всему Кавказу. Все было готово для войны».

В сложившейся ситуации А.Масхадов был обречён. Военачальник и политик, отстоявший независимость своей страны в кровопролитной войне и готовый к долгим и трудным переговорам о мире, он был больше не востребован ни своими бывшими соратниками, ни Кремлём. Его свержение чеченскими радикалами предотвратило лишь очередное обострение отношений с Россией, переросшее в новую войну, ещё более затяжную и кровопролитную, чем предыдущая.

Категория: О Чеченской войне | Добавил: Stimul (28.05.2010)
Просмотров: 2214 | Рейтинг: 0.0/0
9К59 «Прима» - 122-мм РСЗО 
КамАЗ-63969 «Тайфун» - защищённый бронеавтомобиль 
Операция «Тайфун» (1989) 
Охота на зверя 
"Только в Саранске я перестал опасаться выстрелов" 
Командиры: место назначения - спецназ 
Падение Грозного, август 1996 
Сборник лучших стихов о чеченской войне 
Дудаев Леча Бекмурзаевич 
«Тополь-М» - межконтинентальный ракетный комплекс стратегического назначения 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]