21.04.2012   2687   Stimul  

Свободная сирийская армия отчаянно ищет оружие



У сирийских повстанцев уходят часы, чтобы договориться о передаче им каждого ящика патронов, который они затем переправляют через границу для борьбы с Башаром Асадом. У многих из них уже опускаются руки.

В прохладе пустой комнаты в Антакье (город на юге Турции) худой как щепка сириец Фуад, который выглядит лет на десять старше своих 25, подается вперед. "Мне нужны боеприпасы, - говорит он коренастому турку Абу Мохаммаду, который занимается торговлей оружием. - Заплачу по 5,50". Речь идет о цене в турецких лирах, что равняется 3 долларам за патрон.

Абу Мохаммад улыбается с довольным видом. И опускает взгляд на чашку кофе, которая стоит перед ним на маленьком столике. "Они идут по 7 за штуку, - отвечает он. - Если найдешь по 5,50, я сам их у тебя куплю". Фуад качает головой, затягивается сигаретой и медленно повышает цену, пожаловавшись, что всего месяц назад один патрон стоил 3 лиры. "А что насчет оружия? Мне сказали, что там есть 4000 патронов и куча оружия, но все это находится у алавитской деревни (на юге Турции)?"

Трудности с покупкой оружия

Абу Мохаммад подтверждает эту информацию, но говорит, что тайно купить оружие из турецких военных излишек будет непросто. Еще сложнее будет вывезти его из деревни, где живут собратья по вере президент Сирии Башара Асада, которые предположительно готовы поддержать его режим.

"Ты ведь понимаешь, что я не имею ничего против тебя, - продолжает Абу Мохаммад. - Я тоже суннит, я просто хочу тебе помочь". Фуад в ответ с трудом заставляет себя улыбнуться. Турецкий торговец достает из кожаной куртки телефон и звонит одному из своих компаньонов, переходя с арабского на турецкий. "Я достану тебе то, что нужно, - уверяет он Фуада. - Только, знаешь, это большая работа".

 "Не волнуйся, тебе заплатят за труды", - говорит Фуад, поворачиваясь к стоящему неподалеку сирийцу с седыми волосами. "Эти турки слишком много болтают, - продолжает он презрительным тоном. - От Эрдогана до самых низов все они говорят, говорят и говорят, но пока что они только и делают, что говорят. Дай Бог, этот окажется другим".

Черный рынок иссяк

Абу Мохаммад не обращает внимания на шпильку. Этот рынок ориентирован на оптовые сделки и предоставляет лишь ограниченные возможности таким профессиональным контрабандистам как Фуад.

Этот человек поставляет оружие в отряды повстанцев Свободной сирийской армии, которые действуют по другую сторону границы в провинции Идлиб. "Можно подумать, черный рынок иссяк, - отмечает контрабандист после этой короткой встречи. - На Ближнем Востоке! Вы можете в такое поверить?"

Подобную точку зрения разделяют большинство дезертиров, торговцев оружием и беженцев вдоль турецко-сирийской границы. На протяжение многих месяцев противники Асада покупают оружие на черном рынке соседних государств: в Турции, Ливане, Ираке, Иордании и даже самой Сирии (по большей части им поставляют его члены коррумпированного режима или симпатизирующие им военные в сирийской армии). Тем не менее, работать им становится все сложнее. Главная проблема - это не деньги, а поиск доступных запасов оружия.  

Запад не способен принять решение

Международное сообщество на протяжение нескольких месяцев ведет споры о том, стоит ли вооружать Свободную сирийскую армию, разнородную группу дезертиров и решивших поддержать революцию мирных жителей. Незадолго до прошедшего 1 апреля собрания "друзей Сирии" (группа стран, которые поддерживают противников Асада) США и Турция договорились о создании системы для передачи повстанцам невоенной техники. Тем не менее, эта помощь, как и разговор с турецким торговцем оружием, в настоящий момент не идет дальше слов.  

Монархии Персидского залива, которые всегда были самыми упорными врагами режима Асада, также не спешат распахнуть перед мятежниками двери своих арсеналов. В конце февраля министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал дал бойцам Свободной сирийской армии надежду, заявив, что вооружение противников Асада стало бы "отличной идеей". Тем не менее, с тех пор прошло уже больше месяца, а помощи от Саудовской Аравии на фронте до сих пор не видно.

Споры на международной арене являются отражением неоднородности самой сирийской оппозиции. Сирийский национальный совет, политическое представительство противостоящих режиму Асада сил, долгое время оказывал повстанцам лишь очень скромную и запоздалую помощь, однако недавно резко сменил тон и открыто потребовал для них оружие. Большинство отрядов Свободной сирийской армии действуют почти без координации и руководства со стороны главы мятежников Рияда Асада и его офицеров. Все они находятся в недоступном для журналистов лагере беженцев на юге Турции.   

Недовольство укрывшимися в Турции оппозиционерами

Как бы то ни было, многие сирийские активисты и повстанцы не на шутку рассержены на так называемых лидеров оппозиции, которые в полном составе находятся за пределами страны. Масштабы народного недовольства, наверное, лучше всего можно оценить на короткой видеозаписи, где мы видим стоящую перед оливковым деревом группу людей, которые скрывают лица под повязками. В записи нет прямых указаний, что эти девять человек принадлежат к Свободной сирийской армии, и ни у кого из них нет в руках оружия. Один из них говорит следующее:    

"Во имя Аллаха милостивого и милосердного… Мы, свободные люди Идлиба, объявляем о формировании бригады тех, кому нужно оружие. У нас нет оружия. Мы просим Национальный совет и Свободную армию сдержать их обещания и прекратить сулить нашим революционерам золотые горы, при этом не отправляя нам никакого оружия. Ваши обещания убивают нас".

Начальник генерального штаба Свободной сирийской армии Ахмад Хиджази говорит, что понимает их недовольство: "Я их не осуждаю. Люди злы и обращают свое разочарование против нас. Но что мы можем сделать? (…) Иностранные правительства должны поддержать Свободную армию".

За неимением такой помощи, дезертирам из сирийской армии остается только запастись терпением.

Лагерь офицеров Свободной сирийской армии практически не отличается от тех лагерей, что организовала Турция для тысяч сбежавших из Сирии мирных жителей. Ровные ряды белых палаток аккуратно выстроены вдоль дорожки из светлого гравия. Тем не менее, в отличие от других, офицерский лагерь изолирован от соседних городов и деревень. Он расположен посреди полей в 19 километрах от Антакии.   

Слабое влияние командиров Свободной сирийской армии

Турецкие солдаты охраняют вход в лагерь, как и во всех других лагерях беженцев, и проверяют документы у всех, кто хочет пройти на его территорию. Перебои с электропитанием здесь - обычное дело, что обрывает связь по интернету на несколько часов. Свободная сирийская армия может сколько угодно говорить о том, что руководит  борьбой против Асада из расположенного в лагере "командного центра": сомнительно, что эти люди могут контролировать хоть что-то в подобных условиях. Критики армии, такие как "бригада тех, кому нужно оружие", говорят, что она мало что предложила людям, которые сражаются и умирают под ее знаменем в Сирии. 

Но как командование может объяснить такое слабое влияние на территории Сирии? Хиджази явно чувствует себя не в своей тарелке, ерзая на пластиковом стуле в одной из похожих одна на другую палаток в офицерском лагере. Ему не нравится этот вопрос. Как и его собрату-офицеру Махеру Нуами, который сидит на единственной в палатке кровати. "Это щекотливая тема", - в конце концов отвечает Хиджази. Они не говорят, отправила ли Свободная сирийская армия эмиссаров в Саудовскую Аравию, Катар или Ливию, которая недавно пообещала 100 миллионов долларов сирийской оппозиции, но подчеркивают, что не получили никакой помощи от этих государств.

Запад опасается регионального взрыва

Для осторожности арабских и западных государств есть сразу несколько причин. Сирия расположена на пересечении практически всех кризисных линий, которые проходят через Ближний Восток. Это религиозный и этнический котел на границе взрывоопасных арабских государств и Израиля.

Офицеры понимают геополитические сложности и беспокойство насчет того, что может произойти в стране после ухода Асада, и делают свои собственные (ужасающие) прогнозы. Как утверждает командующий Нуами, если международное сообщество не даст им оружие и не предоставит логистическую поддержку, "все", чего боится мир, случится на самом деле. "Мы знаем, чего они опасаются, - говорит он. - Они беспокоятся насчет границы с Израилем и боятся массовых убийств алавитов". "Люди все равно, так или иначе найдут оружие, так помогите им", - продолжает он.

"Если вы дадите нам оружие, мы сможем его контролировать. Мы хотим разрушить режим, а не государство. Если международное сообщество поможет нам, мы поможем им. Если оно этого не сделает, наш народ не может ничего гарантировать".

Главное - это найти оружие

Хиджази говорит, что Свободная сирийская армия получает пожертвования (преимущественно от частных лиц) и распределяет их среди офицеров, но всего этого совершенно недостаточно. "Это как если бы вы страдали от жажды, а вам дали бы крышку от бутылки". Деньги идут таким людям, как капитан Алаэддин, который командует бригадой Салахедин аль-Айоби у города Джиср-эш-Шугур на севере страны у границы с Турцией. Этот 30-летний военный дезертировал из рядов сирийской армии почти год назад, сбежав из Дамаска, чтобы защитить своих родных и друзей. Командование Свободной сирийской армии недавно передало ему и еще троим командирам отрядов 22 000 долларов. 

Часть денег пошла на заказ оружия и боеприпасов стоимостью 90 000 долларов, который пытается доставить капитану турецкий посредник Мехмет. Источники оставшейся части средств Алаэддин не называет. "У нас есть свои связи", - вот все, что он готов сказать. Кроме того, он утверждает, что не знает, откуда идет купленное им оружие. 

 "Тяжело видеть наших людей без боеприпасов"

Однажды вечером в середине марта Алаэддин, сержант Ахмад Мокбат и профессиональный контрабандист Мехмет собираются за ужином в проверенной квартире в Антакии, чтобы обсудить последние детали сделки перед тем, как Мехмет отправится за товаром. Несколькими днями ранее эти двое сирийских дезертиров перешли границу, чтобы встретиться с турком. Для них это первое соглашение подобных масштабов. "Мы словно оказались перед пересохшим колодцем, -  с угрюмым видом заявляет Мокбат. - Тяжело видеть наших людей без боеприпасов. Очень тяжело".    

"У вас всегда найдутся пращи", - шутит Мехмет, напрасно пытаясь разрядить обстановку. В конце ужина раздается телефонный звонок: ему пора уходить. Мокбат достает большую пачку купюр (последняя часть задатка) из кожаной куртки и пистолет из заднего кармана брюк. Мехмет забирает деньги, но отказывается от оружия. "Даст Бог, у тебя все получится", - говорит Алаэддин, когда Мехмет выходит за дверь.

Режим против оппозиции

Сегодня резервы нужны ему как никогда. Этим утром, в 5 часов, верные режиму войска напали на людей Алаэддина. В его родной Джанудии, поселке на севере Сирии, который расположен едва ли в десяти километрах от турецкой границы. Капитан говорит, что хочет обратиться к командирам других действующих неподалеку крупных отрядов, чтобы "начать кое-что" и отвлечь внимание сил безопасности в отчаянной попытке хоть как-то облегчить давление на его небольшую группу плохо вооруженных людей.

Тем не менее, войска Асада продвигаются вперед. Алаэддин весь вечер сидит на телефоне, чтобы узнать последние новости от своих людей. И эти новости не слишком хорошие. К девяти вечера повстанцы остаются почти без боеприпасов и вынуждены отступить. Он говорит, что верные режиму солдаты используют мирных жителей, как живые щиты, и заставляют их идти перед танками (эту информацию подтвердили в Human Rights Watch). Целые семьи, в том числе и родственники капитана, убежали в холмы и мерзнут там по ночам. "Джанудия пала", - говорит Алаэдин, перебирая в руках красные четки.   

"Не теряй надежду, брат", - говорит Мокбат, хотя и на его лицо наползает тень скорби. Он дважды звонит Мехмету, но тот не берет трубку. "Я не понимаю. Где моджахеды? Удивительно. Почему наши арабские браться, христиане и мусульмане, продолжают молчать?", - задается вопросом Мокбат. 

По словам офицеров Свободной сирийской армии, присутствие иностранных бойцов на территории Сирии, о котором столько говорит режим Асада, сильно преувеличено. Так, один ливиец вызывался добровольцем в их отряд, но вернулся обратно уже через несколько дней. 

"Он сказал: "Вы сумасшедшие, это самоубийство, у вас нет оружия". И он прав. Я бы хотел, чтобы революция стала такой, как раньше. Тогда было лучше. Мы стреляли в воздух, не заботясь о боеприпасах. Сейчас приходится думать, как лучшие использовать каждый патрон".

Обратно с пустыми руками

Проходит пять часов, а Мехмет все еще не возвращается. И появится лишь через неделю с пустыми руками. Проблема в том, чтобы найти маршрут для перевозки оружия и при этом не попасться на глаза турецким военным. Хотя в Турции и находится командование Свободной сирийской армии, она выступает против "незаконной транспортировки оружия в Сирию", как недавно сообщил попросивший не называет его имени представитель турецкого правительства. "Если кого-то заметят в подобной деятельности, то его арестуют, а оружие будет конфисковано", - добавил он. Тем не менее, Мехмет пытается сохранить оптимизм. "Это опасно, но, даст Бог, оружие перевезут. Запаситесь терпением".   

"Да я тут сижу как на углях! - кричит капитан. - Мы должны быть с нашими людьми".

Некоторые из его людей, такие как Мазин, которому едва перевалило за 20 лет, ушли из Джанудии.

Мазин провел многие часы в холмах, помогая мирным жителям добраться до турецкой границы. Сейчас он находится в лагере офицеров, где им занимается его мать. "Когда я увидела его, то подумала, что его ранили, - объясняет она, беспокоясь за младшего сына, который лежит перед ней, вытянув распухшие ноги. - Он хромал и нетвердо стоял на ногах". Несмотря на все это, Мазин решительно настроен вернуться обратно в Сирию, даже без боеприпасов. "Будем закладывать бомбы, - говорит он, - Нельзя просто сидеть на месте".  

После митингов вооруженная борьба

Сидение на месте... Именно в этом упрекают высокопоставленных военных перебежчиков сирийские беженцы, дезертиры и революционеры. За неимением организованной военной системы добыча оружия и финансирования ложится на плечи младших офицеров, таких как Алаэддин, или простых сирийцев, таких как Абдель-Салим. Этот некогда обычный таксист стал революционером, который командует отрядом "Свободных сирийцев", группой фермеров, водителей и прочих мирных жителей из нескольких деревень у турецкой границы. Абдель-Салим - это человек 40 лет с бородой с проседью и широкими скулами. Он перешел границу на юге Турции, чтобы попытаться найти боеприпасы для своего отряда: 3000 патронов. 

"Свободные сирийцы" сражаются под флагом Свободной сирийской армии и поддерживают связь с ее командованием с помощью нескольких перебежчиков. "Мы просим дезертиров пойти в лагерь офицеров за помощью, но пока что мы так ничего и не получили от Свободной армии. (...) Но, если честно, не думаю, что у самой Свободной армии что-то есть".

Сирийское общество - не военное общество

У многих его людей, большинство из которых оставили свои семьи в безопасности турецких лагерей для беженцев, нет оружия. Сирия Башара Асада - это не милитаризованное общество в отличие от того же Ирака, где владение оружием - обычное дело. "Это неважно, - говорит Абдель-Салим. - Посмотрите на Газу: они идут с камнями против танков, и, если обстоятельства заставят, мы сделаем то же самое". 

Абдель-Салим вспоминает, как на протяжение многих месяцев участвовал в мирных демонстрациях и как четыре месяца назад решил взять в руки оружие, когда "потерял надежду". Месяц назад он получил пулевое ранение в живот и правую ногу и пролежал десять дней в одной из турецких больниц. Он до сих пор хромает, но все равно хочет вернуться в Сирию, чтобы сражаться против армии Асада.

"Я не хотел брать в руки оружие, но, думаю, даже у Израиля больше чести, чем у сирийского режима", - объясняет он.

Чем больше Абдель-Салим говорит, тем сильнее он распаляется: "Где деньги, которая получила сирийская оппозиция от ливийцев? Мы не видели здесь ни одного члена Национального совета... Что вообще делает в Турции Рияд Асад? Командует армией? Ему нужно было перейти границу, поддержать моральный дух людей. Чего он боится? Умереть?"

Обратно в Сирию, с оружием или без него

После трех дней в Турции Абдель-Салим уже устал ждать. Он так и не нашел патронов, но все же возвращается не с пустыми руками. Обратно он везет два десятка Калашниковых. Все это благодаря сирийцу Фуаду, который пытался договориться о продаже боеприпасов с турецким торговцем оружием Абу Мохаммадом.

Это новое оружие пришло не из Турции - его нашли в самой Сирии. "Чтобы получить эти 20 автоматов, потребовалось десять дней", - говорит Фуад. Все автоматы пришли их нескольких источников, а их магазины пусты. "Мне пришлось побывать в четырех или пяти деревнях, чтобы найти эти 20 Калашниковых", - объясняет контрабандист. Несмотря на все опасности, через которые ему пришлось пройти в Сирии за последние месяцы, он говорит, что получил меньше 50 автоматов.

Асимметричная война

Такими методами победить в нынешней асимметричной войне, может быть и не выйдет, однако Фуад и его собраться говорят, что вариантов у них немного. После нескольких недель ожидания Алаэддин и его заместитель готовятся вернуться в Сирию, с оружием или без него. 

Фуад тоже собирается вернуться на родину. Несмотря на то, что, по утверждению правозащитных организаций, вдоль границы были заложены мины, и немалые шансы натолкнуться на верные Асаду войска. Как считает Фуад, опасность исходит и от турецкой стороны. "Нам здесь сложно доверять людям, найти тех, на кого можно положиться, - говорит он. - Большинство местных торговцев оружием - алавиты". 

А что насчет того турка-суннита, который обещал им помощь? "У него были одни красивые слова, - отвечает Фуад - Слова, слова и еще раз слова. Но это ничем нам не поможет. Нам нужно оружие".


0
Регистрируйся чтобы комментировать.
[ Регистрация | Вход ]