Стихи об афганской войне (Н.Ф.Кирженко)

КИРЖЕНКО Николай Федорович -  член правления Кировской ООО РСВА, редактор областной газеты ветеранов и инвалидов боевых действий «Перевал». Родился в 1947 г. на Украине (Днепропетровская обл.). С 1967 г. – в Советской Армии: старшина срочной службы, курсант, офицер-журналист (с 1971 г.). Службу проходил в Забайкальском, Дальневосточном, Прикарпатском, Приволжско-Уральском военных округах, в Группе Советских войск в Германии (1973-78 и 1984-88), в ДРА (1981-83). Принимал участие в боевых действиях (108 мсд, Баграм-Кабул), награжден орденами Красной Звезды и «За службу Родине в ВС СССР» III ст., медалями СССР, ГДР, ДРА. С 1992 г. – офицер запаса, проживает в г.Кирове. С 1999 г. работает на постоянной основе в аппарате кировских областных общественных организаций РСВА-ИВА. Автор многочисленных стихов, опубликованных в коллективных сборниках Воениздата, «Молодой гвардии», «Советской России», «Музыкальной Украины» (Киев), в российских журналах и газетах. Более 30 стихотворений стали текстами «афганских» песен.

Дипломант Всероссийских конкурсов Оргкомитета «Победа» «Память и Милосердие» в номинации «Лучшая журналистская работа».
За активную общественную деятельность награжден орденом РСВА «За заслуги», орденами и медалями других общественных ветеранский объединений России и СНГ.

СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ
 
 
                *   *   *

Зимы стремительный налет
Оставил белую пустыню,
И на ветру кустарник стынет,
И дымка белая плывет.

Всему в природе свой черед,
И все устроено в ней мудро:
За темной ночью будет утро,
За снегопадом – ледоход.

Так незаметно жизнь пройдет,
Коль жить по календарным датам.
Я в этой жизни был солдатом
И диктовал ей свой черед.

Мне было холодно в жару,
Пылал в горячке на снегу,
На теле шрамы берегу,-
Но просто так я не умру!

Я не умру, не досказав,
Того, что просится в строку,
Того, что я сказать могу,
Открыто глядя вам в глаза.
ДРУГУ

Мы с тобой разучились пить
За какой-то короткий срок,
Разучились расчетливо жить,
И откладывать деньги впрок.

Смена ценностей произошла,
Обозначились резче границы,
Недоверье к добру
и прощение зла
Воедино сумели слиться.   

Нам с тобою еще предстоит
Жить по-новому снова учиться,
На работу, не в бой ходить,
И уже не от ран лечиться.

Все со временем перекипит,
Возвращаться лишь будет снами
Зной Баграма и гор гранит…
Только братство останется с нами.


ЗАСАДА

У душмана, знать, рука
Дрогнула при выстреле,-
Счастлив я, что жив пока,
Ну, а жив, - так выстоим.

Мы в засаде, вот дела.
Залегли в арыке,
Враг незримый: «Ишн-алла!»
Изошелся криком.

Хоть пугай, хоть не пугай,-
Попадешь «на мушку».
Только, чертов попугай,
Знает – мы в ловушке.

…Время медленно бежит,
Подогнать бы впору.
Мы лежим, и враг лежит,
А вокруг – лишь горы.

Продержаться нам чуть-чуть,
Хоть до темноты…
Проплывают по ручью
Красные бинты.


В  ГОРАХ

Стихов написано про горы
Число такое, что не счесть.
Но только эти горы – горе,
Хотя и в горе что-то есть.

Вокруг такая тишина,
Что слышен дальний лай шакала.
У нас же снова – ночь без сна,
И ждем короткого привала.

Мы в горы делаем бросок.
В желудке пусто, в фляге пусто,
А на зубах скрипит песок,
Как-будто ем я что-то с хрустом.

Песок скрипит, тропы не видно,
И каждый шаг – нелегкий шаг.
И так становится обидно,
Что ускользает снова враг.

Вокруг такая тишина,
Что слышен шепот за три метра.
Да, эта странная война
Нас опалила знойным ветром.

Не верю этой тишине,
Горам безмолвно я кричу:
Вы что-то гасите во мне,
Как догоревшую свечу…

Но, зубы сжав и автомат,
От пота вытерев лицо,
Шепчу себе, что путь назад
Свободен лишь для подлецов.

И я иду в безмолвье ада,-
Раз надо Родине, мне надо.


МЫ  УХОДИМ  В  СОЮЗ

Мы уходим в Союз,
Чтобы снова
               в Афган не вернуться.
Сбросив с плеч своих груз,
Мы позволим себе оглянуться.

Девять лет той войны –
Это  шрамы в душе и на теле.
Да, есть чувство вины,
Но едва ли мы горя хотели.

Нас «крестили» бои
Без различий
             фамилий и званий.
Боевые друзья мои
Погибали, за что, не зная.

…В придорожной траве
Пыль осядет
               афганской росою,
И по чьей голове
Смерть пройдется
                костлявой рукою?

Розенбаум ударит
По струнам гитары своей…
Ах, как жалит,
       как жалит,
                      как жалит
Сердце смерть боевых друзей!

А до дома – рукою подать,
И дождями дорога омыта.
Будем жить!
 Это значит, видать,-
Для нас пули еще не отлиты.


СТРУНЫ – КАК НАТЯНУТЫЙ ЖГУТ…

Струны – как натянутый  жгут,
Сердце мое ранят и жгут,
А в душе тоска, словно лед,-
Где же твоя мудрость, народ?

По Афгану слезы горьки,
Но покруче ждут нас деньки.
Не допили, видно, до дна
Чашу, что зовется «война».

Мои строки – это не стих,
Это крик души, что не стих.
На высокой ноте в душе
Двадцать лет звучит он уже.

Я и сам давно не герой,
Наигрался этой игрой,
Но в нее играет страна,-
Для нее война – не война.

Уложу я память в постель,
Изведу себя я в посте,
Только, знаю, это – вранье:
Все святое жрет воронье.

Моя песня, люди, проста,
Сыновьям ее бы в уста,
И  тогда не прятал бы взгляд
Ни один российский солдат.

…Струны – как натянутый жгут,
Сердце мое ранят и жгут,
А в душе тоска, словно лед.
Где же твоя мудрость, народ?!


СОЛДАТСКИЙ ДОЛГ
  
Перекошен орущий рот,
На цевье занемела рука.
Плоть живую осколками рвет,
Песню смерти поет ДШК.

По горячим, горящим камням
На пределе мы рвемся вперед.
Слева – снайпер, а справа по нам
Лупит вражеский пулемет.

Нам ни черт не судья, ни Бог,
В этой ярости неукротим,
Я погибнуть бы запросто мог,
Но остался бы непобедим.

Потому что моя страна,
Потому что мои друзья –
Это плоть, это кровь одна,
Жизнь моя и победа моя.

…На цевье занемела рука,
И дрожит, как живой, автомат.
Будет долгая жизнь. А пока
Ты свой долг выполняешь, солдат!


ЧУВСТВО РОДИНЫ

Чувство Родины своей мы обретаем
Не из догм замшелых и цитат.
Вот опять надолго улетаем,
И винты натружено гудят…

В чужедальних городах и странах
Письма близких с Родины храним.
Кто нам скажет, поздно или рано
Ощущаем мы тоску по ним.

Чувство Родины своей мы обретаем,
Только оказавшись вдалеке
От среды, в которой обитаем…
Как цветок на тонком стебельке
Ветер странствий
                          нас качнет  упруго
И заставит голову склонить.
В этой жизни
                    не прожить без друга,
А без Родины –
                  так вовсе и не жить.


МИЛАЯ…

Милая, милая…
Запорошен легкий след,
На письмо ответа нет.
Перечитываю вновь письма старые.
Да, в течение двух лет
Повидал я белый свет,
Только все-таки с тобой
Ближе стали мы.

Милая, милая…
Горы здесь так горячи,
Служат здесь не трепачи.
Наши скудные харчи –
Калорийные.
Я молчу, и ты молчишь,
Ошалевшие грачи
Нам сигналы подают
Аварийные.

Милая, милая…
Быть такого не могла,
Чтобы чувства – как стекло,
Разлетелись как-то вдруг,
Да в осколочки.
В мире – стужа и тепло,
Было ясно,- замело.
Не разложишь в жизни все
Ты по полочкам,
Милая, милая…


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Какое счастье для родной земли –
Ее сыны вернулись из похода.
Они сквозь годы гордо пронесли
Достоинство великого народа.

Они, герои, по-мальчишески юны,
Но по мужски их доблесть окрестила.
И объяснимо ликование страны,
Которая таких сынов взрастила.

Цветы, улыбки, чистая слеза…
Они свое волненье не скрывают.
Над Гиндукушем пронеслась гроза
И танки от похода остывают.


 


Я ВЕРНУСЬ…

Мне сердечная стужа знакома,
С ней бессилен и водки стакан.
Над бетонкою аэродрома
На посадку заходит Ан.

В его чрево войдем по сигналу,
И билетов не спросят с нас.
За хребты, ледники, перевалы
Нас отправить пришел приказ.

От земли оторваться нет силы,
Те мгновения так длинны,
Словно матери всей России
Удержать нас хотят от войны.

…Мы летим, как судьбе навстречу,
Оставляя на небе след.
Каждый Богом уже отмечен:
Тот вернется, а этот – нет.

Я вернусь.
           А вот друг мой – нет.


*   *   *

Мы вступили в  двадцатый год
Замирения с Афганистаном.
Пусть же год этот, люди, станет
Тем, чего весь народ  наш ждет:

Чтобы Родине – мир,
Чтобы  маме – покой,
А не сына мундир
С пулеметной «строкой»,

Чтобы армии – силу,
А воину – смелость,
Чтобы нашей России
Не плакалось, - пелось!


Военно-политический раздор
России не к лицу и не по чину.
Когда вы – настоящие мужчины,
Вы Родину не ввергнете в позор.

«Вожди» нас «подставляли», и не раз,
Играя на достоинстве и чести,
Которые для нас – на первом месте,
Как для солдата – Родины приказ.

Да, мы в политике, возможно, не сильны,
Так и страна у нас, конечно, не святая.
Века ее истории листая,
На каждом видим зарево войны.

За тех, кто жизни Родине отдал,
Как говорят – за мнимую угрозу,
Мы поднимаем третий тост, глотая слезы,-
И офицер, и рядовой, и генерал.

А Родина у всех у нас одна,
Как отчий край, как мама у калитки,
Как русские исконные напитки,
Которые всегда мы пьем до дна.

Так и ответственность за Родину свою,
Как Божий крест, легла на наши плечи.
Но в братстве нашем воинском нам легче,
Как было  вместе легче нам в бою.


ПИСЬМО  МОРПЕХА

За окном – дождя пелена,
Отголоски грома вдали…
Ах, кабы, не эта война,
Сколько мы успеть бы смогли.

Задержалось лето в пути,
Знать, весна дела не сдает…
За войну Господь нас простит,
За разлуку – сердце поймет.

Капли с крыш чисты, как слеза,
Звон капели – девичий смех…
Скоро я смогу рассказать,
Как служил в Чечне твой  морпех.

Не скулил я здесь и не ныл,-
Может, в том и ты помогла.
С пацанами участь делил,
Что на наши плечи легла.

А пока – дождя пелена,
Отголоски грома вдали…
Мать, страна и любовь – одна,
Поклонюсь я вам до земли.

…Задержалось лето в пути,
Знать, весна дела не сдает.
За войну – Господь нас простит,
За разлуку – сердце поймет.


ПРЕДЧУВСТВИЕ

Холодком подуло, холодком –
От затылка – холодком – по спине.
Этот смертный холодок мне знаком
По такой - еще недавней – войне.

Мы тогда испили не до дна,
И не захлебнулись своей чашей.
Но опять оскалилась война,
И теперь – над Родиною нашей.

Тут и там – кровавая резня,
Да еще похлеще, чем в Афгане.
В полымя ступили из огня…
Что же завтра люди с нами станет?!

Тут заложник – не один народ.
Что, дождались собственной беды?
Неужели наступил черед
Вновь смыкать армейские ряды?!

Но уже – штыками не наружу,
А в строю, «кругом!» поворотясь,
Мы вонзим их в собственную душу,
Как бывало, не перекрестясь.

Призовут готовых воевать –
Месяц за три и по два оклада.
Почему же кровь не проливать,
Если это власти нашей надо.

И над нами, рвущимися в бой,
«Ангел смерти» пролетит неслышно.
Не вздохнет над нашею страной,
Отвернувшись от нее, Всевышний.


БРОНЕГРУППА

БТРы по дороге
Вместе с танками пылят,
На заснеженных отрогах
Ждут душманы наш отряд.

Но к отпору мы готовы,-
Говорю, как на духу.
А дорога, как подкова,
Вдоль Панджшера – на Руху.

Броне-броне-бронегруппа –
Над Панджшером – сизый дым.
ДШК пролаял  тупо,
Помирать, ребята, глупо
Нам, солдатам молодым.

Нам обрыдли эти горы,
Бесконечная война,
Блокпосты, разведдозоры,
И зануда-старшина.

После боя стопка чачи
Будет слаще, чем щербет.
Пожелайте нам удачи –
Без нее солдата нет.

Говорят про нас другие:
Что ни парень, то – герой!
Потерпите, дорогие,
«Дембель» - он не га горой.

Всех обнимем, приласкаем
Нас дождавшихся с войны…
А пока – гляди на скалы,
Не зевайте, пацаны!


МИГ  УДАЧИ

Трус отступил, а слабый – плачет.
У нас же нет пути назад.
Так положись на миг удачи,
Как на сестру свою, солдат.

В горах гранит, как жар, горячий,
Обвалы, кручи, камнепад.
Так положись на миг удачи,
Как на любовь свою, солдат.
 
Враги бегут, а это значит –
Устроим им кромешный ад.
Так положись на миг удачи,
Как на друзей своих, солдат.

Трудны в бою твои задачи,
Но долг солдатский для нас свят.
Так положись на миг удачи,
Как на друзей своих, солдат.

Кто прав во всем, тот глаз не прячет,
Их прячет тот, кто виноват.
Так положись на миг удачи,
Как на страну свою, солдат.


СЛУЖИМ МЫ…

Крылья распластав, самолет
По спирали идет над Кабулом.
И в натужном реве и гуле
Нам земля навстречу плывет.

Как в воронку,  втянуло нас
По касательной, неумолимо –
Мимо скал и крепости мимо,
Словно в самое пекло как раз.

Да и разве не пекло? Жара,
Раскаленное летное поле,
Солнце режет глаза до боли.
Но нам дальше лететь пора.

…За бортом винтокрылых машин
Геометрия ровных  дувалов.
Парни крепкие за штурвалом
Держат курс на кишлак Доши.

Проплывает крутая гряда,
Высверк солнца на рваном изломе.
Вам такое не снилось дома,
И не снится пусть никогда.

А потом – долгий путь на броне
По изрытой, в воронках дороге,
И щемящее чувство тревоги
От машин, побывавших в огне.

На обочине – груды металла,
Обожженная корка земли…
Да, горючее не довезли,
А стреляли из-за дувала.

Здесь же школа когда-то была.
Сиротлив баскетбольный щит
Среди груды камней лежит…
Ты не то пожала, Аллах.

…На ветру плещет алый флаг,
И вокруг – все родные люди.
Только ночь мы у них побудем,-
Ждут другие в горах дела.

А пока – разговор по душам,
И в словах – о живых и павших,
Незнакомых, но – наших, наших!
Незаметно и ночь прошла.

Бронегруппа прибыла в срок,
И мы справились с нашей задачей
(Разве может быть здесь иначе?),
А потом возвратились в полк.

И уже совершенно не так,
Как какие-то две недели,
Мы на все, что вокруг, глядели,
Разделяя «металл» и «шлак»,

Отделяя зерно от плевел,
А слова – от конкретного дела.
…Служим мы, как Отчизна велела,
Как нам воинский долг велел.


ТЮЛЬПАНЫ  АФГАНА

Мы два года шагали с тобой
По горячим дорогам войны.
Нам  знакомы и зной, и бой,
И тюльпаны афганской весны.

Ах, тюльпаны прожженной земли,
Вы – как память тех огненных дней.
Алым пламенем вы проросли,
Словно кровь наших русских парней.

Не осудят знакомые нас,
И угрюмостью не попрекнут.
Мы с тобой выполняли приказ
На земле, где тюльпаны цветут.

Мы два года шагали с тобой,
Боль утрат с нами, радость побед.
Нам знакомы и зной и бой,
И тюльпанов тех алый цвет.

Ах, тюльпаны прожженной земли,
Вы – как память тех огненных дней.
Если б только могли,
Если б только могли
Воскресить вы моих друзей…


ВРЕМЯ  ЛЕЧИТ?

То ли сердце
потихоньку отпускает,
То ли время нас,
 действительно, лечит,
Или, просто, -
мы по жизни отыскали
Свою нишу,
 где становится легче?

Ну, нельзя же
помнить вечно о прошлом,
И кремлевских поносить бюрократов.
Может, легче нам смириться, и проще
Все списать на свою долю солдата.

Мол, не знал, и ведать не ведал,
На кой ляд нас бросили в горы.
Только, вместо хмеля победы,
Мы хлебнули горького горя.

А, хлебнув сполна, под завязку,-
Да и как, к чертям, не упиться,-
Мы с лица сдираем, как маску,
Жуткую гримасу убийцы.

Кто-то рядится в тогу героя,
Кто  в винище топит докуку.
А, шагнувших в Вечность из строя,
Обрекли на вечную муку.

Наблюдают сверху, незримы,
В день, когда приходим мы в храмы,-
Как живем мы, их побратимы,
Как живут их бедные мамы?

Впору снова на землю спуститься,
Учинить справедливый суд…
Пепел павших в сердце стучится,
Бесы новых «безбашенных» ждут.

Со смирением и укоризной
Смотрят лики святых на нас:
«На войне не ценили вы жизни,
Так хоть души спасайте сейчас».

…От беспамятства все пороки,
И в забвении проку нет.
Пусть кровавые наши уроки
Хоть какой-то оставят след.
ТАК КТО ЖЕ НАС ТУДА ПОСЛАЛ?

Сидит чинуша за столом,
А перед ним – солдат безногий
Стоит, и темным костылем
Паркет старается не трогать.

Он молод, этот ветеран,
Но в жизни повидал такого,
Что впору только перед Богом
Держать ответ за «свой» Афган.

«А я тебя туда не посылал…».
И в этом логика любого бюрократа.
Он раны солью посыпал
Мои, твои  и этого солдата.

Вот позади госпиталя,
А в сердце – горькая обида
У молодого инвалида:
Да как же носит их земля?!

В него стреляли, его жгли,-
Кто был в Афгане, это знают,
И вот сегодня добивают
То, что убить там не смогли.

«А я тебя туда  не посылал…»,-
Сосед, подвыпив, хмуро изъяснялся.
Он в чем-то прав, хотя не знал,
Что «правотою» издевался.

Так кто же нас туда послал?
Кому предъявим свои счеты
За те, погубленные роты,
Среди афганских диких скал?

…Он был от имени страны,
Она его туда призвала,
Где каждый день из-за дувала
Глаза войны были видны.

«А я тебя туда не посылал…».
Не торопитесь, люди, откреститься
От тех, кто нашей болью стал,-
Второй «афган»
к нам в дверь стучится.


СЫНОВНЕЕ

Мы навсегда
                запомнили с тобой:
Когда над Родиною
                       заносили меч,
Благословляли
               мамы нас на бой,
А Господа просили –
                            уберечь.

Крестили нас
                 молитвенно персты,
Себя беречь
                        давали нам наказ.
А сыновья нательные кресты
Стыдливо прятали
                  от посторонних глаз.

Закончены военные дела,
Хотя война
                 приходит в наши сны.
Под сенью материнского тепла
Хранит Господь
                 вернувшихся с войны.


В  ГОРАХ

Стихов написано про горы
Число такое, что не счесть.
Но только эти горы  - горе,
Хотя и в горе что-то есть…

Вокруг такая тишина,
Что слышен дальний лай шакала.
У нас же снова – ночь без сна,
И долгий путь до перевала.

Мы в горы делаем бросок.
В желудке пусто, в фляге пусто,
А на зубах скрипит песок,
Как будто ем я что-то с хрустом.

Песок скрипит, тропы не видно,
И каждый шаг – нелегкий шаг.
И так становится обидно,
Что ускользает снова враг.

…Вокруг такая тишина,
Что слышен шорох за три метра.
Да, эта «странная» война
Нас опалила знойным ветром.

Не верю этой тишине,
Горам безмолвно я кричу:
Вы что-то гасите во мне,
Как догоревшую свечу.

Но, зубы сжав и автомат,
От пота вытерев лицо,
Шепчу себе, что путь назад
Свободен лишь для подлецов.

И я иду в безмолвье ада:
Раз надо Родине – мне надо.


ВРЕМЯ

Как кровь сквозь бинт
Сочатся дни,
И оставляют темный след.
И я – один, и вы – одни
Уже в течение двух лет.

Семейных радостей уют,
Он нас минует стороной.
Дожди идут, снега метут,-
А грусть в душе звенит струной.

Да, время медленно текло,
Хоть нам казалось – дни летели.
…А фотоснимки под стеклом
Уже немного пожелтели.


ЗВЕЗДА

Прочертила небо звезда,
Над высоким хребтом сгорела.
Мы уже не вернемся сюда,
Где война нам в глаза глядела.

Дайте сердцу на время покой,
Дайте срок нам вокруг оглядеться.
Наши парни вступили в бой,
Как бы ни было – прямо с детства.

…В зыбком мареве воздух дрожит
И землисты от пыли лица.
Нам бы эти два года прожить,
Там, глядишь, ничего не случится.

Не обрушится смерть на нас,
И  ребристую сталь гранаты
Стиснут пальцы в последний раз…
Возвращайтесь домой, ребята!

Поутихнет былая боль
И затянутся старые раны.
Только что-то, браток, с тобой
Поседели мы слишком рано.

Забываем, дай Бог, навсегда
Те места, где в огне вертело…
Прочертила небо звезда,
Над высоким хребтом сгорела.


ПОГИБ  НЕ  ТЫ…

Мы никогда не исповедовали зло,
Хотя, порою, зло мы поступали.
Погибли те, кому не повезло,
Мы  перед боем их имен не знали.

Никто не знал, кого настигнет вдруг
Осколок, пуля, мина иль граната…
Погиб не ты, погиб твой лучший друг,
А ты себя считаешь виноватым.

А в чем вина? Что не прикрыл собой?
Так не успел, - тебя опередили.
А, может быть, родители судьбой
Тебя счастливее, чем друга, наградили.

Так отомсти за смерть его сполна
Ты самою высокою ценою.
Идет, какой ни называли бы, - война,
И мы должны считаться с той войною.

…Мы никогда не исповедовали зло,
Хотя, порою, зло мы поступали.
Погибли те, кому не повезло,
Но смерть друзей врагу мы не прощали.


*   *   *

Мы вступили в  двадцатый год
Замирения с Афганистаном.
Пусть же год этот, люди, станет
Тем, чего весь народ  наш ждет:

Чтобы Родине – мир,
Чтобы  маме – покой,
А не сына мундир
С пулеметной «строкой»,

Чтобы армии – силу,
А воину – смелость,
Чтобы нашей России
Не плакалось, - пелось!
 

Николай КИРЖЕНКО
Стихи о войне в Афганистане   28.12.2020    27  Stimul
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]