Первая чеченская война: Срыв мирных переговоров (осень 1995-лето 1996)

В ходе «Будённовского перемирия», заключённого летом 1995 г., в Чечне установилось шаткое равновесие. Режим прекращения огня нарушался с обеих сторон, но до осени конфликты удавалось разрешать за столом переговоров в Грозном. Воспользовавшись этим, многие бойцы чеченских отрядов, вернулись в свои сёла на равнине, легализовавшись как «отряды самообороны».

Осенью ситуация начала накаляться. 6 октября произошло покушение на командующего ОГВ (объединённой группировки войск) генерала Романова. В апреле 1995 г. он руководил печально известной операцией по «зачистке» села Самашки. Теперь же генерал возглавлял российскую делегацию на мирных переговорах. В результате подрыва автомобиля генерал получил серьёзную черепно-мозговую травму (до сих пор в коме), переговорный процесс был прерван. По чеченским сёлам немедленно были нанесены «удары возмездия», российская сторона пыталась (пока безуспешно) уничтожить президента Ичкерии генерала Дудаева.

Но кремлёвское руководство было разочаровано и своими ставленниками в Грозном - С.Хаджиевым и У.Автурхановым и приняло решение заменить их Д.Завгаева, который в 1989-1991 годах руководил Чечено-Ингушской республикой, но, неосмотрительно поддержав ГКЧП в августе 1991, был смещён сторонниками национальной независимости при молчаливом одобрении Москвы. Теперь произошла новая рокировка - в Кремле были готовы вернуть бразды правления старому опытному аппаратчику, лишь бы удержать республику в сфере своего влияния. В конце октября 1995 г. Д.Завгаева назначили главой чеченского правительства. 17 декабря должны были состояться федеральные парламентские выборы, и республика, как субъект РФ, должна была принять в них полноценное участие, заодно выбрав нового руководителя Чечни, легализовав, по сценарию Кремля, назначение Завгаева. Для этого использовали так называемый административный ресурс: в голосовании принимала участие вся ГРУППИРОВКА РОССИЙСКИХ ВОЙСК В ЧЕЧНЕ.

Сторонники Дудаева предупреждали, что не признают результатов таких «выборов», но в Кремле были настроены довольно благодушно. Видимо, уверения российских генералов, что чеченская армия разбита и не в состоянии возобновить крупномасштабные боевые действия, сыграли свою роль. Выборы, проведённые в республике 14-17 декабря с огромным количеством нарушений, были признаны состоявшимися, несмотря на то что в горных районах провести их было нереально, Южную Чечню опять контролировали дудаевцы. Они имели два важных последствия. Во-первых, Д.Завгаев победил на них с «туркменским счётом» (около 90 % проголосовавших «за»). Во-вторых, боевые действия возобновились по ВСЕЙ территории республики.

Один из самых мощных ударов федеральное командование пропустило в Гудермесе - втором по величине городе республики. Занятый в марте 1995 г. российской армией без боя, он также беспрепятственно был возвращён чеченской стороной накануне выборов главы республики. Отряды под командованием С.Радуева, Х.Исрапилова и С.Гелисханова вошли в город 10-12 декабря и блокировали гарнизон федералов в районе комендатуры и вокзала. 13 декабря подтянутые к городу российские части, в свою очередь, блокировали город извне. 14 декабря разгорелись ожесточённые бои, сравнимые со сражением за Грозный зимой 1994-95 гг. Гудермес был подвергнут массированному обстрелу с применением авиации, артиллерии (включая установки «Град») и танков. Притом удары наносились даже по тем районам, где непосредственного боевого соприкосновения не было, что привело к большим потерям среди мирного населения. Только 19-20 декабря федеральные подразделения смогли войти в Гудермес, ещё около недели «зачисток» им понадобилось, чтобы окончательно вернуть город под свой контроль. Даже по официальным данным потери российской стороны в результате этих боёв составили более 40 человек убитыми, по неофициальным - до сотни убитых, тяжело раненых и пропавших без вести (НТВ, «Сегодня», 26.12.95.). Но главное - командование ОГВ опять утратило инициативу.

9 января война, второй раз за 7 месяцев, выплеснулась за пределы республики. Отряд под командованием С.Радуева численностью свыше 200 человек атаковал приграничный дагестанский город Кизляр. Вероятно, первоначальный план предусматривал разгром военного аэродрома и пополнение запасов оружия, но ожидания чеченцев не оправдались. Боевики застали на взлётном поле всего 3 вертолёта, два из них уничтожили. В то же время часть отряда, блокировавшая военный городок местной воинской части, увязла в бою. Потери радуевского отряда составили до 20 человек убитыми и ранеными. Возвращение в Чечню с таким скромным результатом не входило в планы С.Радуева, и он принимает решение захватить местную больницу и выставить политические требования в духе Ш.Басаева.

На этот раз российское руководство наотрез отказалось выполнить требования террористов, но и штурм больницы не входил в его планы. Ещё силён был шок власти от поражения на парламентских выборах, а массовая гибель заложников грозила снизить до нуля шансы Б.Ельцина на переизбрание. Кроме того, в Кремле опасались усиления в Дагестане антироссийских настроений в случае неудачного штурма больницы. В итоге было принято компромиссное решение: предоставить Радуеву транспорт и «коридор» для ухода в Чечню. В целях гарантии своей безопасности боевики взяли с собой 117 заложников. Когда российские силовики поняли, что Радуев пытается уйти с ними на территорию Чечни, где достать его будет непросто, было принято решение остановить колонну. Это сделали предупредительными выстрелами с вертолёта, поразившими милицейскую машину сопровождения (милиционеры остались живы).
Судя по всему, окончательного плана действий у федералов всё-таки не было, как не было и руководителя на месте событий, готового взять на себя ответственность за последствия силовой операции. Только этим можно объяснить замешательство, которым Радуев воспользовался на сто процентов. Пока ситуация «зависла», он развернул свой отряд и занял близлежащее село Первомайское, попутно разоружив 37 новосибирских омоновцев на блок-посту, которые оказались заложниками приказа - огня не открывать, что превратило их в заложников уже в буквальном смысле. К такому раскладу российское командование готово не было. Ими планировался штурм автобусов, а не населённого пункта, который имеющимися силами невозможно было даже блокировать.

Начался процесс подготовки к полноценной войсковой операции, попутно прилагались усилия к тому, чтобы вытащить максимальное число заложников путём переговоров. Вероятно, сыграла свою роль позиция руководства Дагестана, опасавшегося эскалации конфликта на территории многонациональной республики. В итоге, боевики получили в своё распоряжение БОЛЬШЕ 4 ДНЕЙ для подготовки к обороне.

15 января начался штурм Первомайского. В ходе трёхдневных боёв российские спецподразделения взломали первую линию чеченской обороны, но увязли во второй. Было принято универсальное, по меркам этой войны, решение - уничтожить противника вместе с селом. Широкой общественности сообщили, что живых заложников не осталось (как показали дальнейшие события, это была ложь). Но в ночь на 18 января Радуев пошёл на прорыв. Почему-то на самом уязвимом участке оказалось не больше полусотни российских спецназовцев. В ходе прорыва в Чечню (по данным следствия) погибло 39 боевиков, ещё 14 было взято в плен. Из окружения вышло БОЛЕЕ 100 РАДУЕВЦЕВ, т.е. примерно половина первоначальной численности отряда (В.Баранец «Потерянная армия. Записки полковника Генштаба»).

По горькой иронии судьбы, этот прорыв спас жизнь почти половине заложников - в Чечню были уведены 64 человека, включая 17 новосибирских омоновцев. Ещё 65 человек были освобождены во время штурма села, 15 заложников погибли. В течение последующего месяца омоновцев обменяли на пленных боевиков, гражданских заложников - на трупы убитых террористов. Официальные потери силовых структур составили 9 человек убитыми и 39 ранеными в Кизляре, а также 29 убитыми и 78 ранеными в Первомайском. 24 убитых и 19 раненых в Кизляре пришлось на гражданское население.

Последней крупной наступательной операцией чеченской армии на данном этапе войны стала атака на Грозный 6-8 марта 1996 г. В этот период военные действия в республике напоминали события годичной давности - российской армии приходилось с боем отвоевывать те населённые пункты, которые весной 1995 г. уже были заняты федеральными войсками.

6 марта 1996 г. чеченские отряды с нескольких направлений атаковали город. Уже к концу первого дня боёв ими был занят Старопромысловский район, ряд объектов в других районах города. Недостаток тяжёлых вооружений противник компенсировал выигрышной тактикой. Чеченцы не ставили целью захват ВСЕГО города. Используя великолепное знание местности, они блокировали КПП, блок-посты, прочие места сосредоточения российских подразделений и подвергали их мощному обстрелу. В результате федеральная сторона опять лишалась своего преимущества в авиации и артиллерии. После трёхдневных боёв дудаевские отряды оставили город, но ещё несколько дней российские части, вошедшие в него, периодически вступали в бой, принимая друг друга за противника. По официальным данным в ходе этих событий федеральная сторона потеряла 70 человек убитыми и 259 ранеными. По неофициальным данным потери составили около 170 человек убитыми и свыше 100 ранеными. («Независимая газета», 12.03.96.)
Видимо, цель чеченских атак на Гудермес и Грозный состояла не только в пропагандистском эффекте, но и в репетиции гораздо более масштабной операции, которая состоялась в августе 1996 г. До президентских выборов у дудаевцев ещё оставалась надежда на возобновление мирных переговоров с Москвой, если не с действующей властью, то с Г.Зюгановым (в случае поражения Ельцина). Поэтому после операции в Грозном чеченское командование перешло к оборонительным действиям в удерживаемых населённых пунктах и ударам по российским коммуникациям (засады на бронеколонны), это позволяло ему держать российскую группировку в постоянном напряжении и поддерживать необходимый ИНФОРМАЦИОННЫЙ ФОН.

Российское руководство весной 1996 г. попыталось использовать в Чечне политику «кнута и пряника». В начале 1996 г. в Кремле осознали, что война приняла затяжной характер. Не имея возможности одержать победу над сепаратистами, решили создать видимость переговорного процесса. 31 марта президент Ельцин подписал Указ о программе урегулирования кризиса в Чечне и огласил её положения в «Обращении к гражданам России». Документ предусматривал начало переговоров с противоборствующей стороной, поэтапный вывод войск из «мирных районов», прекращение российской армией войсковых операций. Впрочем, о независимости Чечни речи заведомо идти не могло, т.к. по прежнему упоминалась «подготовка договора о разграничении полномочий меду федеральным центром и Чеченской республикой».

Но даже и эта умеренная мирная инициатива осталась только на бумаге. Уже на следующий день, 1 апреля, командующий федеральной группировкой генерал В.Тихомиров заявил, что проведение СПЕЦОПЕРАЦИЙ приостановлено не будет. Реально, боевые действия продолжились в прежнем масштабе с обеих сторон. Инициатива российского президента быстро забылась после разгрома 16 апреля в Аргунском ущелье (район села Ярышмарды) бронеколонны 245 мотострелкового полка. Такое случалось и прежде, но никогда ещё российская армия не несла стольких потерь в подобных обстоятельствах. По данным правозащитного центра «Мемориал» погибли 95 военнослужащих и 54 были ранены, При этом, в силу внезапности нападения противник потерь практически не понёс.

Вызванный в Государственную Думу министр обороны Грачёв косвенно «перевёл стрелки» на президента. Опять военные заявили, что несвоевременные мирные инициативы мешают армии добить противника. На том, что в последние 4 месяца никакого перемирия не было, коммунистическое большинство Думы заострять внимания не стало. Напротив, Госдума потребовала от армии решительных действий.
К концу апреля федеральным силам удалось переломить ход военных действий в свою пользу. В ночь на 22 апреля погиб президент республики Ичкерия Д.Дудаев. Его сменил вице-президент ЧРИ З.Яндарбиев, бывший в большей степени идеологом, чем военным. Дальнейшие события опять напоминают «триумфальное шествие» российской армии весной 1995 г. На протяжении мая 1996 г. был занят ряд упорно сопротивлявшихся сёл (Гойское, Старый Ачхой, Бамут). Чеченскими отрядами без боя был сдан Шали. Но и в этот раз повторялась устоявшаяся тенденция - российские подразделения входили в населённые пункты, но РАЗГРОМИТЬ СИЛЫ ПРОТИВНИКА НИКАК НЕ УДАВАЛОСЬ, его отряды ускользали, как вода сквозь пальцы.

Тем не менее, в Кремле прекрасно понимали, что эти временные успехи федеральных сил не могли застраховать страну от очередного диверсионного рейда, крупного теракта накануне или даже в день президентских выборов. Позор беспомощной власти в Будённовске несомненно стоил ей части голосов избирателей на парламентских выборах декабря 1995 г. (когда победу одержали коммунисты). События в Кизляре и Первомайском продемонстрировали, что стране по-прежнему нечего противопоставить террористической угрозе. Очередной захват заложников с огромной долей вероятности привёл бы в президентское кресло лидера КПРФ Г.Зюганова. Вполне оправданно опасаясь коммунистического реванша и террористической атаки, российское политическое руководство приняло решение начать переговоры с дудаевцами.

Как ни странно, интересы обеих сторон именно в данный момент совпали. Ичкерийское руководство также нуждалось в военной передышке. В итоге, 27-28 мая 1996 г. состоялась встреча российской и ичкерийской делегаций в Кремле (с участием Б.Ельцина и З.Яндарбиева), в ходе которой была достигнута договорённость о перемирии с 1 июня 1996 г. и обмене военнопленными в двухнедельный срок по принципу «всех на всех». Кроме того, российский президент в присущей ему манере, воспользовавшись нахождением ичкерийского руководства в Москве, предпринял неожиданный визит в Чечню. В данных условиях З.Яндарбиев и его окружение невольно оказались «гарантами безопасности» Б.Ельцина на территории республики (хоть и нет данных, что их кто-то удерживал в столице силой). Визит российского президента был предвыборно-популистским. Прибыв 28 мая в Грозный, он поздравил российских солдат с победой и на броне БТРа подписал указ об отмене призыва и создании профессиональной армии с 2000 г. Таким образом, он «убивал сразу нескольких зайцев». Россия как бы заканчивала бесперспективную войну, принудив противника к переговорам. В то же время делались авансы родителям потенциальных призывников - через 4 года они будут избавлены от «призывного рабства». После дефолта августа 1998 г. об этом обещании предпочли забыть, а о «победе» в первой чеченской войне пришлось забыть уже через 3 месяца.

Тем не менее, на тот момент переговоры были продолжены. 10 июня 1996 г. в Назрани были достигнуты следующие договорённости:
- с 11 июня по 7 июля российская сторона снимает все блок-посты, на этот же период был продлён обмен пленными;
- с 7 июля по 7августа - разоружение чеченской армии;
- вывод федеральной группировки из Чечни к 30 августа, за исключением двух бригад, которые должны были остаться на территории республики, согласно договорённости;
- вопрос о статусе Чечни откладывался, после вывода войск предусматривалось проведение демократических выборов в республике в присутствии международных наблюдателей.

Стоит отметить, что Московско-Назранские соглашения нарушались с обеих сторон. Так, одновременно с выборами президента РФ, 16 июня 1996 г. были проведены выборы в чеченский парламент. Как и выборы главы республики в декабре 1995 г., они прошли с многочисленными нарушениями со стороны администрации Д.Завгаева, кроме того, согласно подписанным договорённостям, они должны были состояться после вывода войск и создания соответствующих условий. И российская и чеченская армия продолжали вступать в локальные боевые столкновения. На территории России произошло несколько терактов, и, если за взрывом рейсового автобуса в Нальчике стоял один из чеченских полевых командиров, то взрывы троллейбусов в Москве вполне могли быть организованы любой из сторон (кто стоял за ними, так и осталось загадкой). В то же время, пока не прошли выборы президента РФ, обе стороны не были заинтересованы в окончательном срыве перемирия и поддерживали переговорный процесс. «Момент истины» наступил 3 июля 1996 г., в этот день Б.Ельцин был переизбран на второй срок. К этому времени уже было очевидно - российская сторона не снимает свои блок-посты, был сорван и обмен военнопленными с обеих сторон.

Несмотря на сложности восстановления мира в Чечне, федеральная сторона имела реальный шанс закончить войну на выгодных для себя условиях. Тем не менее, победа Ельцина на выборах в достаточно сложных условиях, видимо, погрузила кремлёвское руководство в состояние «политической эйфории». Российским руководством с участием нового секретаря Совета безопасности генерала А.Лебедя было принято решение о «силовом принуждении к миру» чеченских сепаратистов. Оно оказалось роковым - в ходе возобновившихся боевых действий, меньше чем через месяц федеральная сторона получила ряд мощных контрударов со стороны противника, что привело Россию к поражению в этой войне.

Категория: О Чеченской войне | Добавил: Stimul (28.05.2010)
Просмотров: 2472 | Рейтинг: 1.5/2
Сборник стихов 
Автомат Барышева, 7,62х39 мм 
Военно-воздушные силы 
Пулемет Калашникова модернизированный (ПКМ) 
С-125 "Нева" - зенитно-ракетный комплекс 
Как рождаются герои 
ПРОСТИ МЕНЯ, ЦХИНВАЛ! Рассказ Натальи Дзукаевой 
Сержант Ирина Янина: «Повоюем и приеду домой...» 
Т-90 - основной боевой танк 
Наставник 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]