«Играли» мальчики в войну…

Нижегородский гарнизонный военный госпиталь. Здесь на лечении находятся 9 военнослужащих, пострадавших в Чечне. Полковник И. Курилов, начальник медицинского госпиталя, коротко рассказывает о состоянии здоровья каждого солдата.

Четверо из них служат в Шумиловском оперативном полку внутренних войск, остальные — армейцы. С осколочно-пулевыми ранениями — двое, десантники, у остальных — обморожения ног, флегмона, реактивный полиартрит, сотрясение мозга, воспаление легких. Состояние у всех сейчас удовлетворительное, в госпитале им уделяют повышенное внимание.

Попросил разрешения поговорить с ранеными десантниками. Представить их в форме и с оружием в руках трудно — на вид совсем мальчишки, таких много в 8–9-х классах. Даже еще не бреются, наверное. Только глаза уже как у много повидавших мужчин.

Игорь Н., рядовой, Псковская воздушно-десантная дивизия, призван 10 января 1994 года, воинская специальность — гранатометчик:

— Только из гранатомета я не разу не стрелял, некуда было, как пошли потери, мне автомат дали. Вылетели мы 30 ноября в Беслан, рота была укомплектована по штату, 53 человека. Половина солдат прослужили всего полгода. Командиры взводов только что из военных училищ. Первый бой у нас был 28 декабря, со спецназом Дудаева. Из роты потеряли двоих убитыми и человек пять-шесть ранеными, Новый год встречали у Грозного на горящей нефтебазе. Потом были на центральном рынке, там нас своя артиллерия накрыла, четверых ранило. С железнодорожного вокзала духи угнали 10 наших танков и сожгли много…

Ребята при разговоре ни разу не сказали «чеченцы», только «духи»…

— Как объясняли вам командиры политические цели операции?

— О политике с нами вообще не говорили. Сказали, что наша главная цель — выжить. На центральном рынке батальон наш окружили. Пехота должна была занять здание вокруг рынка, но солдаты водки напоролись и бросили нас. У нас тогда снайперы убили из взвода троих. Командир взвода был ранен в ноги, а другому сильно обожгло глаза. Бомбили нас и обстреливали из орудий постоянно, часто, наверное, и свои.

— Как вас там кормили, Игорь?

— А там же полно магазинов и ларьков, все брошено, — и осекся: — Сухпай давали на 2–3 суток, горячее — иногда.

— Где вы спали?

— В подвале, в спальных мешках.

— Почему так много обмороженных?

— Ноги все время сырые в сапогах, сушить негде.

— А запасных портянок разве не было?

— Не было, не выдавали.

— При каких обстоятельствах ты был ранен?

— Седьмого января мы танк охраняли, и снаряд попал в башню, наши по нам стреляли, не было слаженности. Четверых ранило, меня осколком в ногу. В медсанбат сходил, там перевязали, потом нога стала отекать, и командир отправил в медсанбат. Ехали на броне, и БМД (боевая машина десанта. — В. К.) перевернулась в овраге. Один парень сразу умер, а мне еще палец на ноге сломало.

Олег С., Тульская воздушно-десантная дивизия, старший стрелок, до отправки в Чечню прослужил 5 месяцев:

— Из Тулы в Рязань прибыли своим ходом, оттуда на «Руслане» — в Моздок, там мы были 30 ноября. Несколько дней готовились — стреляли, бросали гранаты, тактикой занимались в поле. Сказали, что мы будем только блокировать город. В роте было 6 БМД и человек 50–55. Когда пошли колонной, попали под обстрел «Градов», в полку у нас тогда погибли 6 человек и 13 ранены, 2 БМД разбило. Встали 18 декабря под Долинской, окапались. Там нас опять «Градом» накрыло, и пулеметчики сильно обстреливали. В нашей роте было трое убитых и пятеро раненых, а в восьмой из 44 человек осталось 11, их духи в одном доме гранатами закидали.

— Олег, как ты оцениваешь боевую подготовку дудаевцев?

— Они не боятся открытого боя, и все старше нас. Мне еще повезло, что я служил в разведроте, хорошо был подготовлен, а другие у нас были сильно истощены и изнурены, их даже на операции не брали. Это, когда мы дома от духов очищали, квартиру за квартирой. Ночь их выбиваем, а днем обороняемся.

— А местных жителей там много было?

— Много, и все русские, кто не смог раньше уйти. Из-за этого и пострадали многие. Когда берешь дом, даешь очередь в комнату, а потом смотришь — бабушка с дедушкой мертвые лежат…

— Можешь ли ты точно сказать, что убил кого-нибудь из дудаевцев?

— Пятерых. Я из «ночника» (прибор ночного видения. — В. К.) стрелял на поражение.

— А как ты был ранен?

— Мы были в боевом охранении у моста, ночью идет кто-то в белом маскхалате, я дал очередь, он упал, а других не заметил, мне и попали в руку.

— Вы все время были в бронежилетах?

— Никакого толка от них нет. Я свой повесил на дерево испытать — из моего автомата, АКС, только вмятина, а у духов АК-47 — насквозь пробивает, вместе с телом.

— После всего пережитого, какие чувства у вас к чеченцам? Ненависть?

— Конечно, — оба в один голос.

— А согласились бы снова туда?

— Не знаем…

Эти мальчишки, похоже, в войну наигрались досыта.

Категория: О Чеченской войне | Добавил: Stimul (23.07.2010)
Просмотров: 4587 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 2.6/7
Прерванный бег 
Братцы 
Как рождаются герои 
Су-39 
«Тополь-М» - межконтинентальный ракетный комплекс стратегического назначения 
Су-30 - многофункциональный истребитель 
Как было много тех героев 
Современая ситуация в Чечне (актуализация к февралю 2005) 
Штурм Грозного боевиками 6 августа 1996 
Ан-70 
Всего комментариев: 1
1 кубик   (21.03.2011 17:58) [Материал]
tip btr btr

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]