14:02
НАШИ В ЧЕЧНЕ: СОЛДАТЫ ( заметки военного публициста )


В грохоте ночного боя "бээмпэшку” мы не услышали. Уже когда на ботинки посыпалась сухая серая земля с бруствера окопа, увидели надвигающуюся на нас бронированную корму.
_____"Стой!” — хрипло заорал голый по пояс сержант Валера и едва начал длинную витиевато-матерную тираду, как по неглубокому ходу сообщения к нам прошмыгнул на полусогнутых не нашего батальона боец.
_____"Нас вам на помощь прислали”. — Солдат возбужден боем, говорит отрывисто, всматривается в темноте в лица сидящих в окопе, пытаясь угадать старшего: "Где "духи”? Куда мочить?” Механик-водитель примчался сквозь кромешный бой к "тридцатому”, к нам то есть, потому что командир полка, несмотря на отсутствие связи (перебило антенну нашей радиостанции), верно почуял-сообразил — здесь, чуть ниже бамутского кладбища, может случиться прорыв противника.
_____"Ты какого ... перед окопом встал? Перекрыл нам сектор, как будем стрелять?! Щас "чехи” долбанут по твоей "коробке” из граника и она нам на голову свалится, всем хана! Давай направо и опять направо — в переулок дуй, за дом, где наш бэтээр стоит! "Духи” по ним с кладбища лупят!” — Валера очертил рукой дугу, показывая, куда идти боевой машине, потом плюнул, не слюной уже, а горячим прогорклым воздухом, и прохрипел: "Подожди, сам покажу! Эх, щас будем делать дело!” Он вернулся в окоп через несколько минут, удовлетворенно сообщив: "Пор-рядок! Щас влупят "духам”, мало не покажется!”
_____С фиолетовых сумерек до серого рассвета в Бамуте шел бой: несколько сотен стволов били со всех сторон, рвались гранаты, свистели мины, и человеку, даже военному, впервые оказавшемуся в такой... каше, спервоначалу совершенно невозможно было разобраться в этом хаосе движений, звуков, эмоций, чтобы найти свое нелишнее, невредное себе и полезное товарищам место и предназначение. Но наши новые знакомцы, солдаты, в обстановке разобрались быстро. Полк оперативного назначения внутренних войск сражался в ту ночь достойно.
_____Реплика "Нас окружают!”, брошенная Валерой в самом начале, еще до полуночи, не выражала ни испуга, ни тем более паники. Старший сержант, замкомвзвода, подстегивал бойцов, напрягая их в той лишь мере, которая необходима была для жесткой круговой обороны, по крайней мере до утра. Батальоном численностью в 57 штыков до поры командовал ротный, старший лейтенант. Еще были прапорщик, старшина роты и сержант-контрактник, командир взвода материально-технического обеспечения. Игорь, единственный офицер, вымотанный предыдущими боями и заботами о личном составе, свалился с ног в самом прямом смысле — был ранен. Оба "унтера” — Сергей и Владимир — мотались по позициям, руководя обороной. "Духи” атаковали с трех сторон: из поймы реки Фортанги, с кладбища и из развалин села через неширокую дорогу перед нашим окопом.
_____На войне не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Командир полка накануне предлагал нам остаться на его КП, где связь, где оперативно отслеживается общая обстановка, где какие-никакие стены еще есть. Утром мы узнали, что именно в командирскую "кашээмку” угодила граната. Подполковник со своим начальником штаба были выброшены из кунга взрывом и контужены. Мы же с вечера выбрали на время боя обычную солдатскую позицию в стрелковой ячейке и, кроме изрядной дозы адреналина, получили за ночь еще одно подтверждение старой истине — наш солдат непобедим.
_____С Валерой, Гришей, Сашкой и другими бойцами, кто заскакивал время от времени к нам в окоп, не было страшно. Они вели огонь из автоматов, пулемета, подствольников, выскакивали из окопа и бахали из РПГ, а Валера бегал еще и к стоявшей рядом БМП, мочил "духов” из ее пушки, пока орудие не заклинило. "Музыка боя” — это от лукавого, какая к черту музыка! Бой — это кусок жизни на самой ее острой грани, у роковой черты, когда за жизнь надо биться до конца, когда невидимые свинцовые многоточия из темноты запросто могут завершить твои девятнадцать, двадцать, сорок пять лет...
_____Я учился у солдат воевать. Оставшись без ствола, обматерил тех, кто придумал, что журналисты не комбатанты. И стал снаряжать нашим бойцам автоматные рожки и пулеметные ленты. Десять магазинов, двадцать и еще, и еще по двадцать патронов, по тридцать... счет потерялся. Бумажные патронные пачки устилали дно окопа, за бруствер выброшен один цинк, второй. Когда притащили еще один ящик, Валера прохрипел: "Да у нас 5,45 еще есть, тащите туда!” И махнул рукой в темноту. Когда перестрелка стихала, успевали сделать по паре затяжек "красной плесени” (так солдаты прозвали дешевые сигаретки "Краснопресненские”), когда фотокор Олег Смирнов обнаружил в бездонных карманах своего "разгрузника” фляжку с остатками воды, которой досталось по полглоточку — и вовсе хорошо стало.
_____Страх может погубить. Так же, как и паника, психоз. Отвага поможет тебе и товарищам, которые с тобой рядом. В бою могут сгубить равнодушие и расслабуха. Тот, у кого достанет физических и моральных сил, не просто выйдет из боя живым — он выйдет из него победителем. При любом итоге боя он победит себя. Такими были наши солдаты...
_____Матерых, как нынче принято говорить, среди солдат наших войск, повоевавших в Чечне, немало. В официальном донесении о том памятном бамутском бое особо отличившихся названо всего-то с десяток. Кого-то представят к наградам, кого-то, может, и наградят. Десятки и сотни останутся безвестными пахарями войны. Двадцатилетние фронтовики. Солдаты...
_____Они не сломаются ни во время службы, ни после, на гражданке. Если их не сломают разномастные пацифисты и борцы за права какого-то там человека своими воплями о "неправедной войне”, о "карательных акциях” внутренних войск России в "независимой Ичкерии”. Солдаты, люди боя, трудно привыкают к тишине. Их взбудораженные души ждут не ласки, не жалости, но человеческого понимания, тепла и участия сограждан. Солдат в России был всегда любим народом. Когда народ был добр и не ожесточен сердцем.
_____Они — не потерянное поколение. Они — наши сыновья. Они — рабоче-крестьянская армия. В большинстве — русская, хотя среди воевавших, смелых и отважных, раненых и погибших, награжденных боевыми наградами и не отмеченных ни единым знаком внимания, есть украинцы и белорусы, калмыки, татары и башкиры. В Бамуте встретили среди наших солдат грека, армянина и даже турка-месхетинца. Рано сделали интернационализм ругательным словом.
_____Но и космополитами без роду без племени не стали наши солдатушки — бравы ребятушки. Православные крестики на одном шнурке со смертным жетоном — не дань моде. Мода — это "хард-металл”, "жвачные” красотки, налепленные на автоматы, прически "чеченский ноль” — кружок на макушке. Это все преходяще. Вера — вечное. А парни наши несут в сердцах веру, хоть не кричат о ней, как "аллахакбаровцы”.
_____Образ российского солдата, воюющего в Чечне, на широкую публику вынесен зачастую размазанным и искаженным. То обличительно-хулительным, то слезливо-жалостным. Очень редко — уважительно-героическим. Говорят и пишут о солдатах расстрелянных, сожженных и плененных, пьяных и оборванных, цедят сквозь зубы что-то брезгливо-презрительное о солдатах-заморышах. Язвят в адрес служивых ведущие популярных теле- и радиопередач, корреспонденты демовольных газет, поносят армию и внутренние войска высокие государственные мужи, депутаты и правозащитники. И редкий голос даст этим злопыхателям достойную отповедь-вразумление.
_____Представитель краснодарской телерадиокомпании "Кубань” спросил недавно в прямом эфире ведущую авторского канала Российского радио: читала она что-нибудь о нынешних солдатах-Героях? Да, отвечает хозяйка эфира, были какие-то указы о награждении... И только-то? Зато растиражированные "Известиями”, НТВ образы чеченских робин гудов типа Шамиля Басаева знакомы до омерзения. Ответственные за государственную безопасность страны люди против террориста Басаева уже как будто ничего и не имеют, он, дескать, теперь себя хорошо ведет. Быстро забыли, как в кошмарные дни буденновских событий кое-кто невразумительно блеял, столкнувшись напрямую с беспрецедентным коварством и наглостью, принял условия бандитской игры, когда надо было схватиться с преступниками в решительном поединке. Нет же — на поединок, словно перед Куликовской битвой, выходят рядовые ратники. И их же, посадив на короткий поводок у ноги "хозяина”, вновь виноватят. Без зазрения совести русскоязычные зубоскалы-кукольники уже выставляют российского военного в козлином обличие. Ату, мол, его, — козла отпущения! Это должно понравиться тем, кто до икоты ржет над Чонкиным и кто считает именно его русским солдатом. А вот о конкретном подвиге конкретного российского воина рассказать никто не сподобился. Не та война?
_____Любимовский "Взгляд” вызволил из чеченского плена военнослужащего Российской армии. Идиллический сюжет: перед телекамерой полевой командир "духов” напоследок обнимает освобождаемого, советуя больше не воевать с чеченцами. Великодушие горцев напоказ. Реклама миролюбцам из "Взгляда” обеспечена. Добрый Любимов дает свой эфир этому "кавказскому пленнику”, свежеобращенному в мусульманство, чтобы сказал россиянам: Бог, мол, един, — что Аллах, что Христос, а командиры наши — сволочи — отрезанные головы для устрашения показывают. Надо было видеть в ту минуту глаза православного священника, претерпевшего муки чеченского плена — и гнев, и презрение смешались во взоре не старого еще батюшки, оказавшегося благодаря Любимову рядом с позорным клятвопреступником и христопродавцем, и жалость к заблудшим, и укор к публично творящим блуд.
_____Да, попадали в плен к бандитам наши солдаты. Многие были убиты, отказавшись нарушить присягу, предать отеческую веру, служить на стороне врага. Некоторых вызволили путем переговоров, выкупили у сребролюбивых работорговцев за собранные по кругу деньги. А недавно семеро смелых бежали из бандитского лагеря с оружием в руках, перебив "духовскую” охрану. Преодолев страх, показав, на что способен русский отважный солдат. Об этом мало кто знает.
_____И недокорм в войсках случается, как и повсюду нынче в стране, — на шахтах, в школах, больницах. Возьмите да посчитайте, умники, поносящие армию, сколько калорий и витаминов содержится в пайковой банке "красной рыбы” — кильки в томатном соусе, или в миске "шрапнели” — перловки, сваренной на воде. Сосчитали? Теперь съешьте с сухариком такой завтрак, наденьте пудовый бронежилет, возьмите пулемет с парой-тройкой боекомплектов и с Богом, в бой!
_____Пьяных солдат, хоть нечасто, тоже приходилось наблюдать. Одного такого вели патрульные на "губу” в Ханкале. Той же дорожкой, которой проходил в свой вагончик и поддавший "для снятия стресса и лечения простуды” офицер. Простим их, ибо слаб человек! А с пьянством бороться, конечно, надо — в России. И чтоб в угоду новым русским барышникам не везли с того же "непьющего” Кавказа КамАзы дурманящего зелья, должны стоять посты на дорогах.
_____Такой пост на федеральной (не чеченской!) трассе Ростов — Баку бился с бандитами всю ночь. "Сибирские медведи” дали жару моджахедам: уничтожили как минимум двух нападавших (подтвердил радиоперехват), захватили стрелковое оружие, мины, выстрелы к гранатомету. У наших потерь не было. Наутро часок прикорнули в землянке, умылись, малость перекусили и... в окопы, на "контроль”.
_____Из боя в бой идут солдаты без жалоб на усталость, без лишних эмоций. Разорванные в бою штаны и куртки менять нечем, вода для умывания — что на брезенте палатки после дождя собралось. Под тем же дождем всю ночь ремонтники латали "коробочку”, одну из двух на батальон. Не сделали б — их братишки на высоте без патронов остались бы и, кто знает, выстояли бы в следующую ночь?..
_____Солдаты в боевой обстановке мужают на глазах. Проходит месяц-другой, и вчерашние мальчишки — недавние рокеры и бузотеры, непослушные, своенравные, хулиганистые, — становятся бойцами. Мало кто хочет в тыл, "косящих” и ноющих в любой части можно сосчитать по пальцам одной руки. Чаще встречали других: с легкими ранениями парни ни в какую не хотели эвакуироваться в госпиталь; после тяжелых ран и контузий просились обратно на передовую.
_____Вспоминается одна из первых ночевок в Грозном. Январь 95-го. Квартируем у саперов. Сырой холод. Бетонный гараж пока без печки, на столе оплывает с макушки до валенок стеариновый Дед Мороз — где-то подвернулась кстати упаковка со свечами-сувенирами. Вповалку лежат на голых досках и офицеры, и солдаты. Большинство уже спят, изрядно притомившись за день. Бодрствующие переживают первые впечатления, разговор ведут прямой, без дураков:
_____— А это война правильная или нет? Может, зря мы сюда пришли?
_____— Пойми, братец, в каких войсках ты служишь — МВД! Войска внутреннего употребления. Чечня — это Россия?
_____— А то че же?! Вон сегодня нас кто встречал — одни русские.
_____— Вот! Значит, никакие мы не оккупанты. Но учтите, ребятишки, говна на нас еще ой-ей-ей сколько выльют! Я-то уже привык — и в Тбилиси был, и в Вильнюсе, и в Карабахе... Мы ведь, как ни поверни, с одной стороны в крови. Причем наша кровь-то, пацанов наших раненых и убитых. А с другой стороны — непременно в дерьме. Как ни вертись! И здесь так же. Мы вокруг Чечни стояли, к нам русские отсюда чуть не на коленях: "Ребята, что ж вы смотрите, как нас насилуют эти черные? Они ж озверели уже. Кто ж нас защитит?”
_____Ладно, стали заходить. Опять все через задницу! Наши из Приволжского округа под Хасавюртом в заложники попали. Нам кричат: "Как это так — солдаты с оружием в плен сдались?!” Плохо! А если б они всю эту толпу стали мочить — всех подряд, баб этих, детей? Еще хуже: вой бы поднялся на весь мир. Чеченцы нам, вэвэшникам, чекистам, энкэвэдешникам еще и 44-й год грозятся припомнить, как будто это мы их депортировали...
_____В общем, ребятишки, стиснем зубы — и вперед! Сейчас спим. А завтра рот не разевать. Плохой нам район достался. Да тут сами, наверное, уже врубились, дела хреновые...
_____— Да-да, варежку-то не разевайте, а то говна нахлебаетесь! Если не хуже...
_____Натянув шапки поглубже на уши, подняв воротники, бойцы прижались друг к дружке, чтобы уснуть холодным черным сном под близкий гул артиллерийской канонады.
_____Двое из тех бойцов бригады оперативного назначения были ранены следующим утром перед воротами Чеченглавснаба, где у "духов” был опорный пункт. Был январь 95-го.
_____А летом на Куликовом поле встретили мы их, загорелых, улыбчивых, в полной боевой. Едва узнали парней — за полгода раздались в плечах, походка стала солидно-твердой, какой и должна быть у хозяина своей земли. Эти-то бойцы и напомнили о том давнем разговоре. Все, говорят, так и случилось: и кровушкой умылись, и грязью поливали их после тех же Самашек. Но выдюжили — и физически, и морально. От души порадовались мы, что не перевелись на Руси добры молодцы. Выдержали они испытания войной.
_____Солдат, повоевавший по-настоящему, готов заменить, если потребуется, сержанта, прапорщика, даже офицера. Примеров тому за время чеченского похода — несть числа. Еще когда шли первые колонны на Грозный, младший сержант срочной службы Ковалец привел из владикавказской бригады внутренних войск двенадцать бэтээров, два топливозаправщика и санитарную "таблетку”, совершив сложнейлись в Чечне. Пока они живы, жива будет и Россия...
2860  Stimul 
Всего комментариев: 5
5 Кондор   (27.10.2011 04:39)
Мне очень понравилось 4est 4est 4est 4est 4est 4est 4est 4est 4est 4est 4est btr btr btr btr btr btr btr btr btr btr stroi stroi tank tank tank tip tip tip rkka rkka rkka rkka rkka

4 Кондор   (27.10.2011 04:36)
pulemet4ik tank ulibka2000 tip 4est ulibka2000 smex2000 btr russia russia moder rkka vdv1 vdv1

3 Деонисий   (07.07.2011 15:13)
"Батальоном численностью в 57 штыков до поры командовал ротный, старший лейтенант." Афигеть!

2 галим   (26.03.2011 19:59)
russia

1 timur_57   (24.03.2011 16:02)
russia

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: