Спецназ выходит на тропу войны (часть 2)

Обычно налеты готовились заблаговременно, порой за 2–3 месяца до их осуществления. Данные, представленные резидентурами ГРУ и ХАДом, тщательно изучались и сопоставлялись, отрабатывались варианты действий. В это время за районом предстоящей операции устанавливали наблюдение. В случае активного сопротивления моджахедов к поддержке спецназовцев во время налета привлекались штурмовая авиация и реактивная артиллерия с ее большим радиусом действия. Склады, укрепления, исламские комитеты брались штурмом не только на рассвете, но и ночью. При этом спецназ старался бесшумно снять неприятельские сторожевые посты, пуская в ход ножи и оружие с глушителями.

Личный состав подразделений спецназа был натренирован (и профессионально, и психологически) «работать» в афганских кишлаках в условиях полной темноты, озаряемой лишь вспышками выстрелов. Спецназ врывался в совершенно незнакомые кишлаки и крепости, круша все без разбору.

В джелалабадском батальоне, например, использовались самодельные заточенные пики из кусков строительной арматуры. Такие пики носились на поясных ремнях в специально сделанных ножнах из обычного резинового шланга. По мнению солдат, самоделки были гораздо удобнее и эффективнее штатных штык-ножей или ножей разведчика. «Лучше работать молча, от стрельбы в дувале глохнешь», – прокомментировал один из «рейнджеров» свою приверженность к холодному оружию.

К сожалению, если операция проводилась в кишлаке, а не на базе моджахедов в горах, во время налетов гибло немало мирного населения. У спецназа в темноте и спешке не оставалось времени для расспросов. Секунда промедления могла стоить жизни любому бойцу спецназа.

Типичным примером налета на кишлак служит операция, проведенная джелалабадским батальоном по наводке местного управления ХАДа в феврале 1985 года. Под предлогом проведения переговоров ХАДовские агенты заманили Пишу – одного из наиболее влиятельных лидеров исламской оппозиции на востоке Афганистана – и его приближенных в небольшой кишлак. Ночью спецназ вошел в кишлак и вырезал всех, кто находился в нем. В числе погибших оказались 28 главарей различных отрядов исламского сопротивления. Шоковое воздействие этой операции было настолько велико, что почти на месяц активность моджахедов в данном районе была сведена на нет.

По времени налеты занимали немного времени. Сделав дело, спецназ взрывал захваченное имущество и боеприпасы, исключение составляло оружие – его забирали с собой. В назначенное время прилетали вертолеты или подходила «броня», чтобы забрать спецназ на базу. Количество сил, привлекаемых для участия в налете, могло быть различным в зависимости от характера задач и условий обстановки: от роты до нескольких батальонов, как это было в Карере.

Кроме того, в антикараванной борьбе спецназ прибегал к такому приему, как облет караванных троп. Благодаря этому спецназ мог контролировать большие участки приграничной территории в дневное время. Ночью вертолеты не летали. Обычно для облета выделялось четыре вертолета: два Ми-8 для размещения досмотровой группы и два Ми-24 для огневой поддержки. В сутки, как правило, совершалось 2–3 вылета, каждый продолжительностью до 90 минут. В перерывах между облетами производилась дозаправка топливных баков и пополнение боекомплекта.

Внезапное появление низколетящих вертолетов настолько шокировало моджахедов, что иногда они даже не успевали приготовиться к стрельбе. Сразу за звуком вертолетных двигателей они слышали грохот пулеметных очередей, и последнее, что моджахеды успевали увидеть, – это заходящий в атаку вертолет.

Однако в условиях горной местности спецназу на вертолетах не всегда удавалось выходить победителем из такого рода операций. Так, группа спецназа из газнийского батальона во время облета своей зоны ответственности обнаружила несколько грузовиков, направляющихся со стороны Пакистана в глубь афганской территории. По требованию спецназа грузовики остановились. Два вертолета приземлились, чтобы досмотровая группа проверила машины и груз. В этот момент со стороны сопок, находившихся вблизи, на спецназовцев обрушился шквал огня. Оказалось, что там располагались отлично замаскированные позиции моджахедов. Приземлившиеся вертушки были моментально сожжены. Из группы погибли шесть человек, в том числе и лейтенант – командир группы.

Во время облетов уничтожались не только мелкие группы моджахедов, одиночные машины, всадники и мотоциклисты из неприятельского лагеря, но и достаточно крупные караваны. В подобных случаях досмотровая группа завязывала бой с охраной каравана, одновременно вызывая реактивную авиацию для нанесения удара по исламским партизанам. Подразделения спецназа, вызванные с основной базы, завершали разгром каравана и блокировали возможные пути его отхода.

В мае 1987 года, во время облета, в районе Апчикан группа баракинского спецназа наткнулась на большой караван моджахедов. Десантировавшиеся «рейнджеры» перекрыли дорогу. Охрана каравана попыталась сбить спецназовский заслон, но не выдержала вертолетного огня и стала отступать. Через несколько минут по каравану нанесли мощный удар несколько пар штурмовиков Су-25, прилетевших с баграмской авиабазы. Разгром довершили прибывшие на помощь роты спецназа из пункта постоянной дислокации батальона. Кроме многочисленной охраны в этом бою было уничтожено более 200 вьючных животных, груженных боеприпасами и оружием.

Именно во время подобного облета был захвачен первый «Стингер» – американский переносной зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК), который произвел переворот в тактике действий советской авиации в Афганистане и фактически свел на нет ее безраздельное господство в афганском небе. После появления на арене боев ПЗРК «Стингер» возможности применения авиации значительно сократились. На низкой высоте самолеты и вертолеты летать не могли из-за опасения быть сбитыми огнем стрелкового оружия, а на средних высотах их успешно поражал «Стингер». Спецназу была поставлена задача по захвату нескольких образцов этого эффективного оружия. В случае удачи участникам захвата была обещана «Золотая Звезда».

В один из дней, закончив облет, группа кандагарского спецназа возвращалась на базу, когда среди невысоких заснеженных сопок была замечена группа всадников. Стоило вертолетам зайти на цель, как всадники открыли огонь. Спецназовцы из иллюминаторов заметили, как один из моджахедов сорвал со спины какое-то оружие, напоминавшее гранатомет, и произвел выстрел. Видимо, моджахед торопился, и его выстрел оказался неудачным. В считанные минуты сопротивление противника было подавлено. Спецназовцы высадились из вертушек, чтобы собрать оружие и документы. Некоторые уцелевшие моджахеды, которые до этой минуты лежали на земле, притворившись убитыми, вскакивали и пытались бежать. Их преследовали и добивали. Среди «беглецов» оказался и незадачливый стрелок. Возле его трупа подошедшие спецназовцы нашли столь вожделенный «Стингер».

Заказанный командованием трофей был доставлен в Кабул, но генералы, получив его, начисто забыли о своем обещании дать непосредственным участникам захвата звание Героя. Офицер, который лично уничтожил моджахеда со «Стингером», был отмечен лишь орденом Красной Звезды. На большее он, по мнению начальства, не потянул.

Наибольший эффект облеты имели в южных провинциях, где относительно ровная местность просматривалась с вертолетов на большое расстояние, и моджахедам было трудно укрыться. В афганской войне существовали свои неписаные правила, которым старались подчиняться, чтобы сохранить жизнь. Стоило вертолету со спецназом зависнуть над едущей автомашиной или группой кочевников, как те должны были остановиться. В случае неподчинения экипаж вертолета давал перед движущимся объектом предупредительную очередь из пулемета, установленного в пилотской кабине. Обычно после этой очереди даже самый медленно соображающий кочевник или крестьянин понимал, чего от него хотят, и останавливался. Если на земле игнорировали предупредительный сигнал, вертолеты открывали огонь на поражение из всего имеющегося на борту оружия. Однако в любом случае, будь то мирный караван, рейсовый афганский автобус или наоборот – транспорт моджахедов, досмотровая группа высаживалась, чтобы произвести проверку объекта или в случае сопротивления добить моджахедов и забрать их оружие. Возможные варианты действий зависели от конкретной обстановки.

Сродни облетам было совершение рейдов на бронетехнике. Военнослужащие спецназа на БТРах колесили по своему региону. «Наводя порядок» в пустыне, порой до десяти суток не заходили на базу. Эти действия были менее результативны, чем засады, но и они доставляли моджахедам немало беспокойства. Наземные рейды отличались тем, что столкновение было неожиданным для обеих сторон, если, конечно, спецназ не устраивал засаду где-нибудь на тропе, спрятав свои бронемашины подальше.

Например, на группу спецназа из 25 человек на 5 БТРах в районе Саркала под Аргандабом ночью внезапно выехал пикап «Тойота», в кузове которого были исламские партизаны со стрелковым вооружением и гранатометами. Встреча была неожиданностью для всех. Спецназовцы первыми пришли в себя. Несмотря на темноту, их огонь был точен. В считанные секунды они буквально изрешетили машину и находившихся в ней моджахедов.

Однако рейды нельзя отнести к числу увеселительных прогулок «за скальпами», были и трагические случаи. Рядовой из лашкаргахского батальона спецназа свидетельствует: «С базы мы вышли на трех БТРах. На вторые сутки напоролись на засаду. Это произошло в районе Мусакалан в провинции Гильменд. Наша головная  машина  была подбита из РПГ. Пулеметчик погиб сразу, его снесло вместе с башней. Мы перескочили на другой БТР. Вскоре подбили и его. Сдетонировали боеприпасы, при взрыве многие погибли или обгорели. Меня сбросило с брони на землю. Когда вскочил и стал перебегать в сторону последнего уцелевшего бронетранспортера, меня ранило пулей. Провалялся без сознания час, потерял много крови. Затем меня вынесли свои. Вертушкой отправили на базу, под нож хирургов».

Естественно, во время своего пребывания в Афганистане спецназ не ограничивался ведением исключительно боевых действий. Приходилось заниматься и разведкой. Обычно мелкие группы по 12–15 человек занимали позиции вдоль караванной тропы и, замаскировавшись, фиксировали все передвижения исламских партизан. Полученные данные передавались по радиостанции на базу, а при необходимости вызывалась авиация для уничтожения обнаруженных целей.

Часто спецназ проводил операции, которые можно назвать «маскарадом». Переодевшись в афганскую национальную одежду, спецназовцы под видом мирного каравана или отряда моджахедов проникали на территорию, которая контролировалась исламской оппозицией, и нападал на застигнутых врасплох афганцев. Обычно эти операции проводились с участием сотрудников ХАДа и их агентов из числа местных жителей. Однако осуществление подобных операций осложнялось многими обстоятельствами.

Солдаты были одного возраста, а моджахеды, за которых они должны были себя выдавать, наоборот не являлись одногодками. Среди них были и юнцы, и старики, и мужчины среднего возраста. На отращивание бород и усов, не предусмотренных воинским уставом, солдатам также требовалось время. К тому же многим не нравилось красить свои волосы в радикально черный цвет, после чего в течение нескольких месяцев их было невозможно отмыть. Походка солдата, пусть и одетого в афганскую одежду, выдавала в нем европейца. Для участия в «маскараде» из числа военнослужащих старались отобрать уроженцев Кавказа и Средней Азии. Но и они не имели привычки носить на ногах афганскую национальную обувь типа сандалий под названием «чапли» – от них быстро уставали ноги. Особенно смешно выглядели спецназовцы на квадратных плечах которых едва не лопалась по швам паранджа из тонкой ткани.

Для успешного проведения «маскарадных» операций, чтобы сбить с толку моджахедов, спецназ прибегал к различным хитростям и уловкам. Обрядиться в истрепанную одежду местного жителя – дело простое. Куда труднее выйти незамеченным со своей базы, все дороги и подступы к которой находились под постоянным наблюдением исламских партизан. Стоило колонне бронемашин со спецназом покинуть пределы пункта постоянной дислокации, как агентура противника немедленно оповещала своих по радиостанции о выходе «рейнджеров». Моджахедам с передатчиком было вовсе не обязательно постоянно торчать у ворот базы и ждать, пока их не накроют с помощью службы радиоперехвата. За десяток километров от базы спецназа они могли оборудовать укрытие на какой-нибудь горе, откуда хорошо просматривалась интересующая их местность. У ворот базы оставался лишь подросток или старик, не вызывающий подозрений.

Почти каждый афганец старше четырнадцати лет употребляет насвай (легкий наркотик, кладется под язык), который хранится у него в небольшой, величиной с детскую ладошку, металлической коробочке. Тщательно отполированная внутренняя сторона крышки такой коробочки с успехом заменяет зеркало, и отраженный солнечный луч виден с горы за много километров. Подобной сигнализацией пользовались в Афганистане и сто, и двести лет назад.

Мусульмане хорошо понимали, чем может обернуться для них внезапное появление «рейнджеров» на караванных тропах, поэтому их внимание привлекала в основном бронетехника, покидающая базу. Грузовики, служившие для хозяйственных нужд, интересовали их гораздо меньше. Зная об этом, в кандагарском батальоне спецназа нашли оригинальное решение проблемы незаметного для глаз моджахедов выхода с базы.

У спецназовцев для «маскарадных» действий имелось несколько трофейных «Тойот» и «Симургов». Перед выходом на операцию машины вкатывали по доскам в кузова мощных КРАЗов и ЗИЛов. Кузова грузовиков затягивались тентами, под которыми прятались и переодетые под афганцев участники «маскарада». Затем колонна грузовиков покидала базу. Выйдя на шоссе и проехав по нему, колонна сворачивала на грунтовку или в сухое русло какой-нибудь речушки. В укромном месте, защищенном со всех сторон берегами реки или сопками, из грузовиков выкатывались «Симурги» и «Тойоты», в которые немедленно рассаживались «рейнджеры». Через минуту типичный «духовский» караван растворялся в пустыне. Грузовики же, сделав небольшой круг, выезжали на шоссе и возвращались на базу.

По воспоминаниям военнослужащих этого батальона, подобные маскарады весьма часто проводились летом и осенью 1987 года, и моджахеды попадались на эту уловку. Используя момент внезапности, спецназовцы, как снег на голову, сваливались на исламских партизан. Однажды «маскарадный» караван подкатил к речке. Неожиданно к головному вездеходу из укрытия вышли два моджахеда. Приняв спецназовцев за своих, они вызвались показать брод. В благодарность за услугу… спецназ прихватил с собой на базу обоих.

Анализ действий спецназа в Афганистане в период с 1984 по 1989 год подтверждает его высокую результативность. Батальоны спецназа, составлявшие лишь 5% от численности личного состава 40-й армии, давали до 60% результата всех советских войск, находившихся в Афганистане. Однако и спецназу было не под силу подавить активность моджахедов и перекрыть границу.

Сами солдаты и офицеры спецназа признавали, что лишь в один из трех выходов с базы они имели столкновения с противником. И это при условии, что спецназ, в отличие от всех остальных советских частей, не был обременен во время операций гигантскими, неповоротливыми колоннами грузовиков, танков и артиллерии. В распоряжении спецназа всегда была вертолетная авиация, и офицеры были практически самостоятельны в планировании боевых действий. К тому же они имели возможность отбирать для себя солдат из числа прибывших новобранцев. Многие другие части были лишены подобного отбора и туда попадали служить больные, физически неразвитые, а иногда и практически неграмотные призывники.

Сам престиж службы в элитных подразделениях советской военной разведки ко многому обязывал каждого солдата и офицера спецназа и служил сильным стимулом в психологической подготовке этих людей к боевым действиям. Военнослужащие спецназа наносили очень ощутимые потери моджахедам, теряя при этом во много раз меньше. Вопросы идеологии и политики их интересовали мало. Они не мучились вопросом, «насколько моральна эта война». В Афганистане они выполняли свою обычную работу и стремились делать ее добросовестно и профессионально.

О войне в Афганистане   28.12.2020    28  Stimul
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]