Четверг, 23.11.2017, 03:11
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


День поднятия Российского флага в Шатое 14 июня 1995 года стал днем национальной трагедии России — боевики Шамиля Басаева совершили в этот день чудовищный террористический акт в г. Буденновске, находящемся в 150 километрах от административной границы Чечни со Ставропольским краем.

Около 200 боевиков, захватив город, расстреляли мирное население, взяв в заложники около тысячи человек. Условием освобождения заложников было выдвинуто требование о прекращении ведения всех военных действий на территории Чечни и начале переговорного процесса с представителями Дудаева. Трагедия в Буденновске вызвала резкий рост античеченских настроений на юге страны и в целом по России. В результате была дестабилизирована политическая обстановка во всей стране, доверие населения к власти упало до критической точки.

Террористический акт в Буденновске был полной неожиданностью для командования федеральных войск, несмотря на то что информация от разведки о замыслах подобных акций боевиков поступала почти каждый день. Впервые сведения о подобной акции дудаевцев в ряде небольших городов, в том числе и в Буденновске, поступили командованию Объединенной группировки 9 января 1995 года. Впоследствии предупреждалось, что оружие и боеприпасы в город будут доставлены заранее и спрятаны в тайниках, а большинство боевиков проберутся к месту событий безоружными, группами по 3—4 человека.

Постоянно шла информация о выдвижении групп террористов в различные районы от Астрахани до Ростова-на-Дону. Ш. Басаев при этом несчетное количество раз находился на полпути в Моздок, а Ханкалу и Северный боевики планировали захватить каждый день. Истинные же намерения боевиков были неизвестны. С другой стороны, очередная информация разведки о готовящейся акции в Буденновске накануне вторжения Ш. Басаева уже не вызывала уверенности в ее достоверности, а держать постоянно в усиленном режиме силы и средства для предупреждения вторжения было невозможно.

Проведение операции по освобождению заложников в Буденновске тоже не выдерживает критики. Замедленная реакция спецслужб позволила террористам получить достаточно времени для принятия целесообразных решений. Полустихийные штурмы больницы -привели к неоправданно большому числу жертв среди заложников. И самое главное, переговоры с Ш. Басаевым Премьер-министра В. С. Черномырдина начались, и штурм был остановлен в тот момент, когда подразделения «Альфы» захватили первый этаж больницы и готовы были к проведению финала операции — захвату оставшихся боевиков наверху. За этим последовал отвод штурмующих подразделений с потерями и как результат — пропуск боевиков на территорию Чечни в горные районы.

Выход вооруженного конфликта за границы Чечни, выполнение требований террористов о прекращении боевых действий в Чечне и начало переговорного процесса под их диктовку поставили под сомнение целесообразность проведения в течение полугода широкомасштабной войсковой операции в Чечне, повлекшей за собой большие человеческие жертвы и колоссальные экономические потери. Стало ясно, что, несмотря на успешное завершение войсковой операции на юге Чечни, цели, поставленные федеральными властями в решении чеченской проблемы, не достигнуты, а войска в очередной раз явились заложниками непродуманной политики, проводимой российскими властями.

В связи с начавшимися переговорами, по решению Председателя Правительства В. С. Черномырдина федеральные войска были остановлены в тот самый момент, когда они имели максимальный успех, что не могло не отразиться на общем морально-психологическом состоянии военнослужащих. Отказавшись от наступательных действий, войска вынуждены были сосредоточиться в «базовых районах» и, по сути, стать мишенью для повсеместных вооруженных провокаций вновь активизировавшихся боевиков. На период переговоров для федеральных войск командованием группировки были определены разведывательно-поисковые действия. При этом, как уже отмечалось, федеральные войска реально контролировали лишь отдельные районы в непосредственной близости от опорных пунктов и так называемых базовых районов, а также участки основных дорог, прикрываемые системой блокпостов. Остальная часть территории Чечни оставалась как бы «ничейной», что позволяло дудаевцам передислоцировать не только мелкие группы, но и крупные подразделения.

Шамиль Басаев за свои «подвиги» в Буденновске от «руководства Ичкерии» получил звание Героя Чечни и бригадного генерала. Успех акции Басаева и ее поддержка значительной частью полевых командиров окончательно убедили дудаевское руководство в необходимости перехода к использованию новой тактики вооруженной борьбы, суть которой заключалась в активизации диверсионно-террористической деятельности — как на территории Чеченской Республики, так и в других, в том числе и центральных, районах России.

Вместе с тем сепаратисты не исключали возможности оказания сопротивления федеральным войскам в оборонительных боях на линии соприкосновения. Для перегруппировки сил и восстановления обороны им была необходима продолжительная остановка боевых действий в Чечне.

Тем временем дудаевцы продолжали бесчинствовать в Чечне. 16 июня по приказу полевого командира А. Джабаева в районе населенного пункта Автуры (в 30 км от Грозного) боевики расстреляли 38 семей, поддержавших новую администрацию республики, а также 8 боевиков, отказавшихся участвовать в войне.

Дудаевцы воодушевились, переформировались и вновь стали вынашивать планы захвата Грозного. В ночь на 17 июня подразделения внутренних войск и ФСБ России отразили попытку проникновения в Грозный около 800 боевиков. Под покровом ночи они двумя колоннами выдвинулись к Грозному с западного и юго-западного направлений. На окраинах чеченской столицы завязался бой, в результате которого бандиты понесли потери, были рассеяны и отступили; при этом дальнейшее продвижение этих группировок проконтролировать не удалось. Вновь сработала излюбленная тактика боевиков — рассеиваться по окрестным селениям для последующего сосредоточения в указанном месте.

В ту же ночь в Москве органами ФСБ был арестован представитель Дудаева, руководитель подпольного агентства «Чечен-пресс» X. Курбанов. При обыске в агентстве были найдены инструкции по проведению агентурной работы в представительских и военных кругах России, по подрывной и диверсионной деятельности, планы терактов против первых лиц России.

Переговоры в Грозном вела правительственная делегация России, возглавляемая первым заместителем министра Российской Федерации по делам национальностей В. Михайловым. В состав делегации входили: президент Российского союза промышленников и предпринимателей А. Вольский, заместитель министра внутренних дел — командующий внутренними войсками генерал-полковник А. Куликов и вице-премьер России, руководитель территориального Управления федеральных органов власти в Чечне Н. Семенов. В конце июня в состав делегации был включен один из помощников руководителя администрации Президента России М. Краснов Чеченскую делегацию возглавлял бывший прокурор Чеченской Республики У. Имаев; с большим трудом удалось включить в состав делегации представителей законного правительства Чечни Л. Магомадова, А. Усамова, А. Бугаева и то лишь на правах наблюдателей. В ходе переговоров была достигнута принципиальная договоренность по ряду ключевых проблем, включая вопрос о разведении противоборствующих сторон и поэтапном выводе российских войск из Чечни.

В период конца мая — начала июня 1995 года не отмечалось активной деятельности «президента Ичкерии» Д. Дудаева. Складывалось впечатление, что он «отошел от дел» и вооруженный конфликт велся уже по непосредственной инициативе полевых командиров, резко поднявших свой авторитет после буденновских событий. 17 июня, находясь на встрече «большой восьмерки» в Галифаксе (Канада), Б. Н. Ельцин заявил, что Д. Дудаев обратился к Турции с просьбой о «политической защите» и эта страна ответила ему положительно, выдвинув условие, чтобы лидер чеченских сепаратистов выехал в третью страну. Однако впоследствии факт обращения Дудаева к властям Турции был опровергнут турецкой стороной.

Выполняя разведывательно-поисковые функции, федеральные войска стали больше внимания уделять радиоразведке, которая в тот период решала задачи обнаружения дудаевских пунктов управления террористическими актами и обстрелами мест дислокации подразделений и частей федеральных войск; слежения за перемещением пунктов управления и отдельных групп боевиков по территории Чечни и прилегающих районов; контроля за радиосетями оперативного и боевого управления незаконных вооруженных формирований; определения порядка и маршрутов подвоза боевиками материальных средств, оружия и боеприпасов.

С июня 1995 года на вооружении отрядов чеченских боевиков и наемников стали массово применяться мобильные, переносные и портативные УКВ радиостанции иностранного производства сотовой системы связи, введенной отечественным Газпромом. Кроме того, руководство чеченских формирований имело станции космической связи, как иностранного, так и отечественного производства («Интерморспутник»). В связи с использованием боевиками таких средств связи общегражданского назначения, выявилось несоответствие в УКВ диапазоне тактико-технических характеристик аппаратуры постов перехвата и пеленгования находящихся на вооружении комплексов радиоразведки федеральных войск. Потребовалось срочно принимать соответствующие меры, после чего резко возросла эффективность радиоразведки, и добываемые ею данные заняли первое место по полноте, достоверности и оперативности.

В связи с переговорами было решено ввести с 19 июня двусторонний мораторий на ведение боевых действий. Однако многочисленные бандгруппы, орудующие на свой страх и риск, не пошли на соблюдение моратория, так же как и «вооруженные формирования Ичкерии». По всей Чечне продолжались вооруженные провокации против федеральных войск. Базовые районы, войсковые колонны подвергались обстрелам, минировались маршруты движения колонн федеральных войск, в том числе и в столице Чечни. Так, 21 июня в Грозном было приведено в действие три фугаса на основе управляемых по проводам мин МОН-50, установленных на фонарных столбах.

Зажатые в горах, обескровленные группы боевиков и наемников передислоцировались и доукомплектовывались под видом разоружения и возвращения в свои села. Информация о событиях в Буденновске усилила стремление военнослужащих к активным боевым действиям, и, по сути, они продолжались в нарушение моратория. Разведка наводила авиацию на обнаруженные группировки незаконных вооруженных формирований, осуществлявшие передислокацию на юге Чечни. Проводились и небольшие войсковые мероприятия по уничтожению отдельных групп боевиков.

18 июля в Чечне активизировались противники мирных переговоров. В наиболее крупных населенных пунктах проводились митинги антироссийской направленности.

30 июля в связи с событиями в Буденновске были освобождены от занимаемых должностей заместитель Председателя Правительства РФ — полномочный представитель Президента России в Чечне Н. Егоров, директор ФСБ С. Степашин и министр внутренних дел В. Ерин.

Представители антидудаевской оппозиции, приветствовавшие ввод российских войск в республику и меры по наведению конституционного порядка, почувствовав свою несостоятельность в складывающихся условиях, теперь стали заявлять о разочаровании поведением российских военных по отношению к мирному населению и пленным, их низкой дисциплиной и неуважением местных традиций. В частности, подобное мнение высказывал заместитель председателя Комитета национального согласия Чеченской Республики Л. Магомадов.

31 июля 1995 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес решение о законности действий Президента и Правительства России в Чечне. 11 судей из 18 приняли решение в пользу проводимой государством силовой операции по восстановлению конституционного порядка на части территории России.

Те, кто еще недавно участвовал в боевых действиях, то есть представители командования федеральных войск, вынуждены были вести осенью 1995 года затяжные переговоры. Первоначально ситуация для переговоров противоборствующих сторон в местах боевого соприкосновения сложилась на ножайт-юртовском направлении. В переговорах приняли участие генералы Романов и Масхадов; в дальнейшем основные руководители вели переговоры уже в Грозном. На данном направлении продолжил переговоры с командующим «восточным фронтом», чеченские полевым командиром X. Исрапиловым командир отдельной дивизии оперативного назначения ВВ МВД генерал Г. Тихонов.

В результате переговоров между командующим Объединенной группировкой федеральных войск генералом А. Романовым и начальником главного штаба незаконных вооруженных формирований Чеченской Республики полковником А. Масхадовым, 21 августа 1995 года был подписан Протокол о проведении добровольной сдачи оружия вооруженными формированиями, ополченцами и частными лицами Чеченской Республики, который предусматривал формирование специальной наблюдательной комиссии (СНК) с включением в ее состав двух командующих—А. Романова и А. Масхадова, двух комендантов республики — генерала П. Кондратенко и К. Махашева, а также представителя ОБСЕТ. Гульдемана в качестве наблюдателя и представителей общественности Чечни—Л. Магомадова, В. Арсанова и Ширвани Басаева. На СНК республики возлагались функции организации работы СНК районов, городов и сел, а также контроль за выполнением всех договоренностей и соглашений по всему блоку военных вопросов.

В средствах массовой информации Чечни представителями командования федеральных войск, руководства незаконных вооруженных формирований, представителями ОБСЕ разъяснялся порядок добровольной сдачи оружия боевиками и частными лицами. Был осуществлен обмен картами с обозначением районов и позиций противоборствующих сторон, обмен радиоданными, устанавливался контакт между командирами противостоящих частей. Составлялся график возвращения боевиков в места постоянного проживания и порядок отвода и вывода частей федеральных войск.

В ходе переговоров постоянно поднимался вопрос о взаимном освобождении насильственно удерживаемых лиц по принципу «всех на всех», договаривались даже об уничтожении военной техники и тяжелого вооружения, противотанковых средств и средств ПВО в пунктах сбора и других местах.

В случае выполнения достигнутых договоренностей планировался вывод частей федеральных войск с территории Чечни, за исключением тех, которые должны были остаться там на постоянной основе.

С момента реализации данного соглашения было сдано всего около одной тысячи стволов огнестрельного оружия, в основном гладкоствольного и неисправного. Практически провалилась попытка выкупа оружия. В то же время в ходе работы СНК военнослужащие продолжали нести потери ранеными и убитыми. В начале августа, несмотря на переговоры и мораторий, боевиками было предпринято несколько неудачных нападений на аэропорт Ханкала. Все это свидетельствовало о несоответствии сложившейся в тот период ситуации переходу к мирному урегулированию конфликта.

Тем не менее 27 августа 1995 года в Чечню прибыла рабочая группа экспертов Совета Безопасности России под руководством секретаря СБО. Лобова, назначенного полномочным представителем Президента Российской Федерации в Чеченской Республике. Была развернута работа по восстановлению разрушенного хозяйства и экономики Чечни, по восстановлению железных дорог, предприятий нефтехимического комплекса.

По сводкам МВД Чеченской Республики, дестабилизация обстановки в республике в этот период была вызвана не политическими причинами — просто нарастал преступный беспредел. «Резкий всплеск преступлений, в том числе тяжких, произошел после начала переговорного процесса», — заявил в «Известиях» начальник штаба МВД Чеченской Республики Ахмед Дакаев и подтвердил свои слова статистикой за последние шесть месяцев, то есть до начала переговоров, и за восемь месяцев 1995 года. По умышленным убийствам за шесть месяцев — 79 случаев, за восемь — 140; по разбойным нападениям — соответственно 69 и 157; по грабежам — 50 и 67. Всего тяжких преступлений за шесть месяцев было совершено 1378, а за восемь месяцев — 2 200. После начала переговоров район совершения таких преступлений сместился (по статистическим данным) с автотрассы Горагорск—Грозный, проходящей по территории Грозненского и Надтеречного районов, непосредственно в столицу Чечни. Самыми опасными районами Грозного стали Заводской и Старопромысловский. Совершались дерзкие преступления и в самом центре города.

В городе грабили всех. В сводках отмечены случаи, когда людей убивали ради 100 тысяч рублей (ныне — 100 рублей). Но основной интерес преступных группировок — крупные суммы и государственный автотранспорт. В то время, когда федеральные власти «закачивали» в Чечню огромные деньги, а восстановительные работы требовали большого количества грузовиков, под грохот выстрелов все это легко переходило в руки преступников.

29 августа самолетом из Москвы было доставлено около 2 миллиардов рублей грозненскому филиалу банка «Менатеп». Той же ночью группа из 7— 8 человек выстрелами из гранатометов разнесла двери банка. Им противостояли два охранника с одним автоматом, которые, естественно, отступили через черный ход. Бандгруппа взяла деньги и пешком покинула место преступления. Сотрудники МВД не могли проехать по вызову охранников от здания министерства до места происшествия всего лишь два квартала из-за несогласованности в действиях с командованием федеральных войск.

7 сентября при въезде в город был ограблен на 162 миллиона рублей прокурор Грозного, который вез зарплату работникам прокуратуры.

Не лучше обстояли дела с угоном автотранспорта. Как сообщалось в газете «Известия» от 23 сентября 1995 года (статья К. Светицкого), в сентябре на расследовании Следственного управления МВД Чечни состояло 55 уголовных дел о насильственном изъятии автотранспорта: с 15 мая по сентябрь преступники завладели таким образом 52 государственными автомобилями. Особенно их интересовали УАЗы и КамАЗы.

19 сентября в 12.30 бандиты напали на автомашину грозненского филиала «Кредобанка» и забрали 444 миллиона рублей — зарплату строителей из «Волгодонстроя».

20 сентября 1995 года в течение одних суток были сведены на нет все результаты переговоров и в очередной раз чеченские сепаратисты показали свою истинную сущность. На представителя Президента Российской Федерации в Чечне О. Лобова было совершено покушение. Боевики устроили подрыв кортежа машин Лобова на мосту по дороге из Грозного в аэропорт Северный, где располагалась его резиденция. К счастью, Лобов не пострадал. В тот же день в Махачкале (Республика Дагестан) в очередной раз были захвачены заложники, а на нефтеперерабатывающем заводе в Грозном совершена диверсия. При этом дудаевские лидеры обвинили российскую сторону в проведении этих акций и в очередной раз свалили на командование Объединенной группировки федеральных войск ответственность за обострение ситуации в Чечне.

В напряженной и политически неясной обстановке командующий ОГВ генерал-лейтенант А. Романов всячески боролся за усмирение страстей и продолжение переговоров, оттягивая решение о возобновлении боевых действий. Но деятельность Романова никак не вязалась с целями боевиков, ведь возрождение экономики республики и решение социальных проблем служили лучшей агитацией среди населения Чечни за федеральную власть. И 6 октября 1995 года в Грозном, на виадуке в районе площади Минутка, было совершено покушение на генерала А. Романова, который направлялся на встречу с Р. Хасбулатовым. В отличие от Лобова, Романов получил в результате теракта тяжелейшее ранение и был окончательно выведен из строя. На его место был назначен генерал-лейтенат А. Шкирко. Вновь появившегося в это время на политической сцене Чечни Р. Хасбулатова, активно выступавшего за продолжение переговорного процесса и прекращение терактов, уже не слушали. Экстремисты наконец добились своего — переговорный процесс был сорван.

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6545
Новых за месяц: 133
Новых за неделю: 30
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 1

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 2
Солдат: 2
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены