Морская пехота в Чечне: вышедшие из строя

Кроме "сводных" частей сухопутных войск, в декабре 1994 года на Кавказ для участия в боевых действиях перебрасывались части "элитные" - воздушно-десантные войска, морская пехота, спецназ Главного разведывательного управления.

О формировании частей спецназа в печати и в новостях в то время не сообщали, что, впрочем, естественно (широкую известность получили лишь некоторые эпизоды с участием спецназовцев, но это отдельная тема).

Части воздушно-десантных войск, также сводные, как и части войск сухопутных, формировались, как правило, на базе отдельных дивизий (Псковской, Тульской, Ивановской, Ульяновской, Новороссийской), имевших опыт действий в "горячих точках", что позволяло избежать многих обстоятельств, описанных в предыдущей статье. Офицеры знали друг друга, представляли характер предстоящих событий и возможные требования к солдатам.

Кроме того, для отправки на Кавказ готовились сводные части морской пехоты (иначе - десантно-штурмовые войска или же береговые войска Военно-морского флота) - на процессе их формирования мы остановимся особо. Эти элитные ударные силы не применялись в локальных конфликтах конца 1980-х - начала 1990-х, но о них вспомнили в процессе формирования войсковых группировок в Чечне.

Первое сообщение о планах их переброски в зону военных действий прошли в новостях 19 декабря (РТР, "Вести", 19 декабря 1994 г., 20:00) - со ссылкой на "Интерфакс" сообщалось о подготовке к отправке на Кавказ морской пехоты Черноморского флота. А уже три дня спустя опять-таки со ссылкой на Интерфакс прошло сообщение, что "два батальона российской морской пехоты прибывают сегодня в район боевых действий на территории Чечни" (РТР, "Вести", 22 декабря 1994 г., 14:00). Подобные сообщения повторялись и в последующие дни, но через неделю были дезавуированы:

Тихоокеанский флот в целом и соединения морской пехоты, в частности, не участвуют в боевых действиях в Чечне. Об этом говорится в распространенном сегодня во Владивостоке заявлении пресс-центра флота... В документе объявлены несостоятельными утверждения некоторых средств массовой информации об отправке в Чечню подразделений морской пехоты. ...С аналогичным заявлением выступил командующий Черноморским флотом адмирал Эдуард Балтин.

(Радио России, "Новости", 28 декабря 1994 г., 13:00)

С аналогичным опровержением (или, вернее, отрицанием) выступил в тот же день штаб Дважды краснознамённого Балтийского флота (ДКБФ):

Противоречивые сведения поступили в калининградский корпункт "Вестей" с главной базы Балтийского флота, где дислоцируется бригада морской пехоты. Комитет Солдатских матерей утверждает, что идущая сейчас на полигоне боевая подготовка черных беретов, напрямую связана с директивой об отправке одного из батальонов "в зону вооруженного конфликта в Чеченской республике для выполнения задач по защите конституционных прав граждан".

(РТР, "Вести", 28 декабря 1994 г., 23:00, репортаж Г. Саблина)

Вообще-то сообщения об участии морской пехоты в чеченских войнах звучат дико едва ли не для большинства российской аудитории (если задуматься - такой же оксюморон, как известия о "подвигах" ханты-мансийского ОМОНа в Грозном: ну просто "великое переселение народов"!). В самом деле, где море и где Чечня?

На самом деле, в СССР морская пехота предназначалась, в частности, для взятия прибрежных городов "потенциального противника" - а у этого "противника" на всём побережье западных штатов горы уходят прямо в море. Похоже, что в конце 1994 года выяснилось: после распада СССР, всеобщего вывода и сокращения войск просто не осталось других частей, имеющих горную подготовку...

Возможно, не было и такого расчёта: просто брали, кого могли, изо всех мало-мальски боеспособных частей.

В первых числах января 1995 года

...Пресс-служба правительства Российской Федерации опровергла сведения об участии в новогоднем штурме Грозного подразделений морской пехоты и спецназа.

(НТВ, "Сегодня", 3 января 1995 г., 22:00)

Но именно после провала новогоднего штурма началась спешная подготовка к переброске в Чечню морской пехоты на Тихоокеанском и Северном флотах.

*****

4 января 1995 года прошли сообщения о предстоящем участии частей морской пехоты Северного флота, дислоцированных на Кольском полуострове, "в восстановлении конституционного порядка в Чечне" (Останкино, "Новости", 4 января 1995 г., 12:52, со ссылкой на ИТАР-ТАСС).

8 января в район боевых действий был направлен сводный отряд морских пехотинцев - по словам представителя Президента России в Мурманской области И.Меньшикова, около тысячи бойцов (Радио России, Информационно-аналитическая программа, 12 января 1995 г., 14:00).

А 13 января появились первые сообщения об участии североморцев в боевых действиях. В сообщениях первого и второго каналов говорилось, что, в отличии от понесших большие потери в ходе новогоднего штурма частей сухопутных войск,

... в Чечню прибывают ребята, уже прошедшие подготовку. Сегодня на летном поле [аэропорта "Северный"] мы встретили матросов из десантно-штурмового батальона морской пехоты Северного флота. По их словам, все они прошли подготовку для ведения боев в городских условиях.

Солдат: Да, подготовка шла. Стреляли, окапывались.

(РТР, "Вести", 22 января 1995 г., 20:00).

Это по-настоящему обученные воины.

(Останкино, "Время", 23 января 1995 г., 21:00).

Однако при более детальном рассмотрении всё это оказывалось скорее пожеланием, чем реальностью:

За родину умереть не страшно, а здесь, в Чечне, за звезды генералов - обидно. Это слова лейтенанта Михайлова, командира взвода морской пехоты Северного флота. Лейтенант и его товарищи не скрывают своих имен и не прячут лиц.

Вопрос: Вы здесь делаете историю морской пехоты. Ответ: Какая история - это полицейская акция. Нас здесь вообще не должно быть. Я почитал, как раз везде написали: две роты, специально подготовленные к бою в городе. Какой бой в городе? У нас даже нету специальных полигонов для подготовки личного состава.

В роте, в которой служит Михайлов, осталось 56 человек - половина личного состава. В трех боях 11 пехотинцев погибли, остальные ранены или пропали без вести. Многие из солдат до того, как оказались в Чечне, брали в руки автомат один раз - на присягу.

(НТВ, "Сегодня", 4 февраля 1995 г., 19:00; репортаж Сергея Гапонова, Олега Чупина, Альберта Загрудинова).

*****

На Дальнем Востоке с начала января также готовился к отправке сводный отряд морских пехотинцев. 3 января по улицам Владивостока в пригород проследовала колонна - до 40 единиц БТР. Руководитель пресс-службы Тихоокеанского флота (ТОФ) капитан первого ранга Рыжков со ссылкой на заявление командующего флотом адмирала Игоря Хмельнова отрицал, что они готовятся к переброске в Чечню, и пояснил, что сводный полк морской пехоты

...свершив доукомплектование, в связи с заступлением в боевое дежурство в составе мобильных сил МО РФ, вышло на полигон в Бамбурово для проведения там плановой боевой подготовки, а также для отработки организации и боевой слаженности в полевых условиях.

Доукомплектование полка при этом было проведено не морпехами, а корабельным или береговым составом.

Между тем, в Матросском клубе в подразделении морской пехоты уже работала медицинская комиссия, а врачи госпиталя ТОФ также готовились к командировке в Чечню (Радио России, Информационно-аналитическая программа, 4 января 1995 г., 14:00).

10 января перед штабом ТОФ собралось несколько десятков человек, протестующих против предполагаемой тогда отправки тихоокеанцев в Чеченскую республику. Начальник отдела по воспитательной работе капитан первого ранга Николай Андатюк и начальник отдела по связям с общественностью капитан первого ранга Святослав Баденчук объяснили: никакого приказа отправлять кого бы то ни было в Чечню штаб флота не имеет. Однако, сказали они, если он поступит, командование флотом его выполнит. А 11 января та же флотская пресс-служба сообщила, что "большинство морских пехотинцев сами изъявили желание отправиться в район конфликта", причем отправка полка уже была начата прошедшей ночью (РТР, "Вести", 11 января 1995 г., 14:00; со ссылкой на "РИА-Новости”).

Секретность выдерживалась во всем: например, сообщалось, что "морские пехотинцы будут направлены в район Моздока". Однако в неведении оставались сами бойцы, а те, от кого собирались секретить, кажется, всё знали. 15 января пресс-служба флота заявила, что "неустановленные лица угрожали семьям офицеров физической расправой", а в гарнизонах было введено круглосуточное патрулирование (РТР, "Вести", 15 января 1995 г., 14:00).

И тут, едва ли не единственный раз за те недели начала "первой чеченской", нашёлся офицер, пытавшийся протестовать - нет, не против войны, но против безумного порядка комплектования и подготовки отправляемых на войну частей. Широкий резонанс во Владивостоке получил поступок группы офицеров, в том числе командира десантно-штурмового батальона майора Евгения Жовторипенко, который отказался везти в Чечню служащих первого года срочной службы.

Командир одного из лучших подразделений Тихоокеанского флота, отличившегося на недавних совместных российско-американских учениях, не отказывался выполнить приказ командующего следовать в Чечню, он только доложил вышестоящему начальству о неготовности его подразделения выполнить поставленную боевую задачу. Поскольку сводный полк морской пехоты, составной частью которого являлся батальон майора Жовторипенко, был доукомплектован не специалистами морской пехоты (их просто напросто не хватало), а матросами срочной службы с кораблей флота или с береговых частей, майор просил хотя бы месяц, чтобы поднатаскать ребят в полевых условиях.

(Радио России, Информационно-аналитическая программа, 18 января 1995 г., 22:00; репортаж Ольги Журман).

...о вопиющей неготовности подразделения к бою он докладывал еще на строевом смотре, когда после четырёх дней на полигоне Бамбурово убедился, что его подчиненные не вполне представляют, как держать в руках Калашникова. Но майора адмиралы не услышали.

Жовторипенко: Вывести в район конфликта и потом использовать как боевое подразделение, это преступление.

Испытывая хроническую нехватку призывников, дивизия морской пехоты из элитного давно уже превратилась в показное соединение, а когда пришлось разворачивать ее в боевой состав, туда в спешке посылали людей со всего флота, причем командиры отправляли не самых лучших. Офицеры не отказывались ехать в Чечню, они предлагали лишь не множить число жертв, собрать батальон, вместо потешного полка, а еще лучше офицерскую роту...

(РТР, "Вести", 20 января 1995 г., 23:00).

В итоге батальон Жовторипенко отправился в Чечню, а сам майор и еще 13 офицеров были уволены из вооруженных сил "за невыполнение условий контракта".

23 января из Грозного поступили первые сообщения о гибели тихоокеанских морпехов (подробнее об этих событиях во Владивостоке смотри также: Голотюк Ю. Россия готовит войска "к дальнейшим действиям" в Чечне. Офицеры открыто выражают недовольство тем, как проводится операция // Сегодня. 1995. 13 января. С. 1; Командир батальона морской пехоты Тихоокеанского флота отказался отправлять "необстрелянных" солдат в Чечню // Известия. 1995. 14 января. С. 2).

*****

Таким образом, формирование сводных частей "элитных" войск - морской пехоты - проходило практически тем же порядком, что и частей сухопутных войск.

Слово "элита" можно было бы употребить без кавычек - в Чечне морпехи проявили себя с самой лучшей стороны. Я говорю не об их боевых качествах - тут речь вообще не об этом. В последующих многомесячных жесточайших боях морская пехота не бросала своих - не оставляли своих на поле боя. При огромном числе пленных и пропавших без вести в ту войну - армия по сути перестала быть корпорацией, равнодушно посылала "своих" на убой и столь же равнодушно оставляла погибать в плену. Из числа морпехов был захвачен только один - матрос из 876-го десантно-штурмового батальона Северного флота Алексей Анатольевич Епифанов. Он был взят в январе 1995 года, где затем и погиб. Видимо, закономерно, что единственный известный нам случай, когда офицеры отказывались везти неподготовленных солдат на погибель, относится к морской пехоте.

Однако офицеры Тихоокеанского флота мотивировали свой отказ соображениями целесообразности, необходимостью посылать на войну обученных бойцов и бессмысленностью использования в боевой обстановке "пушечного мяса".

Категория: О Чеченской войне | Добавил: Stimul (28.05.2010)
Просмотров: 4995 | Рейтинг: 1.5/2
М-46 - 130-мм буксируемая пушка 
МиГ-25 - истребитель-перехватчик 
Спецназ пощады не знает, но и сам ее не просит 
Первая чеченская война: Срыв мирных переговоров (осень 1995-лето 1996) 
Письмо из дома 
Тимирбулатов Салаудин Хасмагамадович (Тракторист) 
Р. Кадыров: «Участникам НВФ предоставляется шанс, если у них хватит ума им воспользоваться» 
Эльмурзаев Сулейман Эльмурзаевич 
Зимняя прогулка по Грозному 
В Чеченской Республике начата кампания по первичной постановке на воинский учет 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]