Гибель одинокого волка

Десять лет назад в России было осуществлено то, о чём теперь так много говорят — передача власти преемнику. Ну не во всей России, а на одной тысячной ее части, и всё же...

В ночь с 21 на 22 апреля 1996 года в окрестностях села Гехи-Чу Ачхой-Мартановского района Чечни при взрыве ракеты, наведённой по излучению спутникового телефона, был убит президент Чеченской Республики Ичкерия Джохар Дудаев. Вместе с ним погибли его пресс-секретарь Хамад Курбанов и военный прокурор Ичкерии Магомед Джаниев. Впрочем, почти всё в этой истории так или иначе подвергалось сомнению. Разное говорили о причинах и обстоятельствах гибели Дудаева.
Долгое время вообще ходил слух, что не погиб он вовсе, а скрылся куда-то...

Самое большое сомнение вызывало само его президентство. Одни в Чечне говорили, что-де Джохара специально посадили в президенты, чтобы развязать войну и наслать на этот маленький край неисчислимые бедствия — сторонники модных в сегодняшней России теорий заговора на Кавказе весьма многочисленны.

Другие, как правило, носители официальной точки зрения или полагающие себя таковыми, всячески отрицали президентство Дудаева, представляя это недоразумением и беззаконием. Не было, мол, и нет никакой Ичкерии, а есть "незаконные бандформирования" (до сих пор радуюсь — значит, бывают и "законные"?). И даже саму гибель Джохара пытались к этим бандформированиям свести — 24 апреля командовавший федеральной группировкой генерал Вячеслав Тихомиров сообщил агентству ИТАР-ТАСС, что федеральные войска никакого отношения к гибели Дудаева не имеют, настаивая на версии, что "это дело внутри этих бандформирований".

Федеральное командование ещё не раз пыталось свести к "внутренним разборкам бандитов" неудобные для себя эпизоды. Например, гибель более ста человек при ракетном обстреле грозненского рынка 21 октября 1999 года, но в тот раз безуспешно: применение "средств старшего начальника" признал в прямом эфире сам генерал Анатолий Шаманов.

Вот и тогда, десять лет назад, "неназванный высокопоставленный представитель МВД" заявил в Москве тому же ИТАР-ТАСС, что Дудаев погиб в результате "акции возмездия" за уничтожение боевиками воинской автоколонны 16 апреля у села Ярышмарды и что, вообще, 21 и 22 апреля по горным районам Чечни наносились ракетно-бомбовые удары, целями которых были шесть-семь известных дудаевских ставок.

Это была отчасти правда.
Точно так же, как отчасти правдивы и версии, пересказываемые теперь, десять лет спустя. Вот, например, Алексей Прокопенко в программе Ren-TV "Военная тайна" поведал о наведённой с помощью отечественного "Авакса", самолёта А-50, ракете. Но, по его словам, спутниковый телефон у Дудаева был не простой, а специально для него переданный, на него, мол, ракета и "пошла".

Насчёт "непростого телефона" — это вряд ли.
Потому что этак неделей раньше произошёл странный и трагический инцидент вблизи станицы Нестеровская в Ингушетии, на территории строящегося кирпичного завода. Вечером во вторник, 16 апреля, туда попала авиабомба, то есть это на заводе подумали, что авиабомба. Как сообщили в ингушском МВД, прямым попаданием в домики югославских рабочих убит охранник и ранены восемь строителей, среди них — шесть югославов. По свидетельству очевидцев, незадолго до взрыва был слышен звук пролетавшего самолета. Следствие так и не установило, какой-такой НЛО бомбил кирзавод. Только вот попадание было на редкость точным — прямо в антенну телефона спутниковой связи, которым югославы пользовались. "Лес рубят — щепки летят..."

Похоже, отпадает ещё одно тягостное сомнение. Дело в том, что ракета убила Дудаева, когда Джохар Мусаевич заговорился с депутатом Константином Боровым. Тот вообще оказался подозрительно близок к чеченским сюжетам последних двух десятилетий. Будучи ещё институтским преподавателем, Константин Натанович не принял зачёт по математике у одного скромного студента, и, в результате, тот пошел по кривой дорожке. Студента звали Шамиль Басаев. Так вот, если боеголовка навелась на антенну югославов, с которыми Боровому говорить было определённо не о чем, то все смутные подозрения с депутата снимаются. Просто талант такой у человека...
Кроме того, отпадает и версия "возмездия за Ярышмарды": кирзавод, повторяем, бомбили в тот же день, 16 апреля, когда была расстреляна колонна 245-го полка.

На самом деле на Дудаева охотились долго и расчётливо. В Гехи-Чу и окрестностях отключили электричество — чтобы не было никаких посторонних помех. Зачем? Для успеха "мирного процесса".

За день до гибели Дудаева, 20 апреля, в Грозном состоялось собрание поддерживающих "главу Чеченской Республики" Доку Завгаева представителей 22 районов республики, старейшин, бизнесменов и политиков — всего приблизительно 350-400 человек. Говорили о подписании с сёлами "соглашений о соблюдении мира" (не подписали лишь 15 населенных пунктов), о подготовке "Договора об общественном согласии"... В общем, муляж политического процесса возводился ударными темпами.

Мешала этому строительству миражей реальность — сопротивление во главе с остававшимся где-то в подполье Дудаевым. Наверное, кому-то казалось: уберём Джохара, и всё рассыплется!
А ведь впереди ещё маячили выборы президента России, и надо было кровь из носу обеспечить к июню отсутствие плохих новостей с южного театра военных действий.

К тому моменту уже четыре месяца как прекратился мирный процесс, начавшийся под эгидой ОБСЕ после событий в Будённовске. С Дудаевым никто не хотел говорить. Иногда он встречался с журналистами — от тех требовался студенческий навык "проспать первую пару", поскольку сначала часа полтора Джохар выдавал монолог "обо всём сразу", и только потом с ним можно было вести осмысленный разговор. Этот разговор был возможен, но с кем?

Власти желали не переговоров, а военной победы.
Те из думских депутатов, что с самого начала войны пытались запустить "мирный процесс", теперь не имели никаких рычагов влияния на ситуацию. А вести переговоры от себя самого, это, согласитесь, самозванство. Только раз одна группа ходила на переговоры в Западную Чечню — когда бамутские полевые командиры пригрозили расстреливать по пять пленных ежедневно. Тут они действовали сами от себя - и добились отмены приказа о расстреле. Правда, вместо данных властями полномочий был использован элементарный жёсткий шантаж. Но для политического диалога нужно было нечто большее...

А Константин Боровой был готов говорить, просто говорить. И Дудаев был готов говорить с ним, просто потому, что больше не с кем.
Чем это кончилось, вроде бы, известно.

А через день после гибели Джохара, 23 апреля, Виктор Черномырдин заявил: "Мы никогда не говорили, что должны быть введены ограничения по борьбе с терроризмом. В уставе ООН также значится понятие "принуждения к миру", и в данном случае оно может быть применено. Мы будем следовать тактике расширения мира в сочетании с жесткими силовыми методами..."
Они уже готовы были рапортовать об успехе.

25 апреля министр юстиции Валентин Ковалев (помните "банного министра"?) заявил, что после гибели Дудаева "нет сомнений в легитимности правительства Завгаева", которое теперь возглавит "переговорный процесс с полевыми командирами".

Но оказалось, что "полевые командиры" не разделяют это мнение — противостоящая в конфликте сторона сохранила единство и управляемость. Помощник президента Ичкерии по национальной безопасности Ахмет Закаев заявил, что, напротив, весь процесс мирного урегулирования теперь под вопросом, а 25 апреля эту позицию подтвердил приступивший к исполнению обязанностей президента Зелимхан Яндарбиев.

29 апреля последовал ответный пропагандистский ход — источники в правительстве Завгаева распространили было слух о гибели прошедшей ночью теперь уже Яндарбиева, и о том, что его преемником становится Шамиль Басаев. Эта дезинформация была опровергнута через день.

Получалось, что с устранением Дудаева победа отнюдь не была одержана. Наоборот, чтобы под выборы новости с Юга были хорошими, пришлось иметь дело с оппонентом куда менее удобным.

И 30 апреля первый вице-премьер Владимир Каданников заявил, что "в процесс урегулирования кризиса в Чечне должны быть максимально вовлечены полевые командиры и общественно-политические движения, независимо от их взглядов, но имеющие существенное влияние на обстановку в республике", а в сообщениях официозных средств массовой информации появилось определение ичкерийской стороны как "вооруженной оппозиции".
И в конце мая федеральному руководству и лично Ельцину пришлось вести переговоры в Кремле с Зелимханом Яндарбиевым.

Категория: О Чеченской войне | Добавил: Stimul (28.05.2010)
Просмотров: 2414 | Рейтинг: 0.0/0
Ми-8МТВ 
КамАЗ-63969 «Тайфун» - защищённый бронеавтомобиль 
Письмо из Грозного 
Белые колготки 
БМП-2 
И будут сниться эти горы... 
Официальные данные о потерях населения Чечни в ходе 11-летней войны сильно занижены 
Пистолет ГШ-18 
Авдорханов Ахмад Зелимханович 
Хочешь мира - готовься к войне 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]