Суббота, 25.11.2017, 01:08
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Главная » Военные новости » Про войну в Чечне » Стихи о Чеченской войне

Поэма "Кавказский пленник"

КАВКАЗСКИЙ  ПЛЕННИК.

Поэма.

 

… Черкес. Он быстро на аркане,

Младого пленника влачил.

«Вот русский!» - Хищник возопил.

А. С. Пушкин.

 

… Черкесы путником арканом,

В свои ущелья завлекут.

И скрытые ночным туманом,

Оковы смерть им нанесут…

М. Ю. Лермонтов.

                                                                                         

                             *  *  *

         Парит орёл в горах Кавказа,

         Как сотни лет назад, парит.

         Он, как и раньше зорким глазом,

         На землю с высоты глядит.

         Глядит, как Терек величавый

         Меж скал потоками шумит,

         Как Эльбрус, великан двуглавый,

         Седою древностию спит.

 

         Глядит, как горец бородатый,

         Сменил горячего коня,

         С которым, его дед когда-то,

         Шёл в битву, голову сломя.

         Который был ему опорой,

         Как в доме, так и в грабеже…

         Года прошли. Не те уж горы,

         И жизнь давно не та уже.

 

         - На «Джипе» горец разъезжает,

         Имея сотни конских сил.

         С улыбкой гордою взирает,

         На то, что сам трудом творил:

         Здесь, вместо диких троп звериных,

         Дороги в горах пролегли,

         В заботах люди, дружных, мирных,

         Построить города смогли…

 

         Творенья мысли, рук творенья,

         Всё видит тот орлиный взор.

         Он слышал радостные пенья,

         Он видел удаль, и задор.

         В долинах гор, - сады цветущи,

         И обработаны поля.

         И виноградов сладких, кущи,

         А вдоль дороги, - тополя…

         Ведь были всё же, счастья годы, -

         Могучий разум созидал!

         И в дружбе жили здесь народы,

         Друг друга, каждый, братом, звал…

 

                   *  *  *   

         Чечня. В горах, в ауле диком,

         Чеченцы пляшут у костра.

         Со свистом, гиканьем и криком,

         Пируют горцы до утра.

         Палят меж скал из автоматов,

         Едят шашлык, пьют чачу.

         Поймали русского солдата,

         И празднуют удачу…

 

         Чеченцам, всё никак не ймётся, -

         Нет счастья им в одной семье.

         И с кровью злоба в сердце бьётся,

         Ей нет покоя на земле.

         Уж сколько лет в семье единой,

         Пора осмыслить всё, понять…

         Но зов в душе, - инстинкт звериный

         Кричит: «Стрелять, стрелять, стрелять!..»

 

         В кругу, чеченка молодая,

         В руках, сжимая автомат,

         Танцует танец, озорная,

         А горцы, хлопая, глядят.

         Идёт по кругу амазонка,

         Не оторвать от девы взгляд,

         Гранаты, мелодично, звонко,

         На тонкой талии звенят…

 

         - А, нужно ли тебе, девчонка,

         Такой воительницей быть? –

         Визжать от злобы с ними громко,

         И на Луну от злости выть!..

 

         Чечня. В горах, в ауле диком,

         Чеченцы пляшут у костра.

         И словно вой звериный, крики,

         Несутся в небо до утра.

 

                   *  *  *                         

         … А он лежал в зловонной яме,

         Куда его втолкнул чечен.

         Не видеть бы то горе маме,

         Как сын попал чеченцам в плен.

         Как сын её, юнец годами,

         Который жизни не видал,

         Со связанными в боль руками,

         Был брошен в каменный подвал.

 

         Избит до полусмерти парень,

         В забаву, просто так избит. -

         Сырой подвал, вокруг лишь камень,

         И тело ноет и болит…

         - За что томишься парень в яме,

         Да, разве только ты один? –

         А лишь за то, что россиянин,

         За то, что просто, -  славянин!

         Немало вас, в аулах диких,

         В подвалах стонут по ночам.

         И безысходности той крики,

         В горах несутся тут и там.

 

         Забылся сном тяжёлым пленник,

         А мыслями душа летит… -

         Вот отчий дом, родные сени.

         А на пороге мать стоит!

         Такая явная, - земная,

         От плоти, - плоть, от крови, - кровь.

         Вокруг собою излучает,

         Всю материнскую любовь…

 

         Глядит, как сын её, мальчишка,

         Усердно, что-то мастерит.

         Она лелеет его слишком, -

         С такою нежностью глядит.

         Он младший. И один остался.

         А было трое… Как во сне,

         По жизни чёрный смерч промчался, -

         Забрал он старших на войне.

 

         Они росли на радость маме,

         Оба, - как один с лица.

         И оба сгинули в Афгане,

         Два старших сына, - близнеца.

         Их хоронила вся деревня.

         Как говорил тогда комбат:

         Погибли все они в ущелье.

         Где взвод разведки был «зажат».

 

         Так безутешно мать рыдала,

         Не вытирая слёз своих.

         Любовь всю младшему отдала,

         Ту, что имела для троих.

         И поклялась, что не отпустит

         Его куда-то воевать…

         - Как много слёз, как много грусти,

         Ах, если б, наперёд всё знать?!

 

                   *  *  *

              

         Тяжёлый он, в неволе сон,

         А путы на руках не рвутся.

         Лишь рвётся горлом горький стон,

         И так не хочется проснуться.

         От жажды губы все горят,

         Саднит и ноет тело в боли,

         А мысли ласточкой летят, -

         Не наложить на них неволи…

 

         Он рос обычный, - ребятня…

         Дай Бог, расти же на здоровье!

         А где-то там была Чечня,

         А где-то было Приднестровье.

         Когда-то все наперебой,

         России дружбу предлагали,

         За всех она была «горой»,

         За всех стояла крепче стали.

         … Сегодня русского солдата,

         Везде «захватчиком» зовут.

         А раньше, было, звали братом,

         За бескорыстный, ратный труд.

 

         Россия! Велики просторы,

         Велик народ, живущий в ней.

         Могуч душою он, как горы,

         Широк душой, как ширь полей.

         Всегда она была открыта,

         Для тех, кто помощи искал,

         И многими была забыта,

         И многий в душу ей плевал.

 

                   * * *

         Он рос, он видел эти боли,

         Как низко пал российский дух,

         Что всякий мог себе позволить,

         Сказать о русском плохо, вслух.

         И даже рядом видел горечь,

         Не мог понять: как с этим жить, -

         В России, здесь, какой-то горец,

         Обидеть мог и оскорбить?..

 

         За что тогда кровь проливали,

         Их прадеды, деды, отцы?

         За что, встречая их, кричали:

         «Спасибо, братцы!.. Молодцы!..»?

         За что его два старших брата,

         Ушли в неполных двадцать лет?..

         России верные солдаты… -

         Кто даст ему, юнцу, ответ?

 

         С любовью, матерью зовёт,

         Тебя, Россия, - русский только!

         За славу, гордость и почёт,

         Голов сложили в свете сколько… -

         Чтоб с уважением к тебе,

         Послов от всюду засылали.

         «Я, - русский!» - каждый знал в себе,

         И чтобы все об этом знали.

 

         «Мы скоро вырастим Россия,

         Мы дети, нас за то прости!

         Но много нас, и мы, - стихия,

         Дай нам немножко подрасти!..» -

         Так думал парень подрастая.

         Так думал он, так думал друг,

         В бессилье яростно взирая,

         На то, что деется вокруг…

 

* * *

 

         Чечня. Чеченка молодая,

         Сжимает крепче автомат.

         А горцы смело вспоминают,

         Свою охоту на солдат.

         В запале боевом их лица,

         Всё больше горячатся, -

         Эх, хорошо было в станице,

         С казаками драться.

 

         Вся ненависть в душе, что была,

         Та, что копилась двести лет,

         С такою выплеснулась силой,

         Что удержать её, сил нет:

         «За всё Россия, ты ответишь,

         За униженья и позор!..

         За то, что двести лет на свете,

         Ты угнетала детей гор!

         Что ты обычаи попрала,

         Посмела взять, и… запретить!

         И многих с мест родных изгнала,

         Назначив им в чужбине жить…

 

         У костра и шум, и гам, -

         В голову бьёт чача!

         Соревнуются в борьбе,

         В диких танцах скачут.

         Кто-то крикнул вдруг, тогда,

         Будучи в угаре:

         «Тащите русского сюда, -

         На костре зажарим!..»

 

         Загалдели горцы смело,

         Хищно предвкушая,

         Как истерзанное тело,

         В огне будет таять…

         Засов лязгнул на двери, -

         Нет, не сон приснился:

         «Давай русский, выходи!..»

         Чечен матерился.

 

         Руки в путах онемели,

         Тело рвёт от боли,

         Ноги держат еле-еле, -

         Вот она, неволя!

         «Шевелись, давай, неверный!..» -

         Горец бьёт солдата.

         Наслаждается наверно,

         Изверг бородатый…

 

                   * * *
         … «России-матери сыны,

         Отчизны верные солдаты!..

         Мы, не хотели той войны,

         Она пришла к нам, как когда-то!

         Банды горцев рвутся, братцы,

         На Россию, - отчий дом!..

         И вам с бандитами сражаться!..» -

         Говорил им военком.

         - Когда он пришёл по праву,

         Родине, свой «долг» отдать.

         За единую Державу… -

         Флаг России защищать!

 

         Много их, мальчишек бравых,

         Жаждущих идти служить, -

         Чтоб добыть России славу,

         И почёт ей заслужить!

         Не перевелись в её просторах,

         Славные богатыри,

         Вставшие в защиту споро,

         Кто бы, что не говорил…

       

         Как могла, крепилась мать,

         Виду не казала.

         Так хотела удержать, -

         И не удержала.

         Третий, и последний он,

         Младшенький, любимый!..

         С губ сорвался горький стон:

         «Не ходи, мой милый!.. –

         Сон плохой приснился мне,

         Будто бы мне снится,

         Что с тобою на войне,

         Что-то приключится!..»

 

         Осень. Вороньё на поле,

         За деревней сбилось:
         «Не накаркали бы горя!..» -

         В слезах мать молила.

         Уходил. Все мужики,

         Руку пожимали,

         Молодые, старики,

         Здравия желали.

         Со слезами старый дед,

         Кивал головою:

         «Мне б, немножко сбросить лет,

         Я б, пошёл с тобою!..»

 

                   * * *

         Чечня. Суровы горы.

         Суров народ живущий здесь.

         Жизнь будто замерла. Нескоро,

         Собьют с чеченцев, видно, спесь.

         И настороженно солдаты,

         Ведут себя со всех сторон.

         Всегда с собою автоматы,

         В патроннике, всегда патрон.

 

         Край чуждый, дикий, непригодный,

         Не то, что их, Россия-мать!

         Сердцу стылый и холодный,

         Зачем здесь только воевать?

         Прячутся по тёмным норам,

         Чеченские боевики.

         Не выкурить из нор их скоро,

         Уж слишком норы глубоки.

 

         Он молодец был, - дерзок, смел,

         Горяч был, - только в меру!

         Всё получалось, всё умел, -

         Для всех он был примером!

         Но как случилось, - что аркан,

         На шее захлестнулся?..

         О, как смеялся басурман,

         Как узел затянулся!..

 

         Первые  минуты плена… -

         «Боже мой, какой позор?

         Как же он попал к чеченам,

         Этим злобным детям гор?

         Как же так? – Ведь за Россию,

         Он готов был умереть!

         Все готов отдать был силы,

         А не спину дать под плеть…»

 

                   * * *

         … «Что неверный, ноют раны?

         Скоро сдохнешь ты, шакал!

         Тебя зарежут как барана…» -

         Молвил старый аксакал.

         А вокруг, кто помоложе,

         В злой ухмылке скалят рот.

         Выплеснуть свой яд им тоже,

         Хочется невпроворот.

 

         Перед беззащитным этим,

         Власть и силу показать. –

         И не дай же Бог, на свете,

         Это видеть и узнать?..

         Он лежал в кровавой луже.

         «Хватит, хватит вам пока!

         Он живой ещё нам нужен…» -

         Слышится издалека.

 

         Приоткрыл он с болью очи,

         Тяжело, со стоном, встал:

         «Я смотрю, храбры вы очень,

         С пленными, да, аксакал?..

         Почему же в бой открыто,

         Не выходит твоя рать?

         А лишь подло, воровито,

         В спину можете стрелять?

         Только грабите в России,

         Заложников берёте…

         Лишь со слабыми вы сильны,

         Лежачего лишь бьёте!..»

        

                   * * *

         И затихли все вокруг.

         Чеченка молодая,

         Из-под ресниц украдкой вдруг,

         На пленника взирает.

         Трудно, видно, ей понять,

         Как, за шаг до смерти,

         Может русский так стоять,

         Будто бы, бессмертен?..

 

         Ей казалось: лишь сын гор,

         Мужествен, отважен,

         Храбр. И на язык остёр.

         Горд, и скромен, даже.

         Что её родной Кавказ,

         Даёт и жизнь, и силы.

         И поэтому не раз,

         Под пулями ходила.

         И поэтому, вот там, -

         В России, и не раз,

         Мстила русским, как врагам,

         За родной Кавказ.

 

         Тишину прервал злой крик, -

         Что собака лает!

         С силою кулак в сей миг,

         Пленника терзает.

         «С русскими всегда, везде,

         Будем мы сражаться!

         Чтобы с ними навсегда,

         Погибнуть, иль расстаться!..»

 

         … Звёзды, звёзды в небе только,

         В кошмарную такую ночь,

         Взирали страждущее и горько,

         Не зная, как ему помочь?

         Не зная… Если б, было можно,

         Спасти от боли телеса,

         Под руки взяли осторожно,

         И унесли б, на небеса…

 

         Слюною брызжет аксакал,

         Горцы матерятся.

         А он с усмешкою взирал,

         Как чеченцы злятся.

         «Как барана режь его!..»

         «На огонь, поджарим!..» -

         И не передать всего,

         Так они визжали.

 

                   * * *

         Аксакал поднял ладонь,

         Головою машет:

         «Подождёт пока огонь,

         Пусть сначала скажет!..

         - Ты скажи, неверный, мне,

         Зачем вам наши горы?

         Ведь в твоей родной стране,

         Огромные просторы!..

         Что, в России места нет,

         Для славян, для вас,

         Что уж, сколько сотен лет,

         Рвётесь на Кавказ?

 

         Ты служивый, хочешь жить,

         И уйти из плена?.. –

         Будешь прощения просить,

         Стоя на коленях!..

         Что тебе дала Россия,

         Ведь годами ты, юнец.

         Право умереть красиво? –

         Как баран умрёшь, глупец!..»

 

         А чеченка молодая,

         Вопросительно глядит.

         Как поступит он? – Не знает,

         И сказать нельзя… Молчит!

         Хоть он русский, иноверец,

         Но в душе, он… - Мысли прочь!

         Как хотела, чтоб чеченец,

         Был он, чтоб ему помочь!

 

         Она водою ключевою,

         Раны все омыла,

         И за рученьки с собою,

         В саклю проводила.

         Нежно ему целовала,

         Голубые очи.

         И любила, баловала,

         Все тёмные ночи.

 

 

         Златовлас, голубоглаз,

         Кудри мягко вьются,

         Хоть и бит, и бит не раз,

         А глаза смеются.

         С болью… Видно тяжело.

         Но душою, - гордый!

         Тело судорогой свело,

         А стоит он твёрдо!

 

                   * * *

         … «Скажу вам горцы, что по праву,

         Смею я на свете жить!

         Русский я, - по духу, нраву,

         Мне ль Россию не любить?..

         Ещё русский никогда,

         И нигде, поверьте,

         Если с ним случись беда,

         Не боялся смерти!..

 

         Пуще смерти есть позор,

         Над душой глумленье, -

         Нет, не буду, дети гор,

         Я просить прощенья!

         Шёл сюда я воевать,

         По совести и чести, -

         За Россию, свою мать,

         И за нас всех вместе!..

 

         Что ж, терзайте моё тело,

         На душе спокойно.

         Коль умру, умру я смело,

         Смерть приму достойно!..»

         Прямо он стоял пред ними, -

         Русский воин, пленник гор.

         Своей смертью с честью снимет,

         Плена этого позор.

 

                   * * *    

         И задумался чеченец,

         Мудр был старый аксакал:

         «Русский, - просто ополченец,

         За Россию воевал!..

         Он таков, как эти парни,

         Что вокруг него сидят:

         России сын, Кавказа дети, -

         Кто из них, в чём виноват?

 

         У всех народов есть герои.

         Но есть и трус, есть и подлец…

         Каждый сам того достоин,

         Что ему предрёк Творец:

         Трус, - презренья, подлость, - смерти,

         А герою, - честь, хвала!..» -

         И чеченец прав, поверьте,

         Мудрые его слова…

         «Ты солдат сказал достойно, -

         Аксакал заговорил, -

         Можешь, русский, быть спокойным,

         Будешь жить, - я так решил!..»

 

                   * * *    

         Нужен ли, Россия-мать,

         Тебе Кавказ, те горы?

         Сколько женщинам страдать,

         Слёзы лить от горя? –

         Оплакивая сыновей своих,

         Погибших, где ни есть…

         Сколько бед и сколько лих,

         Им родным, не счесть!..

 

         Береги своих детей,

         В городах, станицах,

         Будут пусть у матерей,

         Радостные лица!

         Пусть своя родная кровь,

         По телу играет,

         И тогда Россия вновь,

         В мире воссияет!..

 

                   * * *

         … Они шли тропинкой узкой,

         В день, куда уходит ночь.

         Бывший пленник, - солдат русский,

         И она, - Кавказа дочь.

         И ничто уже на свете,

         Этих уз не разорвёт, -

         Не холодный, злобный ветер,

         Ни сердец бездушных лёд.

 

         Он любил свою Отчизну,

         Как свою родную мать.

         Не жалея своей жизни,

         За неё шёл воевать.

         Не раздумывая даже,

         Если нужно, - грудь вперёд!..

         Не искал путей поглаже,

         А подчас, - наоборот!..

         Родину, - не выбирают!

         Она есть, - какая есть!

         За неё подчас страдают,

         Иль несут ей славу, честь!..

 

         Быль ли это, или сказка? –

         Трудно мне уже сказать.

         Так черны у ночи краски,

         Чтобы правду всю узнать!

         Правду знает лишь Создатель,

         Нам не суждено всё знать:

         Быль ли это? – Вам читатель,

         Уважаемый, решать!..

 

    2007 год.                          ТКАЧ

    Г. Константиновка         Александр Иванович

    Донецкая обл.                К.т. +380990188540

Категория: Стихи о Чеченской войне | Добавил: Stimul (05.11.2011)
Просмотров: 2433 | Рейтинг: 0.0/0



Вас так же заинтересует:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6553
Новых за месяц: 134
Новых за неделю: 23
Новых вчера: 4
Новых сегодня: 0

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Солдат: 9
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены