Четверг, 23.11.2017, 03:10
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Главная » Военные новости » Юго-Осетинский конфликт » Новости с места событий

Воздушная война в Южной Осетии (2008). Часть 2



РОССИЙСКИЕ ВВС ПРОДОЛЖАЮТ АТАКОВАТЬ

Су-25В ночные часы действия рос­сийских ВВС не прекратились. В 0.17 9 августа бомбардировке подверглась казарма пункта сбо­ра резервистов возле Гори. Согласно официальной грузинской сводке при этом погибло шестеро военнослужащих, однако по рас­сказам очевидцев количество жертв было значительно больше. Возникший пожар полностью уни­чтожил казарму.

Ровно в час ночи российский самолет неназванного типа сбро­сил две бомбы на военную га­вань порта Поти. По сообщению министерства обороны Грузии, было потоплено «гидрографи­ческое судно». Согласно другим данным, гавань поразили две оперативно-тактические ракеты «Точка-У», запущенные с территории Абхазии.

Утром 9 августа грузины воз­обновили ракетно-артиллерийский обстрел Цхинвала, а затем при под­держке танков и бронемашин вновь пошли на штурм. Осетины снова оказали ожесточенное сопротивле­ние. На этот раз их поддержала рос­сийская самоходная артиллерия и минометы, установленные у Зара, Додота и Дзау. А с воздуха насту­павших на город грузин атаковали российские боевые вертолеты.

Одновременно грузины со сто­роны захваченного накануне по­селка Хетагурово двинули танки в направлении сел Тбет и Грумбела, стремясь перерезать Зарскую обходную дорогу - единственный оставшийся в руках осетин путь в осажденный Цхинвал.

Атаку грузин пресекли вертолетчики. Применив ПТУР «Атака», они сожгли три грузинских танка, а остальные были вынуждены отойти на исходные позиции.

К середине дня стало ясно, что второй штурм Цхинвала провалил­ся так же, как и первый. Грузины, потеряв около десятка танков, отошли на исходные позиции. Грузинская артиллерия снова открыла огонь по городским кварталам.

В этот момент, по сообщению корреспондента газеты «Красная звезда» Олега Горупая, над Цхинвалом появилось звено грузинских штурмовиков, которые начали «утюжить» город. Наводчик-оператор ПЗРК из 503-го полка 19-й мотострелковой дивизии 58-й Армии сержант-контрактник Алексей Тюрин выпустил ракету вдогон одному из штурмовиков, который, отбом­бившись, уходил на грузинскую территорию. Ракета настигла цель, из самолета повалил дым, летчик катапультировался. За умелые действия сержант Тюрин был пред­ставлен к ордену Мужества.

Существует версия что на самом деле Тюрин сбил не грузинский, а свой самолет. В самой статье О. Горупая делается оговорка, что сослуживцы вначале не оценили подвиг Тюрина, заявив, что тот сбил своего. Они просто забыли, что все самолеты и ПЗРК оснащены системами распознавания «свой-чужой», и поэтому «дружественный огонь» по своим самолетам якобы невозможен. Действительно, такая система предусмотрена на самолетах и ЗРК, однако работает она только тогда, когда включена. Достаточно летчику отключить систему, и самолет уже не будет распознаваться, как свой. Так что вероятность «дружественного огня» по воздушным целям на самом деле пристуствовала.

Если отбросить словесную шелуху, из статьи О.Горупая вырисовывается следующий набор голых фактов: солдат-зенитчик увидел штурмовик Су-25, прилетевший с грузинской стороны, на основании визуального наблюдения решил, что это грузинский самолет, и сбил его из ЗРК. Летчик катапультировался, и его дальнейшая судьба неизвестна. Спрашивается, чем доказана принадлежность сбитого самолета Грузии? Субъективным мнением зенитчика, сбившего данную машину. Думается, при столь веских «доказательствах», вполне вероятно, что сбитый самолет был российским.

Еще один якобы грузинский самолет был сбит в тот день в районе Цхинвала. На этот раз отличились зенитчики 104-го ДШП. Командир полка Г.В. Анашкин вспоминает: «Когда начали движение, над колонной начала работать авиация, зенитчики сделали несколько выстрелов из переносных комплексов, и в результате завалили грузинский самолет Су-25. Летчик катапультировался, его захватили в плен. Мы продолжили движение…» Тут тоже возникают вопросы. Что значит «над колонной начала работать авиация»? Су-25 бомбил колонну? В этом случае весьма вероятны потери со стороны десантников. Но о потерых ни слова, как и об атаке. «Начала работать авиация» - понимай, как хочешь.

А какое подразделение взяло в плен грузинского летчика? Его фамилия, воинское звание? Допустим, военный человек просто не хочит болтать лишнего. Но вот воспоминания журналистов, которые тоже наблюдали указанный случай: «..все с интересом наблюдали за воздушным боем: штурмовик Су-25 пытался уйти от ракеты «земля–воздух» на головокружительных виражах. В конце концов ракета настигла свою жертву, летчик катапультировался. Ямадаевцы жарко спорили, чья эта «сушка», «наша» или «грузинская». Вмешался Сулим: «По рации передали - грузинская». Выдержав театральную паузу, комбат добавил: «Хотя какая она грузинская, ракета шла со стороны Гори, а у грузин уже два дня как аэродромы разбомблены, им взлетать неоткуда».

«С брони удобно наблюдать воздушный бой, разворачивавшийся прямо над колонной: в небольшой серебристый самолет, несущийся в небе, летит сначала одна – довольно далеко, потом другая ракета. Вторая проходит совсем рядом. «Кто это? – переговариваются бойцы. – Наши? Грузины?». Узнать негде, остается гадать. Через несколько минут Ваха вскакивает, чтобы лучше видеть: «Самолет сбит!». И вот уже все стоят на броне, напряженно вглядываясь вперед. Чеченцы прикидывают, откуда летели ракеты и самолет: получается, что он был наш»

А были ли в этот день достоверно установленные потери среди российских штурмовиков? Да были – два самолета. Посмотрим, как это случилось.

Несмотря на потери предыду­щего дня, 368-й ШАП возобновил 9 августа удары по врагу с приме­нением НАР и авиабомб. Командир полка полковник Сергей Кобылаш лично возглавил группу, которая нанесла удар по грузинской бронеколонне к югу от Цхинвала. В момент атаки полковник услышал в наушниках возглас ведомого: «Командир, по тебе пуск!», но ни­чего не успел сделать, - буквально через секунду зенитная ракета по­пала в двигатель его самолета.

Кобылаш с трудом вышел из пике и, убедившись, что второй двигатель работает, а машина слу­шается рулей, полетел на север, в сторону аэродрома. Однако уже над Цхинвалом в его «сушку» попала еще одна ракета (не российская ли?), «выключив» и второй двигатель. Штурмовик на­чал неотвратимо терять высоту.

Полковнику не оставалось ни­чего другого, кроме катапультиро­вания, но, взглянув вниз, он увидел под собой кварталы городских пятиэтажек. Падение на них неу­правляемой машины с не до конца израсходованным боекомплектом могло привести к большому количеству жертв. И Кобылаш принял решение «тянуть» на планировании до тех пор, пока высота не станет критической. Только когда городская застройка осталась позади, а внизу замелькали деревья, он дернул рукоятки катапульты.

Летчик благополучно спустил­ся на парашюте возле одного из поселков на территории грузин­ского «анклава» к северу от Цхин­вала, еще не взятого под контроль российско-осетинскими войсками. Грузинские поли­цейские и ополченцы уже ушли из села, поэтому летчик смог беспре­пятственно его покинуть. Вскоре полковнику удалось связаться по рации с вертолетом Ми-8 из 487-го ОВП, который в паре с Ми-24 выполнял боевое задание над Южной Осетией.

И вертолетчики пришли на по­мощь. Несмотря на обстрел со стороны грузинских позиций, они быстро обнаружили полковника, взяли его на борт и доставили в Буденновск.

Для Сергея Кобылаша все за­вершилось благополучно, но для другого пилота из того же полка - командира звена майора Влади­мира Едаменко второй день войны стал последним днем жизни. Его самолет также был сбит у Цхинвала, однако по неизвестной причине летчик не катапультировался и по­гиб вместе с машиной.

Обратим внимание – один российский самолет сбит над Цхинвалом, второй – неподалеку от города. Вспомним, где в тот же день российские зенитчики сбили грузинские Су-25.

Конечно, версия о «дружественном огне» не может считаться стопроцентно верной. Официально российская сторона не признает факт «дружеского огня», как и грузины – потерь своих штурмовиков. Вообще, вокруг «пятидневной войны» нагромождено столько ложной информации, что составить абсолютно достоверную картину тех событий теперь вряд ли возможно.

Но вернемся к ходу войны. За неполные два дня 368-й ШАП потерял три са­молета сбитыми и еще два - тяжело поврежденными. Боевой состав полка сократился фактически на четверть.

Совместно с поредевшим авиа­полком на второй день войны в боевых действиях принял участие 461-й ШАП. Его штурмовикам с эмблемами в виде собачьей го­ловы немало пришлось повоевать в чеченских горак в 1994-96 и 1999-2002 годах, а теперь их новым фронтом стала Осетия.

Под удары штурмовиков по­пали грузинские колонны и места сосредоточения войск в районах сел Прис, Эргнети, Земо Никози, Квемо Никози и Мегврекиси.

 

ПЕРЕЛОМ В ВОЙНЕ

9 августа российские ВВС, наконец, всерьез взялись за грузинскую противовоздушную оборону. В 11.15 прямое попадание авиационной ракеты навсегда «выключило» ра­дар 36Д6-М у села Шавшевеби. А вскоре русские летчики сумели выве­сти из строя станцию обнаружения целей грузинского дивизиона «Бук М-1». Это внесло дезорганизацию в грузинскую систему ПВО. «Осле­пленный» ракетный дивизион бо­лее в боях не участвовал.

В дальнейшем противодей­ствие российским ВВС в районе Гори - Цхинвала осуществляли только «осы», МЗА и ПЗРК, проя­вившие довольно низкую результативность. Во всяком случае, за оставшиеся три дня войны ни одного самолета и вертолета они так и не сбили.

Не ясно, куда после 9 августа делась батарея «спайдеров». Ско­рее всего, ее отвели в тыл, чтобы не рисковать новейшей техникой. Но, как выяснилось совсем не­давно, одну пусковую установку (вероятно, брошенную из-за неис­правности) русские все-таки захватили. Она стала, пожалуй, наиболее интересным трофеем российских войск, попавшим к ним в руки в ходе «пятидневной войны».

Су-24
Над тыловыми районами Грузии продолжали работать российские бомбардировщики. Чтобы ис­ключить любую возможность дей­ствий грузинских ударных само­летов, если таковые еще остались, Су-24М начали бомбить все авиа­базы на территории Грузии, где есть ВПП с твердым покрытием, за исключением Тбилисского между­народного аэропорта. В 10.00 бомбы упали на Копитнарский аэродром. Была повреждена взлетно-посадочная поло­са, один человек получил ранения. В 12.40 произведена повторная бомбардировка аэродрома.

Кроме того, российские са­молеты наносили удары по ВПП аэродромов в Сенаки, Болниси и Вазиани. По информации грузин­ских СМИ, при этом были «ранены десятки людей».

В 10.20 бомбовому удару под­верглось расположение горийского танкового батальона. Бомбы точно поразили цель, а одна из них попала в склад боеприпасов, вызвав мощный взрыв. Указанной бомбардировкой были вызваны разрушения жилых домов и жертвы среди мирного населения. Погибло от 10 до 15 человек, более 10 было ранено.

Этот факт грузинская пропаганда преподнесла как «варварскую бомбардировку мирного города». 

По российской версии, разлетевшиеся при взрыве склада боеприпасов снаряды повредили несколько городских зданий. Следовательно, Грузия сама виновата в случившемся – не следовало столь опасный объект в черте города. Более того, после налета грузины рас­средоточили бронетехнику вдоль улиц и во дворах жилых домов, тем самым подвергнув горожан еще большему риску.

Разбомбленная техникаВ 14.40 Абхазия вступила в войну на стороне Южной Осетии, с которой ее связывает договор о взаимопомощи. Вертолеты аб­хазских ВВС нанесли ракетные удары по позициям грузинских войск в Кодорском ущелье, с 1992 года находившемся под контролем Грузии. Грузинские СМИ тут же заявили, что Кодори бомбила российская авиация. А в 16.35 Глава абхазского МИД Сергей Шамба официально заявил, что его республика открывает «второй фронт» против Грузии и начинает операцию по вытеснению грузин из Кодори. Вскоре абхазская ар­тиллерия начала обстрел грузин­ской части Кодорского ущелья, а власти Абхазии обратились к руководству миссии ООН в Грузии с просьбой убрать оттуда своих на­блюдателей.

Тем временем, части 58-й ар­мии совместно с осетинскими ополченцами начали выбивать гру­зин, закрепившихся в населенных пунктах к северу от Цхинвала.

К утру 10 августа поселки Кехви, Курта, Чемех, Зарцем, Ацабет и Тамарес были освобождены от противника. Это позволило разбло­кировать прямую автотрассу, иду­щую вдоль реки Большая Лихава и связывающую Дзау с Цхинвалом.

Утром 10 августа операция по принуждению Грузии к миру вступила в решающую фазу. Части 58-й армии, 76-й дивизии ВДВ и прибывших на помощь Осетии чеченских батальонов «Восток» и «Запад» установили полный контроль над Цхинвалом и начали наступление на господствующие над городом Присские высоты, захваченные грузинами в первые часы конфликта. Оттуда грузин­ская артиллерия в течение двух дней вела обстрел столицы Юж­ной Осетии и базы российских миротворцев.

Российская авиация про­должала наносить удары по грузинам. В 5.45 утра тремя 500-килограммовыми бомбами была разрушена ВПП заводского аэродрома «Тбилавиамшени», расположенного в нескольких километрах от международного аэропорта. Поначалу грузинское радио сообщило, что бомбарди­ровке подвергся сам аэропорт, но потом представитель МВД Грузии Шота Утиашвили озвучил верную информацию. В 19.10 того же дня для закрепления успеха заводской аэродром бомбили повторно. Два Су-24М сбросили на взлетную полосу еще четыре бомбы. По свидетельствам очевидцев, человеческих жертв не было.

В 10.00 секретарь Совета безо­пасности Грузии Александр Ломая заявил, что после воздушных нале­тов грузинские войска «передисло­цируются на новые позиции». Фактически это означало отступление из Южной Осетии и признание провала операции «Цминдавели». В 14.00 заместитель начальника российского Генштаба Анатолий Ноговицын подтвердил отход гру­зинской армии.

Но война про­должалась, и грузинская артиллерия продолжала обстреливать осетинскую территорию. Российская артилле­рия и авиация отвечали ударами по территории Грузии. В 15.00 штурмовики обстреляли скопление грузинских войск у села Кнолеви Карельского района. В 16.05 произ­ведена очередная бомбардировка военных объектов в Гори.

10 августа, по свидетельствам очевидцев, имела место воздушная дуэль над югоосетинским селом Гуфты, находящимся в глубоком тылу. Грузинский Су-25 попытался нанести бомбовый удар по селу, но был сбит русским Су-25. Впрочем, неясно, как могла действовать грузинская авиация с разбомбленных аэродромов.

Под вечер у Цхинвала наступило относительное затишье, время от времени перемежаемое залпами российских и грузинских орудий, зато пришел в движение абхазский фронт. Армия Абхазии начала наступление вдоль Кодорского ущелья, вытесняя от­туда грузин. Столица «грузинской Абхазии» - поселок Омаришара где находилось подконтрольное Тбилиси «абхазское правитель­ство в изгнании», подвергся воз­душной бомбардировке. Грузины, разумеется, вновь обвинили в этом Россию, но президент Абхазии Сергей Багапш заявил, что налет совершили абхазские ВВС. Теоретически это возможно, поскольку у Абхазии имеется несколько удар­ных вертолетов Ми-24 и четыре учебно-боевых L-39, способные нести боевую нагрузку.

Ночью с 10 на 11 августа была уничтожена грузинская система контроля за воздушным простран­ством вокруг Тбилиси, точно так же, как это произошло днем ранее в районе Гори. Сначала противорадиолокационная ракета Х-58, запущенная с Су-24М, поразила военный радар ПВО 36Д6-М. За­тем, в 4.37 вторая ракета снес­ла антенну радиолокационной станции тбилисского аэропорта, расположенной на горе Махата, в пяти километрах от города. От взрыва начался пожар, который уничтожил постройки с оборудова­нием станции, но персонал успел их покинуть и в результате никто не пострадал.

В 5.00 в тбилисском междуна­родном аэропорту начали призем­ляться американские транспортные самолеты С-17, которые в течение дня доставили из иракского горо­да Эль-Кут 800 военнослужащих грузинской пехотной бригады и 80 тонн различных военных грузов. Российские ВВС не препятствова­ли этой операции, дабы не ослож­нять отношения с США.

11 августа российские войска начали выдвижение на терри­торию Грузии, чтобы взять под свой контроль 25-километровую зону безопасности вдоль грузино-осетинской границы и воспрепятствовать попыткам по­вторного наступления грузин, а также ликвидировать угрозу артил­лерийских обстрелов Цхинвала.

Поначалу грузинские войска оказывали упорное сопротивле­ние. Ожесточенные бои разгоре­лись за села Эргнети, Земо-Никози и Квемо-Никози, где было подбито несколько единиц российской бро­нетехники. С воздуха российские войска поддержали штурмовики и боевые вертолеты.

Во время атаки на грузинскую колонну российские ВВС понесли последнюю в этой войне боевую потерю, впрочем, не безвоз­вратную. Один из Су-25 461-го ШАП (бортовой номер «46») по­лучил прямое попадание ракеты ПЗРК в правый двигатель. Взрывом разбило колесо турбины, оторвало сопло и часть мотогондолы. Кроме того, вышли из строя средства навигации и значительная часть контрольных приборов.

Однако самолет сохранил управляемость и возможность лететь на одном двигателе. Следуя за ведомым, летчик привел изуве­ченную машину на аэродром и бла­гополучно совершил посадку.

 

РАЗГРОМ И БЕГСТВО ГРУЗИНСКОЙ АРМИИ

Бегство грузинских войскК середине дня 11 августа приграничные грузинские села были взяты рос­сийскими войсками. Тем време­нем, на «втором фронте» абхазская артиллерия и системы залпового огня с утра возобновили интенсив­ный обстрел грузинских позиций.

В 10.50 командование россий­ского миротворческого континген­та в Абхазии потребовало вывода грузинских войск из Кодорского ущелья. Грузины отвергли ультиматум, но их упорство продолжалось недолго. В 13.00 абхазы возобно­вили наступление. Одновременно с этим абхазский спецназ с вер­толетов Ми-8 высадился на высо­тах вблизи поселка Омаришара и, почти не встречая сопротивления, захватил его.

Грузинская группировка в Кодори оказалась блокированной с двух сторон. Узнав об этом, грузины утратили волю к сопротивлению, бросили позиции и начали беспорядочный отход лесными и горными тропами в Сванетию, в направле­нии Хаиши и Джвари. Преследуя деморализованного противника, абхазы вышли границу Грузии, а затем - на рубеж реки Ингури.

Российские морские десантни­ки Черноморского флота высади­лись в абхазском порту Очамчира и совершили стремительный бросок на боевых машинах через Гали к грузино-абхазской границе, а за­тем двинулись дальше и заняли город Зугдиди, оставленный без боя грузинской армией. Просле­довав город без остановки, они ворвались на территорию сенакской военной базы, откуда только что бежала 2-я бригада грузинской армии, бросив огромные запасы вооружений, боеприпасов и во­енной техники.

Пусковая установка На аэродроме «Сенаки» морские пехотинцы обнаружили два повреж­денных при воздушных налетах вер­толета Ми-24 и один Ми-8, также брошенный грузинами. Не имея возможности эвакуировать эту трофейную технику, вертолеты пришлось сжечь.

В это время на югоосетинском фронте российские десантники из 76-й псковской ДШД высадили в тылу передовых грузинских частей тактический вертолетный десант у села Вариани. Они быстро заняли село и одноименную железно­дорожную станцию, укрепились на господствующих высотах и перерезали шоссейную трассу Гори-Цхинвал, по которое шло снабжение воевавших на границе Осетии бригад грузинской армии. Появление врага у себя в тылу ошеломило грузин. Никто из них не ожидал, что русские предпримут столь решительные действия.

Фактически уже во второй поло­вине дня 11 августа сопротивление грузинских войск было окончатель­но сломлено и ни на одном участке фронта они более не пытались обороняться. Этому способствовал приказ президента Саакашвили о повсеместном отводе войск из зоны конфликта и занятии ими обо­ронительных позиций на подступах к Тбилиси. Очевидно, он понял, что война проиграна, и решил, что рос­сийская армия попытается с ходу захватить столицу Грузии, хотя на самом деле такой задачи перед ней никто не ставил.

Однако, вместо организован­ного отхода, грузинская армия под ударами российской авиации обра­тилась в паническое бегство. Бро­сая танки, грузовики и самоходные орудия, у которых заканчивалось горючее, солдаты в американском камуфляже на любом транспорте, вплоть до квадроциклов и конфи­скованных у местного населения легковушек, устремились на вос­ток, к Тбилиси, думая лишь о спа­сении своих жизней.

К вечеру в Гори и вокруг него не осталось ни одного грузинского военнослужащего. Одновременно бежала полиция и городская ад­министрация. Все тяжелое воору­жение горийской артиллерийской бригады и отдельного танкового батальона, в том числе 65 танков, 15 БМП, пять ЗРК «Оса», три чеш­ских САУ DANAи пять тяжелых САУ «Пион», было брошено либо прямо на складах, либо вдоль дорог. На следующий день все это пополнило списки российских трофеев.

Еще один трофей - радар 36Д6-М с разбитой антенной и огромной пробоиной в борту кунга стал наглядным свидетельством высокого уровня оснащенности грузинской ПВО современными радиотехническими средствами и одновременно - мастерства российских летчиков, сумев­ших уничтожить эти средства.

На западе Грузии российские десантники, так же не встречая сопротивления, приехали на БМД в портовый город Поти и затопили с помощью подрывных зарядов корабли грузинского военно-морского флота, стоявшие у причалов и брошенные своими командами.

Одним словом, к исходу 11 ав­густа российские солдаты могли делать на территории Грузии все, что угодно, будучи ограничены лишь воинской дисциплиной и приказа­ми собственного командования.

Ракеты к комплексу На следующий день они обна­ружили в потийском порту немало интересных находок. Помимо аме­риканских бронемашин «Хаммер», там находились транспортные кон­тейнеры с ракетами 9М38М1 для зе­нитных комплексов «Бук М-1», на ко­торых хорошо читалась украинская маркировка «Укрспецэкспорт».

А если есть ракеты, значит где-то рядом должны находиться и сами комплексы. И точно, на брошенной военной базе грузин­ской пехотной бригады в Сенаки, отыскались самоходные огневые установки, пускозарядные маши­ны, командные пункты и РЛС, в общем, все компоненты «Буков», а также боеприпасы к ним.

Большая часть техники стояла зачехленной в складских ангарах и железобетонных укрытиях. Не­сколько машин грузины успели отогнать в близлежащий лесок и укрыть среди деревьев, но и они были найдены. На той же базе под навесом стояли разукрашенные в пестрый камуфляж тяжелые тягачи-танковозы МАЗ 537 с при­цепами, которые грузины использовали для транспортировки «буков».

Так к российским военым в руки попал второй «украинский» дивизион «буков», поставленный по указу президента Ющенко «другу Михаилу» накануне конфликта. Осмотр показал, что вся техника находится в работо­способном состоянии, однако из огневых установок не было сдела­но ни единого выстрела. Грузины просто не успели подготовить для них боевые расчеты и ввести в строй. Через неделю один из тро­фейных зенитных комплексов уже украшал выставку трофеев «осетинской войны», организованную на подмосковной военной базе «Кубинка».

Несмотря на полное господство российских ВВС в воздухе, грузинские штурмовики утром 12 августа еще пытались проявлять активность. В результате одного из налетов был ранен российский офицер. Однако эти одиночные вылеты уже не могли оказать влияния на ход войны.

В 13.00 12 августа Пре­зидент Российской Федерации Дмитрий Медведев официально объявил о ее завершении. Рос­сийская авиация в тот день уже не наносила ударов и совершала только полеты на разведку.

Всего за время военных дей­ствий российские ВВС, по не­официальным данным, совершили около 600 боевых вылетов.

 

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ

Во время войны в Южной Осетии и сразу после нее официальными лицами с обеих сторон делалось огромное количество заявлений, чаще всего, ложных. Доходило до смешного. Михаил Саакашвили, давая пресс-конференцию западным СМИ, заявлял о «восемнадцати-девятнадцати» уничтоженных российских самолетах. Журналисты же превратили эти цифры в «восемьдесят-девяносто». Просто, в английском языке произношение цифр «восемнадцать» и «восемьдесят» очень похоже. Установить истину в подобной каше очень непросто. Точное количество уничтоженных летательных аппаратов с обеих сторон неизвестно до сих пор.

Более двух месяцев с момента окончания войны со стороны Тбилиси не было никакой официальной информации о судь­бе грузинских ВВС. После того как появившееся 8 августа сообщение о «разгроме» российской танковой колонны оказалось ложью, пред­ставители министерства обороны Грузии хранили молчание по поводу дей­ствий своей авиации. Непонятно было, чем занимались и куда делись грузинские «Мимино»?

Через несколько месяцев после войны грузинский военный журнал «Арсенали» напечатал статью своего главного редактора Ираклия Аладашвили. В ней говорится, что после налета на Джаву утром 8 августа, в ходе которого были сброшены 24 бом­бы и якобы уничтожены 10 единиц бронетехники, грузинские самоле­ты более не летали из-за опасения перехвата со стороны российских истребителей.

Аладашвили пишет, что штурмовики были рассредоточены, тщательно замаскированы и при последующих бомбардировках грузинских авиабаз ни один из них не получил повреждений.

Однако, на самом деле вопрос о потерях грузинской штурмовой авиации не прояснен до сих пор. Официальные данные о потерях ВВС Грузии в августовском конфликте вызывают сомнение. Грузины признали лишь потерю 3 Ан-2 в ходе бомбардировки авиабазы Марнеули и 3 вертолетов, уничтоженных на земле российскими военными. Однако на грузинских интернет-форумах имеется также информация об уничтожении от одного до трех Су-25 во время бомбардировки Марнеули. Таким образом, если российскими зенитчиками 9 августа действительно были сбиты грузинские самолеты, общее количество сбитых грузинских Су-25, с учетом боя 10 августа над с. Гуфты, равняется трем. Максимальное указанное количество Су-25, уничтоженных на земле – тоже три.  Получается, что в ходе войны уничтожено от 1 до 6 грузинских Су-25.  Единственные данные о послевоенном составе грузинской штурмовой авиации удалось найти в Википедии – 7 единиц. Эта цифра не может считаться полностью достоверной, но, в принципе, укладывается в приведенные выше расчеты.

Российские ВВС, как видно из хроники событий, проявили себя гораздо лучше грузинских, внеся весомый вклад в исход конфликта. За три дня им удалось подавить противодействие ВВС Грузии. Уже на третий день войны им удалось разрушить вражескую систему наземной ПВО и тем самым завоевать абсолютное господство в воздухе. Однако, это было сделано уже после того как грузины сбили несколько российских самолетов.

Возможно, если бы с самого на­чала основные усилия российских ВВС направлялись на подавление ПВО, то их потери были бы меньше. Однако для общего хода войн крайне важно было удержать Цхинвал до подхода подкреплений. Ведь если бы столица Осетии пала, то война продлилась бы дольше, а потери российской и осетинской армий были бы существенней.

Поэтому российские летчики должны были прежде всего поражать атакующие грузинские войска: танки, артиллерию и мотопехоту. До подхода российской артиллерии «грачи» и Ми-24 оста­вались единственной поддержкой защитников Цхинвала.

Командир 368-го ОШАП пол­ковник Сергей Кобылаш, чей само­лет, напомним, был сбит 9 августа, в интервью российскому телеви­дению признал, что российские летчики не ожидали такого мощного зенитного противодействия, с ка­ким они столкнулись над Южной Осетией. Ни советским, ни российским ВВС еще ни разу не приходилось в реальной боевой обстанов­ке противостоять современным зенитно-ракетным комплексам, подобным «Буку» и «Спайдеру». И в Афганистане, и в Чечне их противниками были только пулеметы, малокалиберные зенитные автоматы, РПГ и ПЗРК.

И все же потери российскх ВВС могли быть меньшими. 19 августа за­меститель начальника российско­го Генштаба генерал-полковник Анатолий Ноговицын сказал на пресс-конференции, что приме­нение дальнего бомбардировщика Ту-22МЗ в операции по принужде­нию Грузии к миру было «не самым верным решением». И в самом деле, трудно понять, зачем эту тяжелую машину послали на непо­давленную грузинскую ПВО, тем более, что с решением всех боевых задач авиации на югоосетинском ТВД в дальнейшем вполне успешно справились штурмовики и фронто­вые бомбардировщики Сухого.

Потери, понесенные россий­ской авиацией в первые сутки конфликта (а это более половины потерь за всю войну) говорят о неполноте имевшейся в ее рас­поряжении разведывательной информации о численном составе, техническом оснащении и степени боеготовности грузинской ПВО. Следствием этого стала недооцен­ка сил противника. В частности, как уже говорилось, применение грузинами израильских ЗРК «Спайдер» оказалось для русских летчиков полной неожиданностью.

Потери российских ВВС, согласно официальным данным Министер­ства обороны России, составляют че­тыре самолета: бомбардировщик Ту-22МЗ и три штурмовика Су-25.

Гибель 8 августа Су-24МР Игоря Зинова и Игоря Ржавитина никак не комментируется, хотя Зинов, на­ходясь в грузинском плену, сказал перед телекамерой, что он летел на разведчике Су-24, а грузины опу­бликовали фотографии обломков самолета, среди которых виден вполне узнаваемый двигатель АЛ-21Ф-3. Из современных российских военных самолетов такие двигатели стоят только на Су-24 и его модификациях. Кое-где про­ходила ложная информация, что полковник Зинов якобы являлся одним из пилотов сбитого Ту-22МЗ, хотя полный список членов экипажа этой машины известен и опубликован, а Зинов в него не входит.

Таким образом, потеря Су-24МР имеет достаточно серьезные под­тверждения, чего не скажешь о большинстве других заявок на победы грузинской ПВО. Уже 9 августа заместитель грузинского министра обороны Бату Кутелия объявил о шести сбитых российских самолетах. На следующий день секретарь Совбеза Грузии Александр Ломая увеличил это число до десяти. 11 августа пре­зидент Саакашвили заявил, что Россия потеряла над Грузией уже 19 самолетов. Наконец, 12 августа он же назвал «итоговую» цифру - 21 «сбитый» российский самолет. Правда, через месяц министр обо­роны Грузии Давид Кезерашвили в интервью украинскому журналу «Тиждень» «подкорректировал» эту цифру до 14.

Однако, кроме фотографий тел двух погибших летчиков и облом­ков двух сбитых машин, в которых можно опознать Ту-22МЗ и Су-24, а также двоих пленных летчиков (Малкова и Зинова), никаких до­казательств своих заявлений гру­зины так и не представили.

Также не поддаются проверке сообщения о ряде инцидентов, не учтенных в российской офици­альной статистике. К примеру, на интернет-сайтах и форумах проходила информация (или дезинфор­мация) о том, что 10 августа из-за отказа двигателей в Осетии раз­бился Су-24М из 4-го ЦБП и ПЛС, экипаж которого катапультировал­ся. Там же сообщалось о якобы сби­том по ошибке российским ПЗРК 11 августа Су-25 из 461-го ШАП, пилот которого также спасся на па­рашюте. Но, вместо доказательств, авторы этих сообщений обычно ссылаются лишь на рассказы ано­нимных «очевидцев» и разговоры со «знающими людьми».

Подытоживая анализ противо­речивых данных о цене победы российских ВВС, можно сделать вывод, что наиболее достоверна цифра в пять самолетов, потерянных без­возвратно (три Су-25, Су-24МР и Ту-22МЗ). Еще три «грача» получи­ли серьезные боевые повреждения и требовали заводского ремонта.

Погибли пять российских лет­чиков: майор Владимир Едаменко из 368-го ОШАП (пилот Су-25), полковник Игорь Ржавитин из 929-го ГЛИЦ (штурман Су-24МР), подполковник Александр Ковенцов, майоры Виктор Прядкин и Игорь Нестеров из 52-го ТБАП (члены экипажа Ту-22МЗ).

Оценивая эффективность действий грузинской ПВО, следует сказать, что грузинами была избрана правильная тактика: работа радиолокационных станций в пассивном режиме и действия зенитных средств из засад. Некоторое время она давала результаты. Однако превосходство российских ВВС было слишком большим.

Российские ВВС в целом проявили себя лучше, чем следовало ожидать после многолетнего развала армии. Конечно, сказалась слабость средств разведки, в частности, отсутствие достаточного количества беспилотных летательных апппаратов. При более своевременном поступлении информации о грузинской системе ПВО потери российских ВВС могли быть меньше. Однако российские летчики проявили стойкость и мастерство. Несмотря на потери, они выполнили все возложенные на них боевые задачи.

«Пятидневная война» показала, что российская армия, даже оснащенная старым советским оружием, продолжает оставаться вполне боеспособной силой. Ни западная техника, ни подготовка войск по стандартам НАТО не помогли Грузии одержать победу. Решающую роль в этом конфликте сыграли боевой дух и готовность выполнить свой долг до конца. А здесь российские войска продемонстрировали явный перевес над грузинами.

(По материалам журнала "Авиапарк" №4/2008)

Категория: Новости с места событий | Добавил: Stimul (07.02.2011)
Просмотров: 7017 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.2/5



Вас так же заинтересует:

Всего комментариев: 1
1 Баран   (24.02.2011 19:59)
молодци

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6545
Новых за месяц: 133
Новых за неделю: 30
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 1

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Солдат: 2
Офицеров: 1
LazaroUnpah
Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены