Воскресенье, 19.11.2017, 22:22
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Се­ме­но­ва кло­ни­ло в сон. Ко­неч­но, он по­ни­мал, что спать нель­зя, но гла­за пре­да­тель­ски сли­па­лись, и го­ло­ва тя­же­ло па­да­ла на вы­став­лен­ные впе­рёд ру­ки, сжи­маю­щие ав­то­мат. Офи­цер на мгно­ве­ние про­ва­ли­вал­ся ку­да-то глу­бо­ко в пус­то­ту, но тут же при­хо­дил в се­бя, тряс го­ло­вой, щи­пал се­бя за ру­ку, об­ти­рал ли­цо хо­лод­ной во­дой из сня­той с рем­ня фля­ги. Ко­гда ста­но­ви­лось со­всем не­вмо­го­ту, Ва­ле­рий под­тя­ги­вал но­ги и са­дил­ся в те­ни боль­шо­го ва­лу­на, за ко­то­рым ле­жал. Ста­ра­ясь от­влечь­ся от об­во­ла­ки­ваю­щей тя­гу­чей дрё­мы, он ду­мал обо всём под­ряд, пе­ре­би­рая зна­чи­тель­ные и не­зна­чи­тель­ные со­бы­тия про­жи­той жиз­ни, кон­цен­три­руя вни­ма­ние на са­мом ин­те­рес­ном и смеш­ном. Пе­рио­ди­че­ски ог­ля­ды­вал­ся на сво­его свя­зи­ста ря­до­во­го Са­фа­ро­ва, ле­жа­ще­го сре­ди кам­ней в пя­ти ша­гах от не­го и на­блю­даю­ще­го за ты­лом. Тот то­же вре­мя от вре­ме­ни кле­вал но­сом, и то­гда Ва­ле­рий бро­сал в не­го ма­лень­кий ка­ме­шек. Са­фа­ров вздра­ги­вал, по­во­ра­чи­вал го­ло­ву и ви­но­ва­то ки­вал.

Ска­зы­ва­лись и бес­сон­ные но­чи, и не­де­ля­ми на­ка­п­ли­вае­мая ус­та­лость, и сла­бый ра­ци­он. Всё это вре­мя Се­ме­нов ра­бо­тал на из­нос, но воз­мож­но­сти че­ло­ве­ка не­без­гра­нич­ны. Ко­гда-то на­сту­па­ет тот пре­дел, ко­гда ор­га­низм да­ет сбой...

Вне­зап­но кто-то на­ва­лил­ся сза­ди и стал ду­шить. Ело­зя по зем­ле, пы­та­ясь сбро­сить на­ва­лив­ше­го­ся, ото­рвать от гор­ла вце­пив­шие­ся го­ря­чие, пот­ные паль­цы, Се­мё­нов кри­чал то ли от ох­ва­тив­ше­го его ужа­са, то ли, пы­та­ясь по­звать ко­го-ни­будь на по­мощь. Уже обес­си­лев, те­ряя соз­на­ние, вдруг вспом­нил, что на гру­ди, в раз­груз­ке нож.

От­пус­тив ру­ки на­пав­ше­го, Се­мё­нов за­учен­ным дви­же­ни­ем вы­хва­тил ши­ро­кий с на­бор­ной ру­ко­ят­кой и вы­би­той на лез­вии му­суль­ман­ской вя­зью те­сак и три­ж­ды ткнул им сни­зу вверх.

Вы­брав­шись из-под груз­но­го те­ла, стар­ший лей­те­нант по­пы­тал­ся под­нять­ся на став­шие вдруг не­по­слуш­ны­ми но­ги, но сно­ва был от­бро­шен на зем­лю. На этот раз он по­лу­чил при­кла­дом по го­ло­ве. Хо­ро­шо, что удар при­шел­ся вскользь.

Ста­ра­ясь по­нять, что же всё-та­ки про­ис­хо­дит, стар­ший лей­те­нант ог­ля­дел­ся и уви­дел за­стыв­шее в не­ле­пой по­зе не­под­виж­ное те­ло Са­фа­ро­ва. Ра­дио­стан­ция, ко­то­рую мёрт­вый сол­дат всё ещё дер­жал в ру­ках, по­бле­ски­ва­ла в тем­но­те, от­ра­жая свет да­лё­ких и хо­лод­ных звёзд. Ра­зо­рван­ная гар­ни­ту­ра ва­ля­лась ря­дом.

Со­всем ря­дом грох­ну­ла ав­то­мат­ная оче­редь, что-то боль­но уда­ри­ло в ле­вую но­гу и пра­вый бок...

Ва­ле­рий не знал, сколь­ко на­хо­дил­ся без соз­на­ния. Оч­нув­шись, он вновь ус­лы­шал стрель­бу и кри­ки уби­ваю­щих друг дру­га лю­дей. Пре­воз­мо­гая боль, вы­хва­тил из-за па­зу­хи пис­то­лет и дву­мя вы­стре­ла­ми сва­лил под­ско­чив­ше­го вплот­ную "ду­ха".

Кру­жи­лась го­ло­ва. Боль ме­ша­ла ру­ко­во­дить бо­ем. А ведь на­до бы­ло что-то де­лать. Се­мё­нов по­ни­мал, что да­же про­сто по­дан­ный им го­лос под­дер­жит под­чи­нён­ных, ко­то­рые не раз­бе­жа­лись, за­ви­дев воо­ру­жён­но­го до зу­бов вра­га, а му­же­ст­вен­но всту­пи­ли с ним в кро­ва­вую схват­ку. Со­брав си­лы, офи­цер крик­нул:

- Огонь! Бей га­дов, ре­бя­та!

И тут же за­дох­нул­ся от рез­ко вспых­нув­шей в бо­ку бо­ли. Ка­за­лось, в пра­вую сто­ро­ну жи­во­та на­бро­са­ли рас­ка­лен­ных уг­лей. Он за­сто­нал.

От­ку­да-то из-за ближ­них ва­лу­нов сте­га­ну­ла пу­ле­мёт­ная оче­редь. Пу­ли про­тив­но взвизг­ну­ли над го­ло­вой.

- Сда­вай­ся, зе­лё­но­го­ло­вый, ху­же бу­дет!

- Плен возь­мём, баш­ка ре­зать бу­дем! - раз­дал­ся дру­гой го­лос с силь­ным ак­цен­том. И Се­мё­нов уви­дел, что к бое­ви­ку-пу­ле­мёт­чи­ку пе­ре­бе­жал ещё один "дух".

Ва­ле­рий вы­пус­тил длин­ную оче­редь, но не по­пал. При­выч­ный "ка­лаш", рань­ше ка­зав­ший­ся пу­шин­кой, те­перь стал не­по­мер­но тя­жёл. Ру­ки пре­да­тель­ски тряс­лись, пе­ред гла­за­ми плы­ли кру­ги.

"Толь­ко бы соз­на­ние не по­те­рять, за­ре­жут ведь, как ба­ра­на", - свер­ли­ла тре­вож­ная мысль.

За ва­лу­на­ми по­слы­ша­лось дви­же­ние, и Се­мё­нов уда­рил оче­ре­дью в пол­ма­га­зи­на, по­ни­мая, что ка­ко­го-ли­бо вре­да бо­ро­да­тым не при­не­сёт - ук­ры­тие у них уж боль­но на­дёж­ное, но хо­тя бы со­бьет спесь. В от­вет раз­да­лась раз­но­язы­кая ру­гань. По­сле че­го "ду­хи" при­ня­лись спо­рить, как им взять уп­ря­мо­го по­гра­нич­ни­ка. Кто зна­ет, сколь­ко бы про­дол­жал­ся их спор, но Се­мё­нов пер­вым со­об­ра­зил, что на­до де­лать. Он дос­тал из раз­груз­ки "эф­ку", ра­зо­гнул уси­ки че­ки, вы­дер­нул коль­цо, пре­воз­мо­гая боль, при­под­нял­ся и мет­нул гра­на­ту ту­да, где за­лег­ли душ­ма­ны...

В пра­вой сто­ро­не уще­лья, где ещё не­дав­но ве­лась стрель­ба и слы­ша­лись взры­вы гра­нат, уже не­ко­то­рое вре­мя стоя­ла мёрт­вая ти­ши­на. Имен­но там Се­мё­нов раз­мес­тил груп­пу из трёх по­гра­нич­ни­ков во гла­ве с опыт­ным, про­ве­рен­ным в бою Фай­зул­ло Нур­ма­то­вым. Ва­ле­рий уж бы­ло горь­ко по­ду­мал, что под­чи­нён­ные, по всей ве­ро­ят­но­сти, по­гиб­ли, как там вновь за­го­во­рил ав­то­мат.

- Жи­вы, - с об­лег­че­ни­ем шеп­тал Се­мё­нов, об­ли­зы­вая су­хие, по­тре­скав­шие­ся гу­бы, - толь­ко бы выжили...Раны за­жи­вут...

Но по­че­му-то сту­чал лишь один ав­то­мат, да и то ка­к-то вя­ло, не­охот­но. Как буд­то стре­лок смер­тель­но ус­тал. "Или ра­нен, или па­тро­ны кон­ча­ют­ся", - с тос­кой по­ду­мал офи­цер.

Сей­час Ва­ле­рий бо­ял­ся толь­ко сво­его оди­но­че­ст­ва. Нет, он не стра­шил­ся уме­реть, по­сте­пен­но при­шло ка­кое-то без­раз­ли­чие к то­му, ум­рёт он се­го­дня или нет. Жут­ко не хо­те­лось по­пасть в ру­ки "ду­хов" жи­вым.

- Толь­ко не по­те­рять соз­на­ния. Толь­ко дер­жать­ся... Ско­ро на­ши по­дос­пе­ют... Но по­че­му их так дол­го нет?

И тут Се­мё­нов раз­ли­чил пе­ре­стрел­ку в рай­оне по­гра­нич­но­го по­ста. "Вот оно что. Бло­ки­ро­ва­ли, сво­ло­чи! Те­перь по­мо­щи до ут­ра не жди".

В ле­вой сто­ро­не уще­лья, где рас­по­ла­га­лись бое­вые трой­ки Са­ид­ку­ло­ва и Саи­до­ва, всё ещё ки­пел бой. Со сто­ро­ны на­па­даю­щих огонь был плот­ный, по­гра­нич­ни­ки же от­ве­ча­ли ред­ки­ми оче­ре­дя­ми из двух-трёх ство­лов. В на­прав­ле­нии Се­мё­но­ва не стре­ля­ли. Кто-то из груп­пы Нур­ма­то­ва от­влёк огонь на се­бя и сей­час ог­ры­зал­ся ко­рот­ки­ми, эко­ном­ны­ми оче­ре­дя­ми.

Ва­ле­рий раз­ло­жил гра­на­ты, вы­та­щил из при­кла­да АК­Са пе­ре­вя­зоч­ный па­кет и как мож­но ту­же, на­сколь­ко хва­та­ло сил, пе­ре­тя­нул бед­ро. За­тем сбро­сил раз­груз­ку, буш­лат и, как мог, за­бин­то­вал сквоз­ную ра­ну в бо­ку, пус­тив на пе­ре­вяз­ку и ра­зо­рван­ный на по­ло­сы тель­ник.

- Ещё по­жи­вём... ра­ны сквоз­ные... кость не за­де­та, - ти­хо раз­го­ва­ри­вал сам с со­бой стар­ший лей­те­нант, пе­ре­вер­нув­шись на спи­ну и от­ды­хая.

На пе­ре­вяз­ку уш­ло слиш­ком мно­го сил. Его ли­хо­ра­ди­ло. Тряс­ло от по­те­ри кро­ви, от пред­ут­рен­не­го хо­ло­да, но не мень­ше - от зло­сти. Да, он был страш­но зол и на этих бо­ро­да­тых чер­тей, ко­то­рые жить спо­кой­но не да­ют, и на на­чаль­ст­во, ма­ло уде­ляв­шее вни­ма­ния обес­пе­че­нию бое­го­тов­но­сти их по­ста, и на се­бя, так глу­по по­пав­ше­го в пе­ре­плет.

Спра­ва за­шур­ша­ла ще­бён­ка.

- То­ва­рищ стар­ший лей­те­нант, - раз­дал­ся сла­бый, над­рыв­ный ок­рик, и Се­мё­нов раз­гля­дел мед­лен­но пол­зу­ще­го к не­му че­ло­ве­ка. - Не стре­ляй­те, это я, Джу­ра­ев.

Да­же в пред­рас­свет­ной тем­но­те на зем­ле, кам­нях бы­ли вид­ны кро­ва­вые тём­ные по­ло­сы, ос­тав­ляе­мые сол­да­том. Но­ги Джу­рае­ва ни­же ко­лен бы­ли бу­к­валь­но раз­дроб­ле­ны взры­вом гра­на­ты, от ле­во­го пле­ча до се­ре­ди­ны спи­ны ка­муф­ляж вме­сте с ко­жей вспо­ро­ла пу­ля.

- Как же ты до­полз сю­да, дру­жи­ще? - с со­чув­ст­ви­ем спро­сил Се­мё­нов. - Как же ты смог, Ут­кам?

Ва­ле­рий ка­к-то сра­зу за­был про свою боль, бу­к­валь­но раз­ди­рав­шую его из­нут­ри. Ему бы­ло жаль сол­да­та, это­го па­ца­на, толь­ко на­чи­наю­ще­го жить, и вот так страш­но ис­кром­сан­но­го ос­кол­ка­ми и пу­ля­ми.

- Я так бо­ял­ся, то­ва­рищ стар­ший лей­те­нант... я один... по­след­ний па­трон стре­лял... Дол­го сю­да полз, ду­мал, вас то­же уби­ли... - сла­бым, пре­ры­ви­стым го­ло­сом шеп­тал сол­дат, раз­ма­зы­вая по ли­цу кровь и слё­зы...

Ме­ж­ду тем ноч­ная чер­но­та ухо­ди­ла. Ста­ли мерк­нуть звёз­ды, по уще­лью по­плыл ту­ман. По­сте­пен­но про­яви­лись очер­та­ния ог­ром­ных кам­ней, за ко­то­ры­ми сей­час пря­та­лись лю­ди, на вре­мя за­та­ив­шие­ся, но в лю­бое вре­мя го­то­вые вце­пить­ся друг дру­гу в глот­ку; оди­но­кие ко­ря­вые де­ре­вья; раз­бро­сан­ные там и тут тру­пы, уже ус­пев­шие при­стыть в ноч­ной про­хла­де.

Се­мё­нов пы­тал­ся хоть ка­к-то пе­ре­вя­зать ра­ны Джу­рае­ва. Сол­дат с бла­го­дар­но­стью смот­рел на ко­ман­ди­ра, тер­пел, сто­нал сквозь зу­бы. Вид­но бы­ло, что дер­жит­ся он с пре­ве­ли­ким тру­дом.

- А-а­-а-а, - раз­да­лось со сто­ро­ны "ду­хов" слез­ли­во-п­ла­чу­щее.

По­гра­нич­ни­ки на­пряг­лись, вгля­ды­ва­ясь в пред­ут­рен­нюю дым­ку.

- Ма­ма-а­-а-­а-а! - про­ка­тил­ся по уще­лью ду­ше­раз­ди­раю­щий пред­смерт­ный крик и так же, как воз­ник, рез­ко обор­вал­ся.

- Фай­зул­ло... Они уби­ли Фай­зул­ло! - всхлип­нул Джу­ра­ев.

Се­ме­нов вспом­нил, что эти два его бой­ца из од­но­го киш­ла­ка, рос­ли вме­сте.

- Уб­люд­ки! - за­орал Се­мё­нов и тут же за­дох­нул­ся от вне­зап­ной бо­ли. Сце­пив зу­бы, он при­нял­ся по­ли­вать свин­цом кам­ни, за ко­то­ры­ми за­се­ли душ­ма­ны. В от­вет стре­кот­нул пу­ле­мёт. Од­на из пуль сби­ла с Се­мё­но­ва кеп­ку, од­но­вре­мен­но со­драв лос­кут ко­жи. По ли­цу по­полз­ла струй­ка кро­ви. В ту же се­кун­ду вскрик­нул Джу­ра­ев и, рез­ко пе­ре­вер­нув­шись на спи­ну, за­сто­нал. На его гру­ди рас­плы­ва­лось тём­ное пят­но. Гу­бы, пус­кая крас­ные пу­зы­ри, су­до­рож­но скри­ви­лись...

- Дер­жись, дер­жись, бра­ток, - шеп­тал Ва­ле­рий, за­жи­мая ру­ка­ми пуль­си­рую­щую ра­ну в ле­вой сто­ро­не гру­ди бой­ца. - Сей­час пе­ре­вя­жу, и всё бу­дет нор­маль­но... Ско­ро на­ши при­дут.

Ска­зал и сам се­бе не по­ве­рил. По уще­лью полз ту­ман. Не­бо за­кры­ва­лось об­ла­ка­ми. Зна­чит, авиа­ции не жди. По­мо­щи то­же.

Джу­ра­ев на­пря­гал по­след­ние си­лы. Он по­пы­тал­ся ещё что-то ска­зать, но вдруг за­хри­пел, за­каш­лял­ся, дер­нул­ся и за­тих. По его ли­цу про­шла мел­кая су­до­ро­га...

"По­че­му бо­ро­да­тые так ос­тер­ве­не­ло ле­зут и ле­зут, не счи­та­ясь с по­те­ря­ми, пы­та­ют­ся унич­то­жить по­гра­нич­ный на­ряд? Ведь обош­ли, есть воз­мож­ность бес­пре­пят­ст­вен­но рас­тво­рить­ся в го­рах. Тем бо­лее уже светает...- ду­мал Се­ме­нов, вновь с го­ре­чью ощу­щая се­бя оди­но­ким. - Обыч­но "ду­хи", на­ткнув­шись на по­гран­цов, ста­ра­ют­ся уй­ти от пря­мо­го бое­столк­но­ве­ния. А сей­час прут на­про­лом да и пост бло­ки­ро­ва­ли, что­бы по­мощь не по­до­шла".

Не­да­ле­ко, в уще­лье, со сто­ро­ны гра­ни­цы за­кри­чал ишак, ему от­ве­тил дру­гой, по­том тре­тий.

"Так вот оно что! - обожг­ла до­гад­ка. - Зна­чит, пра­вы бы­ли раз­вед­чи­ки, пре­ду­пре­ж­дая о боль­шом ка­ра­ва­не с нар­ко­той и ору­жи­ем. Са­ми бы мод­жа­хе­ды по го­рам про­шли, но ведь иша­ков на се­бе не по­та­щишь. А троп под­хо­дя­щих нет, по сто­ро­нам от уще­лья - не­при­ступ­ные ска­лы. Путь толь­ко один - рус­лом вы­со­хше­го ру­чья...

Поч­ти рас­све­ло. По уще­лью плы­ли гус­тые клу­бы ту­ма­на, не­бо за­во­лок­ли плот­ные, тём­ные ту­чи. Не­воз­мож­но бы­ло по­нять, где за­кан­чи­ва­ют­ся об­ла­ка и на­чи­на­ет­ся ту­ман. За­мо­ро­сил хо­лод­ный про­тив­ный дождь.

- Те­перь, ка­жет­ся, всё. Ос­тал­ся со­всем один, - про­бор­мо­тал Се­мё­нов, по­до­дви­гая по­бли­же к се­бе хо­лод­ные ком­ки гра­нат.

Сер­жант Са­ид­шо Са­ид­ку­лов бес­шум­но вы­скольз­нул из-за мно­го­тон­но­го кам­ня, за ко­то­рым за­лег по­гра­нич­ный на­ряд, скрыт­но вы­дви­нув­ший­ся с по­ста к уще­лью, и по­полз к за­ра­нее оп­ре­де­лен­но­му его трой­ке мес­ту. За ним, ко­пи­руя дви­же­ния стар­ше­го, по­сле­до­ва­ли Тол­ка­нов и Ха­нов. До­ро­гу сер­жант знал от­лич­но и без­оши­боч­но ори­ен­ти­ро­вал­ся в сгу­щаю­щих­ся су­мер­ках. Не­сколь­ко но­чей на­зад они со стар­шим лей­те­нан­том Се­мё­но­вым и сер­жан­том Саи­до­вым, стар­шим дру­гой трой­ки, про­ве­ли здесь ре­ког­нос­ци­ров­ку, при­смат­ри­вая, где удоб­нее все­го раз­мес­тить лю­дей, что­бы на­глу­хо за­крыть уще­лье и не дать бан­де про­скольз­нуть в тыл. И вот уже чет­вёр­тую ночь они ждут не­про­ше­ных гос­тей, ко­то­рые долж­ны здесь пой­ти, но всё ни­как не идут. Луч­ше бы и не шли.

Полз­ти его трой­ке да­ле­ко­ва­то, зна­чи­тель­но даль­ше, чем двум дру­гим. В го­рах это тяж­кий труд, но де­лать не­че­го: све­тить­ся нель­зя, воз­мож­но, за ущель­ем ве­дёт­ся на­блю­де­ние. "Ду­хи" то­же не ду­ра­ки, по­пус­ту го­ло­ву под пу­ли под­став­лять не ста­нут. Тем бо­лее они то­же опыт име­ют, не­ко­то­рые во­об­ще про­хо­ди­ли спец­под­го­тов­ку в Аф­га­ни­ста­не и Па­ки­ста­не. Так что про­тив­ник серь­ёз­ный, не­до­оце­ни­вать его нель­зя. Нуж­но всё де­лать с умом. Здесь кто ко­го пе­ре­иг­ра­ет.

Пе­рио­ди­че­ски Са­ид­ку­лов ос­та­нав­ли­вал­ся, за­ми­рал, ос­мат­ри­вал­ся и при­слу­ши­вал­ся к зву­кам на­сту­паю­щей но­чи. За­ми­ра­ли и Ха­нов с Тол­ка­но­вым, под­ра­жая сер­жан­ту.

Про­полз­ли сре­ди ог­ром­ных ва­лу­нов, раз­бро­сан­ных по уще­лью рос­сы­пя­ми, так, буд­то ими иг­рал ве­ли­кан, а по­том бро­сил за не­нуж­но­стью, по­том пе­ре­сек­ли от­кры­тое про­стран­ст­во до су­хо­го в это вре­мя рус­ла гор­но­го ру­чья, под­ня­лись не­мно­го вверх и раз­мес­ти­лись на скло­не го­ры с ле­вой сто­ро­ны уще­лья, за­няв кру­го­вую обо­ро­ну. Они бы­ли уяз­ви­мы лишь свер­ху: мож­но за­бро­сать гра­на­та­ми, за­то по­ло­ви­на уще­лья, и осо­бен­но су­хое рус­ло, как на ла­до­ни.

Спра­ва от груп­пы Са­ид­ку­ло­ва, пря­мо на бе­ре­гу ру­чья, в ка­ки­х-то пя­ти­де­ся­ти ша­гах, за­ля­жет трой­ка Ни­за­мит­ди­на Саи­до­ва. Те по­пол­зут сле­дом че­рез де­сять ми­нут. А на тро­пе, ве­ду­щей к по­гра­нич­но­му по­сту, ос­та­нет­ся груп­па Фай­зул­ло Нур­ма­то­ва. Ну а стар­ший лей­те­нант с свя­зи­стом Са­фа­ро­вым раз­мес­тят­ся в се­ре­ди­не уще­лья, на не­боль­шой ка­ме­ни­стой воз­вы­шен­но­сти, ухо­дя­щей не­мно­го в тыл.

Са­ид­ку­лов по­ни­мал, что по­зи­ции на­ря­дом вы­бра­ны удач­но. Ес­ли бан­да пой­дёт, то по­гра­нич­ни­ки встре­тят её дос­той­но. Толь­ко бы ско­рее уж.

Дос­тиг­нув мес­та, сер­жант пе­ре­вёл ды­ха­ние, вни­ма­тель­но ос­мот­рел­ся. Ни­че­го по­доз­ри­тель­но­го не об­на­ру­жив, по­ста­вил под­чи­нён­ным за­да­чу про­дол­жать на­блю­де­ние.

Пе­ре­ва­ли­ло за пол­ночь, ко­гда Са­ид­ку­ло­ва слег­ка кос­нул­ся Тол­ка­нов:

- Ака Са­ид, - ти­хо про­шеп­тал сол­дат, - там по­за­ди нас кто-то хо­дит. Ка­мень упал.

Сер­жант по­вер­нул­ся и ти­хонь­ко по­полз на­зад, что­бы по­на­блю­дать в том на­прав­ле­нии, ку­да ука­зы­вал Тол­ка­нов. Сол­да­та ос­та­вил на сво­ём мес­те. Но не ус­пев как сле­ду­ет ос­мот­реть­ся, Са­ид­ку­лов ус­лы­шал крик Се­мё­но­ва, за­тем ти­ши­ну но­чи ра­зо­рва­ла ав­то­мат­ная оче­редь в пра­вой сто­ро­не уще­лья, сле­дом - ещё од­на. В от­вет на стрель­бу груп­пы Нур­ма­то­ва, а стре­ля­ли имен­но от­ту­да, уще­лье бу­к­валь­но взо­рва­лось гро­хо­том ав­то­ма­тов, взры­ва­ми гра­нат и кри­ка­ми лю­дей. Те­перь от­кры­ла огонь и груп­па Саи­до­ва.

Са­ид­ку­лов, не ви­дя, в ко­го стре­лять, за­та­ил­ся, снял ав­то­мат с пре­до­хра­ни­те­ля, дос­тал и при­го­то­вил к бою гра­на­ты, нож и стал ждать. Не стре­ля­ли и его под­чи­нён­ные. Сер­жант бо­ко­вым зре­ни­ем ви­дел, что Тол­ка­нов, как и он, из­го­то­вил­ся к бою, по­смат­ри­ва­ет по сто­ро­нам, а вот Ха­нов за­бил­ся под боль­шой ва­лун, об­хва­тил го­ло­ву ру­ка­ми и ти­хо­неч­ко ску­лит. Сер­жант швыр­нул в не­го ка­мень, но бо­ец да­же не от­реа­ги­ро­вал.

Как ни вни­ма­тель­но всмат­ри­вал­ся Са­ид­ку­лов в тем­но­ту но­чи, ожи­дая уви­деть про­тив­ни­ка, "ду­хи" поя­ви­лись вне­зап­но. Пер­вый из них вы­ско­чил из-за кам­ня бу­к­валь­но в трёх ша­гах от не­го. Сер­жант ото­ро­пел, но на­тре­ни­ро­ван­ные ру­ки сде­ла­ли своё де­ло: ко­рот­кой оче­ре­дью мод­жа­хе­да от­бро­си­ло под но­ги вы­ско­чив­шим вслед за ним со­брать­ям. Не­сколь­ких из них Са­ид­ку­лов тут же за­ва­лил, ос­таль­ные от­ка­ти­лись на­зад.

Бы­ло стран­но, что ожи­дае­мые со сто­ро­ны гра­ни­цы "ду­хи" на­па­ли с ты­ла, при­чём под­кра­лись вплот­ную, буд­то зная, где рас­по­ло­жи­лись по­гра­нич­ни­ки. Сер­жант во­вре­мя сме­нил по­зи­цию: ме­сто, где он толь­ко что ле­жал, бу­к­валь­но вски­пе­ло от вра­же­ско­го свин­ца.

Груп­па Нур­ма­то­ва мол­ча­ла. Пе­ре­стрел­ка шла в се­ре­ди­не уще­лья. Бес­по­ко­ясь за Се­мё­но­ва, Са­ид­ку­лов с ра­до­стью слы­шал, как ра­бо­та­ет ав­то­мат ко­ман­ди­ра, без­оши­боч­но вы­де­ляя сре­ди гро­хо­та боя его чёт­кие, эко­ном­ные оче­ре­ди.

Сза­ди грох­ну­ло. Без­ды­хан­ное те­ло Тол­ка­но­ва под­бро­си­ло взры­вом и от­швыр­ну­ло на кам­ни.

- Ал­лах ак­бар! - до­нес­лось со всех сто­рон. Сер­жант рас­стре­лял в на­па­дав­ших весь ма­га­зин, пе­ре­ка­тил­ся за со­сед­ний ка­мень и бро­сил от­ту­да од­ну за дру­гой две гра­на­ты. Тре­тью ос­та­вил для се­бя. По­след­нее, что он за­пом­нил, - кри­ки и про­кля­тия ра­не­ных "ду­хов" и близ­кий столб ог­ня.

Оч­нул­ся сер­жант от пин­ка в бок.

- Жи­вой, этот жи­вой! - ра­до­ст­но -торжествующе вос­клик­нул кто-то ря­дом.

Лё­жа на жи­во­те, Са­ид­ку­лов уси­ли­ем во­ли при­под­нял го­ло­ву, с тру­дом ра­зомк­нул за­ли­тые кро­вью ве­ки и уви­дел во­круг се­бя бое­ви­ков. Ка­кой-то бо­ро­дач в чал­ме скло­нил­ся к не­му:

- Что, зе­лё­но­го­ло­вый, доп­ры­гал­ся? Сей­час зем­лю грызть бу­дешь! По­жа­ле­ешь, что ро­дил­ся!

Кто-то из бое­ви­ков стал пи­нать его, ста­ра­ясь по­пасть в го­ло­ву. От ди­кой бо­ли сер­жант на мгно­ве­ние по­те­рял соз­на­ние, а ко­гда при­шёл в се­бя, вы­хва­тил за­вет­ную гра­на­ту, пе­ре­вер­нул­ся на спи­ну и, при­под­няв ру­ки вверх, от­пус­тил пре­до­хра­ни­тель­ную ско­бу...

Се­ме­нов при­слу­шал­ся. Да­же в сто­ро­не по­гра­нич­но­го по­ста, где ещё не­дав­но шел бой, ста­ло ти­хо. Вы­со­ко в об­ла­ках про­та­рах­тел вер­то­лёт. Ва­ле­рий с на­де­ж­дой под­нял го­ло­ву. Но тщет­но. Вер­туш­ка ис­чез­ла так же вне­зап­но, как и поя­ви­лась.

На­сту­па­ло ка­кое-то тя­же­лое оце­пе­не­ние. Те­ло со­всем за­де­ре­ве­не­ло и не слу­ша­лось, ка­за­лось, при­мёрз­ло к зем­ле. Се­ме­нов вре­мя от вре­ме­ни про­ва­ли­вал­ся ку­да-то в пус­то­ту, а при­хо­дя в се­бя, вздра­ги­вал от соз­на­ния, что "ду­хи" возь­мут его вот так, го­лы­ми ру­ка­ми.

Цо­кот ко­пыт ста­но­вил­ся все от­чет­ли­вей. Ка­ра­ван, дви­гав­ший­ся по вы­со­хше­му рус­лу ру­чья, при­бли­жал­ся. Ви­ди­мо, ко­пы­та иша­ков бы­ли об­мо­та­ны тряп­ка­ми, что­бы не соз­да­вать лиш­не­го шу­ма.

Офи­цер с тру­дом под­нял ав­то­мат, из­го­то­вил­ся к бою.

Из-за по­во­ро­та вы­ныр­нул тя­же­ло­гру­жё­ный ишак, по­го­няе­мый воо­ру­жён­ным до зу­бов "ду­хом", за ним вто­рой, тре­тий... Бое­ви­ки хоть и ози­ра­лись по сто­ро­нам, но шли в пол­ный рост, су­дя по все­му, ду­мая, что по­гра­нич­ни­ки ли­бо уби­ты, ли­бо рас­сея­ны. Им яв­но хо­те­лось по­бы­ст­рее про­ско­чить это опас­ное ме­сто. Да и за­ро­ж­даю­щий­ся день под­го­нял: нуж­но ус­петь как мож­но даль­ше уй­ти от гра­ни­цы в го­ры, где по­гра­нич­ни­ки уже не дос­та­нут. К то­му же под­няв­ший­ся ве­те­рок при­нял­ся раз­го­нять ту­чи, а это опас­но: на­ле­тят вер­то­лё­ты, и то­гда не по­здо­ро­вит­ся.

Под­пус­тив ка­ра­ван по­бли­же, Се­мё­нов с уси­ли­ем на­жал на спус­ко­вой крю­чок и не сни­мал с не­го па­лец, по­ка в ма­га­зи­не не кон­чи­лись па­тро­ны. При­цель­ной стрель­бы не по­лу­чи­лось, но с та­ко­го рас­стоя­ния не по­пасть бы­ло про­сто не­воз­мож­но.

Пер­вый ишак, буд­то под­ре­зан­ный, вме­сте со сво­им по­во­ды­рём за­ва­лил­ся на­бок. Вто­рой, взбрык­нув, ки­нул­ся на­зад, но то­же упал.

Сле­ва от Ва­ле­рия над кам­ня­ми мельк­ну­ла чья-то фи­гу­ра, и в раз­бе­гав­ших­ся мод­жа­хе­дов по­ле­те­ла гра­на­та. Уще­лье сно­ва на­пол­ни­ла пу­ле­мёт­ная и ав­то­мат­ная трес­кот­ня.

- Свои! Жи­вы! - за­кри­чал, пу­га­ясь соб­ст­вен­но­го го­ло­са, Се­мё­нов. Он по­пы­тал­ся пе­ре­за­ря­дить ав­то­мат, но не смог: ру­ки не слу­ша­лись. Вы­ка­тив гра­на­ту, он зу­ба­ми вы­дер­нул коль­цо. Бро­сок по­лу­чил­ся сла­бый, рва­ну­ло ря­дом, за­сы­пав стар­ше­го лей­те­нан­та ка­мен­ной крош­кой. "Ни­че­го, - по­ду­ма­лось ему, - за­то бу­дут знать, что мы ещё жи­вы и про­сто так не да­дим­ся".

Сле­ва к Се­мё­но­ву кто-то бе­жал, и при­том не один, пет­ляя ме­ж­ду кам­ней. Ва­ле­рий по­тя­нул­ся за гра­на­той.

- Свои, свои! - ус­лы­шал он го­лос Саи­до­ва. - Не стре­ляй­те!

В од­ной ру­ке сер­жант дер­жал ав­то­мат без ма­га­зи­на, а вто­рой во­лок за ши­во­рот упи­раю­ще­го­ся Ха­но­ва. Тот мы­чал что-то не­чле­но­раз­дель­ное и тряс­ся, та­ра­ща обе­зу­мев­шие гла­за.

- Вот, сре­ди кам­ней на­шёл, - кив­нул Саи­дов на Ха­но­ва, при­жи­мая то­го к зем­ле. - Са­ид­ку­ло­ва и Тол­ка­но­ва бро­сил, они оба уби­ты. Са­ид­шо се­бя гра­на­той по­дор­вал, что­бы жи­вым не взя­ли, а этот...

- Где ос­таль­ные? - с хо­лод­ком в гру­ди спро­сил ко­ман­дир, за­ра­нее пред­чув­ст­вуя от­вет.

- Там пол­зут, - к удив­ле­нию спо­кой­но от­ве­тил сер­жант. - Но­си­ров ра­нен и Аб­ду­ка­ды­ров ему по­мо­га­ет. - Саи­дов по­ко­сил­ся на уби­тых. - Па­тро­нов нет, то­ва­рищ стар­ший лей­те­нант. И гра­на­ту я по­след­нюю из­рас­хо­до­вал. А "ду­хи" сей­час сно­ва пой­дут.

Се­мё­нов от­дал ему свой ма­га­зин:

- Бе­ри, бе­ри, у ме­ня в пис­то­ле­те ещё кое-ч­то есть. Да и гра­на­ты ос­та­лись. Так что жи­вём.

Стран­ное де­ло. Ещё па­ру ми­нут на­зад офи­цер чув­ст­во­вал се­бя из рук вон пло­хо, те­рял соз­на­ние, а сей­час, уви­дев сво­их жи­вых сол­дат, сно­ва вос­пря­нул ду­хом. От­ку­да толь­ко си­лы взя­лись, да­же те­п­лее ста­ло. Хо­тя он пре­крас­но по­ни­мал, что это не­на­дол­го.

"Ду­хи", ин­тен­сив­но по­стре­ляв и вдо­воль на­ру­гав­шись, при­тих­ли, что-то сно­ва за­мыш­ляя. Уце­лев­шие иша­ки, по­те­ряв по­во­ды­рей, раз­бре­лись по уще­лью, не­ко­то­рые мир­но щи­па­ли тра­ву, один из них, ра­нен­ный, ле­жал по­сре­ди су­хо­го рус­ла, си­лил­ся под­нять­ся и жа­лоб­но кри­чал.

Саи­дов, при­та­щил "ду­хов­ский" пу­ле­мёт и де­ло­ви­то ос­мат­ри­вал на пред­мет при­год­но­сти к стрель­бе.

- Па­тро­нов в ко­роб­ке поч­ти сто штук, - по-маль­чи­ше­ски ра­до­вал­ся он. - А ещё вот это, - по­ка­зал он Се­мё­но­ву две раз­груз­ки с уби­тых бое­ви­ков. - Тут то­же па­тро­ны и гра­на­ты.

Аб­ду­ка­ды­ров, тем вре­ме­нем под­та­щив­ший ра­не­но­го Но­си­ро­ва, взял­ся пе­ре­вя­зы­вать то­му про­стре­лен­ное пле­чо. По­лу­ча­лось не­важ­но, и он по­сто­ян­но чер­ты­хал­ся и сплё­вы­вал кровь (во вре­мя ноч­ной схват­ки ему рас­сек­ло ще­ку и пу­лей вы­би­ло не­сколь­ко зу­бов). Но­си­ров, по­те­ряв­ший мно­го кро­ви, лишь бре­дил и глу­хо сто­нал.

"Где же на­ши? - сам се­бя спра­ши­вал Се­ме­нов. Его сно­ва ко­ло­тил оз­ноб. Гла­за всё ча­ще за­сти­ла­ла мо­лоч­ная пе­ле­на. - Ещё не­мно­го, и в жи­вых из нас ни­ко­го не ос­та­нет­ся. А мод­жа­хе­ды не ус­по­ко­ят­ся, они сно­ва по­прут..."

- Ал­ла ак­бар! - гром­ко раз­нес­лось по уще­лью, и де­сят­ка два бан­ди­тов, стре­ляя на хо­ду, уст­ре­ми­лись к по­гра­нич­ни­кам.

Ха­нов, до это­го бо­лее-ме­нее ус­по­ко­ив­ший­ся, рез­ко вско­чил. Пу­ля во­шла ему пря­мо в лоб.

- Гос­по­ди, луч­ше бы Саи­дов его сю­да и не при­тас­ки­вал, - толь­ко и ус­пел ска­зать стар­ший лей­те­нант Аб­ду­ка­ды­ро­ву, с пер­вы­ми же вы­стре­ла­ми упав­ше­му ря­дом и от­крыв­ше­му огонь по бое­ви­кам.

Но­си­ров, ус­лы­шав вы­стре­лы, то­же по­тя­нул­ся к ав­то­ма­ту, но по­те­рял соз­на­ние.

На этот раз "ду­хи" ата­ко­ва­ли ос­то­рож­но, на ро­жон не лез­ли, пря­та­лись за кам­ня­ми и стре­ля­ли при­цель­но.

Се­ме­нов ус­пел сде­лать все­го не­сколь­ко ко­рот­ких оче­ре­дей из за­бот­ли­во при­го­тов­лен­но­го ему Саи­до­вым "ка­ла­ша". Пу­ля, по­пав в стволь­ную ко­роб­ку, за­кли­ни­ла его, а сри­ко­ше­тив, вспо­ро­ла офи­це­ру ру­ку от лок­тя до пле­ча. Аб­ду­ка­ды­ров по­пы­тал­ся пе­ре­тя­нуть ее рем­нем, но и сам упал ря­дом, ра­нен­ный в шею ос­кол­ком гра­на­ты.

Два­ж­ды под­ни­ма­лись бое­ви­ки в ата­ку, но, на­ты­ка­ясь на мет­кий огонь, от­ка­ты­ва­лись на­зад. В тре­тий, по­след­ний раз они по­до­шли вплот­ную, и Саи­до­ву, един­ст­вен­но­му из по­гра­нич­ни­ков ещё спо­соб­но­му дер­жать в ру­ках ору­жие, при­шлось от­би­вать­ся гра­на­та­ми. В кон­це кон­цов ав­то­мат­ная оче­редь дос­та­ла и его, про­шив обе но­ги. Но, к сча­стью, "ду­хи", убе­див­шись в тщет­но­сти сво­их по­пы­ток про­рвать­ся, бро­сив ка­ра­ван и ра­не­ных, уш­ли в го­ры...

Ко­гда на­ко­не­ц-то при­быв­ший ре­зерв по­гра­нич­но­го от­ря­да стал про­чё­сы­вать уще­лье, взо­ру по­гра­нич­ни­ков пред­ста­ла страш­ная кар­ти­на. В ок­ру­же­нии мно­го­чис­лен­ных тру­пов бое­ви­ков у ва­лу­на си­дел по­лу­жи­вой стар­ший лей­те­нант Ва­ле­рий Се­мё­нов. На ок­ро­вав­лен­ной зем­ле, го­ло­ва­ми к офи­це­ру ле­жа­ли трое ра­не­ных бой­цов. По­бе­лев­шие от на­пря­же­ния ру­ки из по­след­них сил сжи­ма­ли пре­до­хра­ни­тель­ные ско­бы гра­нат. Коль­ца из них бы­ли вы­ну­ты...

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6534
Новых за месяц: 135
Новых за неделю: 39
Новых вчера: 3
Новых сегодня: 4

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 14
Солдат: 14
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены