Четверг, 23.11.2017, 03:08
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Научно-технические проблемы и направления развития систем ракетно-космической обороны в составе воздушно-космической обороны Российской Федерации

Прогрессирующее развитие мировых технологий и опыт применения средств воздушно-космического нападения (СВКН) в локальных войнах США и НАТО в районе Персидского залива и в Югославии в очередной раз заострили проблему парирования угроз возможного применения СВКН против России.

Важность этой проблемы обусловила необходимость разработки концепции ВКО РФ, которая была утверждена президентом Российской Федерации в 2006 г. Основные положения ее проекта сводятся к следующему:

– ВКО рассматривается как комплекс общегосударственных и военных мероприятий, обеспечивающих безопасность Российской Федерации от вооруженного нападения из воздушного пространства и из космоса;

– материальной основой воздушно-космической обороны государства является система, которая включает в себя пять относительно самостоятельных систем: противовоздушной обороны (ПВО), противоракетной обороны (ПРО), предупреждения о ракетном нападении (ПРН), контроля космического пространства (ККП) и радиоэлектронной борьбы (РЭБ);

– отмечается необходимость единой ответственности за организацию решения задач воздушно-космической обороны;

– указывается на необходимость создания в структуре ВКО систем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении (ВКН), поражения и подавления сил и средств ВКН, управления и обеспечения, применение которых должно осуществляться по единому замыслу и плану в едином контуре боевого управления.

Согласно основным положениям концепции боевое применение ВКО практически сводится к борьбе со СВКН, находящимися в воздушном и космическом пространстве. При этом не определены перечень конкретных боевых задач, принципы решения этих задач и требования к уровню их решения. Учитывая указанную неопределенность и с целью исключения ошибок при создании ВКО РФ, необходимо в процессе разработки предложений по реализации принятой концепции ответить на следующие проблемные вопросы. Что такое ВКО – задача или система? Против каких стран и в каких конфликтах должны решаться задачи ВКО? Какие принципы должны быть положены в основу функционирования ВКО? Каков критерий эффективности ВКО? Каковы требования к уровню решения боевых задач? Как и в какой форме реализуется управление ВКО? Каковы суть и основные направления работ по этапному созданию и наращиванию эффективности ВКО?

Именно в свете этих основных вопросов определяются роль и место РКО в решении задач ВКО. При этом принципы построения ВКО РФ предполагают участие в решении задач ВКО всех видов и родов ВС РФ и других ведомств.

Очевидно, что результативность боевого применения СВКН и эффективность мер, предпринятых по парированию ударов СВКН в конфликте обороняющейся стороной, определяются большим количеством факторов, в том числе:

– полнотой и достоверностью информации о составе, дислокации, принципах функционирования и технических характеристиках СВКН и инфраструктуры, обеспечивающей их эффективное боевое применение;

– выбранных как атакующей, так и обороняющейся стороной стратегий применения наступательных и оборонительных систем.

Снижение эффективности боевого применения СВКН противника как способа снижения эффективности его вооруженных сил в целом достигается в ходе операции ВКО, являющейся основной формой боевого применения ВКО и состоящей в проведении необходимого комплекса мероприятий и действий, позволяющих решать эту основную целевую задачу.

Замысел операции ВКО как составной части боевого применения Вооруженных Сил РФ в целом состоит в сбалансированном применении привлекаемых в операции ресурсов, сил и средств в целях максимально возможного снижения эффективности боевого применения СВКН противника.

В процессе операции ВКО осуществляются мероприятия, снижающие разведдоступность возможных объектов атаки на обороняемой территории; поражение (подавление) инфраструктуры, обеспечивающей эффективное боевое применение СВКН противника (информационные и навигационные системы, системы материально-технического обеспечения, аэродромы, стартовые позиции баллистических ракет и ракет-носителей, носители СВКН, в частности авианосцы, системы боевого управления и связи), и наконец, непосредственное поражение самих СВКН, находящихся в воздушном и космическом пространстве.

Необходимо отметить, что снижение потерь от боевого применения СВКН может быть достигнуто и путем проведения операции сдерживания (в том числе ядерного) вероятного противника от широкомасштабного применения СВКН. В условиях отсутствия территориальной системы ПВО-ПРО эта операция может рассматриваться как наиболее эффективная часть операции ВКО.

Из приведенного выше краткого рассмотрения можно сделать следующие выводы:

1. ВКО – это общая задача ВС РФ, и в целях ее решения необходимо использовать практически все управляющие, информационные и боевые системы, имеющиеся на вооружении ВС РФ, хотя у этих систем задачи, безусловно, более широкие, чем частная, хотя и важная задача ВКО.

2. Как следствие нет смысла говорить о специализированной системе ВКО со своей системой боевого управления, как об этом часто упоминается, а есть смысл развивать систему боевого управления ВС, информационные и навигационные системы, системы вооружения всех видов и родов ВС РФ, их взаимодействие друг с другом с тем, чтобы задача ВКО решалась наиболее эффективно.

3. Операция ВКО является частью стратегической операции по боевому применению вооруженных сил Российской Федерации в целом.

4. В операции ВКО в принципе участвуют практически все виды и рода ВС РФ и при этом используются все имеющиеся у них на вооружении системы боевого управления, средства и системы стратегической и тактической разведок, средства РЭБ, системы информационного и навигационного обеспечения, системы и средства, обеспечивающие непосредственное поражение объектов противника. Для достижения необходимой эффективности операций ВКО необходимо также использование сил и средств гражданской обороны.

Таким образом, утверждение о том, что система ВКО строится объединением систем ПВО, СПРН, СККП, ПРО и РЭБ при приоритетности развития ПВО, недостаточно корректно, поскольку, несмотря на то, что эти системы играют значительную (можно сказать важнейшую) роль в решении задач ВКО, на основе только этих систем задача ВКО, которая, как указано выше, существенно шире, нежели поражение СВКН на траекториях полета, решена быть не может. Более того, в рамках интеграции только указанных систем не может быть сформулирован критерий эффективности ВКО, что является одним из основных признаков системы.

Конкретизация критерия эффективности ВКО является крайне необходимой, поскольку если он не определен, отсутствует объективный критерий выбора той или иной стратегии развития систем, участвующих в решении задач ВКО. Чем меньше у государства средств, тем более важной становится задача выбора и обоснования критерия. С учетом вышесказанного критерий эффективности операции ВКО может быть сформулирован только в терминах эффективности боевого применения ВС РФ в целом.Например, в терминах предотвращенного ущерба военно-промышленного потенциала и гражданского населения за счет проведения операции ВКО.

В то же время вне зависимости от того, какое формальное определение дается ВКО, крайне важным является определение частных боевых задач для всех средств и систем, участвующих в решении задачи ВКО, и определение требований к уровню их решения, когда решение задачи ВКО имеет оперативно-тактический смысл. Только это делает программу работ по развитию технической базы ВКО содержательной и дает надежду на то, что вложенные в это развитие финансовые средства будут потрачены не зря.

С учетом сказанного определяются и задачи систем РКО (СПРН, СККП, ПРО, ПКО), решение которых должно обеспечиваться в рамках операции ВКО.

Система предупреждения о ракетном нападении предназначена для обнаружения в автоматическом режиме с высокой достоверностью ракетного нападения на Россию и государства – участники «Соглашения о средствах систем ПРН и ККП» и выдачи военно-политическому руководству информации предупреждения о старте баллистических ракет, ракетном нападении, государстве-агрессоре, атакуемых районах, времени до падения первых ракет и масштабах ракетных ударов с характеристиками, достаточными для принятия соответствующих складывающейся обстановке решений на применение Вооруженных Сил, включая стратегические ядерные силы.

Соответствие решений и ответных действий складывающейся обстановке требует получения указанной информации с высокой достоверностью и доведения ее до высших звеньев управления.

Основные усилия по совершенствованию и развитию СПРН в целях ВКО должны предполагать информационное обеспечение задач ВКО и направлены на решение следующих важнейших задач:

– обнаружение ударов стратегических и нестратегических ракетных средств нападения с существующих и возможных ракетоопасных направлений с оценкой основных характеристик ударов и определением страны-агрессора за время, достаточное для принятия решений и организации адекватных ответных действий ВС РФ, в том числе с возможным применением СЯС РФ;

– создание полномасштабной АСБУ РКО и ее сопряжение с АСУ ВС РФ и АСБУ видов ВС в рамках единого контура управления совместного боевого применения всех сил и средств ВС РФ в операции ВКО;

– реализация потенциальных возможностей СПРН в части ретрансляции и доведения до адресатов команд управления единого перечня ВС РФ;

– развитие информационного взаимодействия с системами Центральной и видовой разведки, другими информационными системами и пунктами управления ПВО-ПРО в зонах (районах) ПВО в целях:

– использования информации взаимодействующих средств и систем для повышения достоверности формируемой на КП (ЗКП) РКО и СПРН информации предупреждения в адрес высших звеньев управления ВС РФ;

– формирования целеуказаний по обнаруженным атакующим СВКН в адрес систем и комплексов с потенциалом ПВО-ПРО.

Решение этих задач требует проведения работ по совершенствованию командных пунктов СПРН, системы связи, комплекса оповещения «Крокус», развития космического эшелона системы для обеспечения глобального контроля стартов БР, замыкания периферийного поля РЛС НГРЛ и создания дежурного центрального радиолокационного комплекса, а также проведения комплексов работ по созданию АСБУ РКО и развитию информационного взаимодействия с системами разведки и ПВО-ПРО ВС РФ.

Система контроля космического пространства развивается на основе комплексного использования информации этих средств, создания новых специализированных средств СККП, средств систем предупреждения о ракетном нападении и противоракетной обороны, средств других систем и ведомств России, привлекаемых к решению задач контроля космического пространства и обеспечивающих в ходе решения своих основных задач или дополнительно к ним наблюдение космических аппаратов (КА).

Система ККП в интересах ВКО РФ должна обеспечить решение следующих задач:

– инвентаризация космических объектов (КО), находящихся в околоземном космическом пространстве (ведение национального Каталога КО);

– непрерывное ведение контроля околоземного космического пространства (ОКП), определение состава и группировок военно-космических средств иностранных государств, формирование и выдача потребителям информации о КО, состоянии и изменениях космической обстановки;

– контроль за испытаниями военно-космических средств (ВКС) иностранных государств, за развертыванием в космосе группировок противоспутниковых, противоракетных и ударных ВКС;

– обеспечение системы предупреждения о ракетном нападении информацией о каталогизированных КО в интересах снижения вероятности формирования ложной информации предупреждения о ракетном нападении;

– выдача штабам, войскам и учреждениям информации о космической обстановке и оповещение о пролетах опасных КА;

– оценка обстановки на трассах полета отечественных КА, прогнозирование для этих аппаратов опасных ситуаций, создаваемых КО и иностранными противоспутниковыми средствами (ПСС), оценка состояния отечественных КА в аварийных ситуациях или после применения противником ПСС;

– установление фактов запуска, маневра и схода с орбиты КО, определение и систематическое уточнение параметров их орбит, прогнозирование и определение времени схода с орбит КО, траекторий их снижения и районов падения;

– установление фактов разрушения и оценка характеристик фрагментации КО;

– распознавание КО, в том числе селекция действующих КА, идентификация и определение их целевого назначения и государственной принадлежности;

– определение весогабаритных и конструктивных признаков, а также характеристик ориентации и стабилизации иностранных КА и аварийных отечественных КА, режимов работы и состояния бортовой аппаратуры иностранных КА;

– оценка и прогнозирование степени опасности (угрозы) для Российской Федерации обстановки в околоземном космическом пространстве;

– получение информации в интересах контроля соблюдения международных договоров по использованию космического пространства, а также при решении вопросов международной ответственности Российской Федерации за осуществляемую космическую деятельность.

Система противоракетной обороны Российской Федерации (ПРО РФ) является составной частью системы воздушно-космической обороны страны и предназначена для снижения уровня существующих и потенциальных угроз применения против Российской Федерации ракетных средств нападения путем прикрытия важнейших государственных и военных объектов, административно-промышленных центров (районов), потенциально опасных объектов, группировок войск (сил) от ударов ракетных средств нападения (РСН) различного класса и назначения.

Система ПРО РФ в интересах решения задач ВКО должна обеспечить оборону важнейших объектов Российской Федерации от ударов стратегических и нестратегических БР в целом, предотвращение на территории страны и в районах конфликтов на ТВД крупномасштабных потерь населения и войск, а также экологических катастроф.

В пределах своих возможностей система ПРО должна вести борьбу с низкоорбитальными космическими аппаратами военного назначения (до 15–20 КА), отражать удары аэробаллистических и гиперзвуковых целей (до 50 целей).

Группировки сил перспективной ПРО РФ должны включать в свой состав:

– группировку сил и средств ПВО-ПРО г. Москвы и объектов Центрального промышленного района от ударов стратегических и нестратегических БР;

– группировки сил и средств ПВО-ПРО важнейших объектов и войск в районе конфликтов от ударов нестратегических РСН;

– группировки сил и средств ПВО-ПРО важнейших объектов внутренних районов Российской Федерации от ударов нестратегических РСН.

Основу группировок ПРО должны составлять силы и средства ракетно-космической обороны и противовоздушной обороны видов Вооруженных Сил.

Роль и место противокосмической обороны (ПКО) как составной части ВКО РФ определяются значением отечественных космических систем в рамках вооруженной борьбы и тем значением, которое имеют космические системы вероятного противника.

Учитывая то значение, которое приобретают военные космические системы на современном этапе вооруженной борьбы, позицию США по использованию космического пространства в своих национальных интересах и наработки других стран (включая Китай) в области средств противоспутниковой борьбы, необходимо осуществить разработку скоординированной общефедеральной программы работ по созданию противокосмической обороны РФ с определением и обоснованием перечня решаемых задач, адаптируемых к конкретным противникам.

В целом анализ существующих возможностей и способов боевого применения средств и систем РКО при решении задач ВКО показывает, что в зависимости от той или иной складывающейся обстановки боевые задачи и требования к уровню их решения для систем ПВО, ПРО и ПКО могут существенно меняться.

Так, в частности, если не исключать возможности широкомасштабного применения СВКН со стороны США и других стран НАТО (то есть если допустить, что к России будет применена «югославская» стратегия), то очевидно, что решить задачу борьбы с СВКН средствами, поражающими их в воздушном и космическом пространстве, невозможно, поскольку это потребовало бы создания высокоэффективной территориальной системы ПВО-ПРО.

Поэтому стратегия решения задачи ВКО для этого случая должна базироваться на стратегии сдерживания противника от широкомасштабного применения СВКН на основе проведения операции ядерного сдерживания в масштабе, исключающем эскалацию, но заставляющем противника отказаться от дальнейшего применения СВКН.

В случае регионального конфликта с применением только СВКН не исключена возможность создания систем, решающих задачу ВКО за счет поражения СВКН в воздушном и космическом пространстве. Очевидно, такая же система имеет смысл и для решения задач прикрытия миротворческих сил в зонах локальных конфликтов.

Не менее сложная задача стоит и в определении требований к уровню решения задач ПРО как для его «стратегической», так и «нестратегической» компоненты, хотя такое разделение после прекращения действия Договора по ограничению систем ПРО в значительной мере утратило свой смысл.

Ясно, что построить эффективную систему ПРО от массированного применения ракетного оружия США и других стран НАТО практически невозможно. Признание этого неоспоримого факта в свое время и заставило США и СССР отказаться от создания территориальной системы ПРО. В этих условиях единственным средством обороны опять же является стратегия сдерживания.

Реально может быть создана зональная ПРО от ограниченных ударов БР третьих стран с недостаточно развитым ракетным потенциалом. В качестве первоочередного направления работ при этом естественно рассматривать создание ПРО Центрального промышленного района (ЦПР).

Создание такой ПРО не гарантирует, однако, решения задачи обороны ЦПР от ограниченных ударов БР США и НАТО в силу возможности наращивания ракетного потенциала такого удара в ходе боевых действий. По отношению к этому противнику основным средством в операции ВКО должна являться стратегия ядерного сдерживания с возможностью организации ответно-встречного удара.

Аналогично по отношению к реальному противнику должны адаптироваться и задачи противокосмической обороны. Очевидно, что всякое противодействие (функциональное подавление, поражение) ВКС США и НАТО приведет к адекватным действиям со стороны этих стран по отношению к ВКС России. Поэтому оценка возможных последствий, планируемых в рамках решения задач ВКО операций против ВКС тех или иных стран (в том числе с учетом возможностей средств защиты отечественных КА), должна предшествовать этапу принятия решений о начале боевых действий в космосе.

В целом системы РКО, являясь базовым элементом создаваемой ВКО РФ, должны иметь возможность не только поддержания своего существующего потенциала, но и постоянного его наращивания, в том числе на основе внутренней интеграции и широкой интеграции с другими средствами и системами с целью выбора и реализации наиболее рациональных вариантов боевого применения при тех или иных условиях решения задач ВКО.

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6545
Новых за месяц: 133
Новых за неделю: 30
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 1

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Солдат: 2
Офицеров: 1
LazaroUnpah
Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены