Воскресенье, 19.11.2017, 22:33
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Первоначально в задачу ОК СВ не входила обязанность вести боевые действия против формирований вооруженной афганской оппозиции и силой оружия устанавливать свои порядки в Афганистане. Но начать боевые действия советские войска вынудила сама обстановка. Первую операцию против мятежников 40-я армия провела 9–10 января 1980 г. Тогда на сторону оппозиции перешел 4-й артиллерийский полк афганской армии, который располагался в населенном пункте Нахрин (провинция Баглан). При этом были убиты советские военные советники – подполковник Каламурзин, майор Здоровенко и переводчик Газиев. В операции принимали участие два неполных мотострелковых батальона при поддержке танков, артиллерии и вертолетов, а также афганские войска. Уже через 4 км после прохождения исходного пункта головная походная застава была обстреляна группой всадников численностью до 100 человек. Мятежники были рассеяны огнем вертолетов. Затем колонне преградил путь отряд численностью до 150 человек с тремя орудиями. Преодолев сопротивление, наши подразделения вышли в назначенный район и разоружили мятежный полк. Это был первый, но далеко не последний бой.

В дальнейших боевых действиях совместно с советскими войсками принимали участие части и подразделения армии Афганистана, министерств государственной безопасности и внутренних дел, партийные активисты, а также отряды защиты революции, которые создавались из числа местных жителей, поддерживавших кабульское правительство, и вооруженные формирования некоторых племен. Фото: Алексей Ефимов Зимой 1980 г. против советских войск действовали сравнительно крупные отряды (100–150 и более бойцов). Например, 12 января 1980 г. советские подразделения были атакованы отрядом всадников до 1000 мятежников, 12 января – отрядом 500 всадников. В это время мятежники редко уклонялись от прямого столкновения с советскими войсками. В донесении одного из полков ОК СВ отмечалось: «Во время боя противник проявил особое упорство, причем отход мелкими группами был возможен, но мятежники не воспользовались этим, а вели бои до полного уничтожения». В этом случае действия частей и подразделений ОК СВ мало чем отличались от обычных. Подавляющее преимущество советских войск в количестве и качестве вооружения довольно быстро вынудило мятежников отказаться от подобной тактики, в результате которой они несли больше потери. Уже к весне отряды оппозиции стали действовать преимущественно мелкими группами, уклоняться от столкновения с превосходящими силами советских и правительственных войск. В дальнейшем характер действий бандформирований принципиальных изменений не претерпел. Применяя методы партизанской войны, они вели обстрелы из различных видов оружия населенных пунктов, воинских гарнизонов, аэродромов, промышленных и сельскохозяйственных предприятий и других объектов, осуществляли нападения на административные центры, расположения отдельных воинских подразделений, на тыловые колонны с малой охраной, одиночных военнослужащих и мелкие группы, устраивали засады, а также минировали дороги. Весной 1980 г. размах боевых действий значительно увеличился. Произошло существенное возрастание числа мятежников и отрядов. Начался процесс объединения отдельных групп в более крупные формирования. Большой сложностью отличались бои в горах, где мятежники создавали свои базовые районы. Базовый район представлял собой участок труднодоступной местности, удобный для организации обороны и оборудованный в инженерном отношении.

В нем создавались запасы средств вооруженной борьбы на складах различного назначения. Подступы к району прикрывались многослойным огнем и минировались. Создавалась система наблюдения, оповещения и противовоздушной обороны. Должен возникнуть естественный вопрос: «Почему же за 9 лет войны, если 40-я армия действовала в основном успешно, численность мятежников и размах их действий не только не уменьшились, но и возросли?». Действительно, если в 1980 г. (по разным источникам) число активно действовавших мятежников оценивалось в 20–30 тыс. человек, то в 1988-м оно возросло до 80–90 тыс. бойцов. В ходе боевых действий под удары войск неизбежно попадали и мирные жители. Причину своих бед и страданий они видели прежде всего в присутствии на территории страны иностранных (советских) войск и брали в руки оружие, обращая его против чужеземцев. Такие настроения умело подогревались сильнейшей антисоветской и антиправительственной пропагандой, развернутой лидерами непримиримой оппозиции при поддержке и финансировании спецслужб Запада, а также некоторых мусульманских стран Ближнего и Среднего Востока. Партии и движения Афганской оппозиции Вторая причина заключалась в том, что и советские, и афганские войска после проведения операции в том или ином районе возвращались в пункты постоянной дислокации. На местах оставалась лишь небольшая администрация, так называемое оргядро. В состав оргядра входили представители НДПА, министерств государственной безопасности, внутренних дел, других ведомств, а также лица из числа руководящих работников общественных организаций, представители духовенства, поддерживавшие правительственную власть. Для обеспечения безопасности работы оргядра в его составе имелось армейское подразделение (как правило, до взвода). Беда оргядра состояла в том, что оно было малочисленным и не обладало реальной властью. Руководители, которые в него входили, зачастую не умели или не хотели вести политическую работу с населением, не пользовались авторитетом у местных жителей. Обучать их начали только в 1984 г. на краткосрочных курсах. Влияние оргядра ограничивалось большей частью тем кишлаком, в котором оно находилось. После того как войска покидали район проведения операции, на их место возвращались уцелевшие мятежники, восстанавливали свои базы и изгоняли, а чаще всего уничтожали оргядро. Через некоторое время вновь приходилось проводить операции в этом же месте. Например, за девять лет в Панджшерской долине советские войска совместно с армией Афганистана провели 12 операций. Тем не менее правительственная власть здесь так и не смогла закрепиться. Бытует мнение, что в Афганистане советским войскам противостояли лишь разрозненные, плохо организованные партизанские отряды, которые возникали стихийно и действовали сами по себе, без всякой координации какого-либо органа управления. На самом деле это далеко не так. Движение афганской вооруженной оппозиции имело хорошо развитую политическую и военную структуру. Вместе с тем, оно никогда не было однородным. Внутри движения постоянно шла ожесточенная борьба между различными партиями и группировками за лидирующее положение в нем. Истоки образования и поныне действующих группировок афганской оппозиции уходят в 1960-е гг. В 1969 г. в Кабульском университете была создана исламская экстремистская организация «Мусульманская молодежь», которая превратилась затем в ударный отряд афганской контрреволюции.

С 1976 по 1978 г. на основе «Мусульманской молодежи» в Пакистане были созданы «Исламская партия Афганистана» (ИПА) во главе с Г. Хекматьяром и «Исламское общество Афганистана» – ИОА, возглавляемое Б. Раббани. В 1979 г. возникли еще три крупные организации: «Движение исламской революции Афганистана» (ДИРА) под руководством М. Мухаммади, отошедшая от партии Хекматьяра группировка во главе с Ю. Халесом, сохранившая название ИПА, и «Национальный фронт спасения Афганистана» (НФСА), лидером которой стал С. Моджаддади. К этому же времени относятся попытки объединения оппозиционных сил в единый Фронт борьбы с революционным режимом Республики Афганистан. Этот первый на пакистанской территории афганский контрреволюционный альянс под названием «Движение исламской революции Афганистана» распался сразу после своего возникновения из-за нескольких факторов, в том числе фанатичной приверженности к групповщине и противоречий между партиями. Немедленно возник новый альянс – «Союз исламского единства Афганистана», однако он тоже вскоре прекратил свое существование. В конце января 1980 г. под давлением США и их союзников был создан «Исламский союз для освобождения Афганистана», в который вошли шесть основных контрреволюционных организаций: к имевшимся пяти, которые названы выше, добавился спешно провозгласивший свое существование «Национальный исламский фронт Афганистана» (НИФА) во главе с С. Гейлани. Но «единство» продолжалось недолго. Уже 4 марта Г. Хекматьяр демонстративно отказался участвовать в очередной пресс-конференции руководителей альянса. В декабре 1980 г. союз распался. В июне 1981 г. эти же партии вновь объединяются. Создается «Исламский союз моджахедов Афганистана». Однако и он оказался недолговечным. В августе 1981 г. на заседание союза не явился Гейлани, вслед за ним без объяснения причин выехал за границу Мухаммади, а затем вышел из союза (опять-таки без каких-либо публичных объяснений) Моджаддади. Лидеры ИПА, ИОА и ИПА (Ю. Халес) совершили сложный организационный трюк. Во-первых, они согласились на создание еще одной организации «Исламский союз освобождения Афганистана» (ИСОА) во главе с А. Сайяфом. Во-вторых, сумели отколоть от вышедших из союза ДИРА и НФСА часть их членов и на этой основе создать новые три организации. В марте 1982 г. было объявлено, что ИСМА состоит теперь из семи партий: «Исламская партия Афганистана» (лидер – Хекматьяр), «Исламская партия Афганистана» (Ю. Халес), «Исламское общество Афганистана» (Б. Раббани), «Движение исламской революции Афганистана» (Мансур), «Движение исламской революции Афганистана» (Музин), «Национальный фронт спасения Афганистана» (М. Мир), «Исламский союз освобождения Афганистана» (А. Сайяф).

Так возник первый вариант «союза семи» или ИСМА-7. Вышедшие из ИСМА три организации создали свой «союз трех» или ИСМА-3, в который вошли: «Национальный фронт спасения Афганистана» (С. Моджаддади), «Национальный исламский фронт Афганистана» (С. Гейлани), «Движение исламской революции Афганистана» (Н. Мухаммади). Один и другой альянсы просуществовали до мая 1985 г. Каждая из входящих в них партий сохраняла свою самостоятельность, свои материальные средства, лагеря, базы и т. д. Осознавая низкую эффективность разобщенной борьбы против правительства Афганистана, под давлением США и Пакистана лидеры ИСМА-7 и ИСМА-3 в мае 1985 г. вновь приняли компромиссное решение об объединении в единый «Исламский союз моджахедов Афганистана», который существовал до конца исследуемого периода. Несмотря на формальное объединение сил оппозиции, в ИСМА продолжали сохраняться острые разногласия, основными из которых являлись личное соперничество лидеров организаций, борьба между ними за распределение средств, получаемых из-за рубежа, национально-этнические и религиозные противоречия, взгляды на государственное устройство страны. После вывода из Афганистана советских войск эти разногласия не стали менее острыми. Еще задолго до ввода войск в Афганистан в стране действовали различные террористические по своей сути организации. Первые центры подрывной деятельности, рассчитанные на дестабилизацию положения в стране, были созданы на территории Пакистана в районе Пешавара еще в первой половине 1970-х гг. Они сделались орудием в руках пакистанских спецслужб и могли функционировать только при их непосредственной финансовой и иной помощи. Откровенное вмешательство в дела Афганистана приобрело особенно широкий размах после Апрельской революции 1978 г. С помощью специалистов ЦРУ США была создана сеть контрреволюционных лагерей и баз на территории Пакистана, отработаны каналы тайной доставки оружия оппозиционным формированиям. Основные способы ведения боевых действий противникомНачиная с мая 1978 г., оснащенные современным оружием бандгруппы во все возрастающем масштабе стали перебрасываться в Афганистан. В 1984 г. министерство иностранных дел Афганистана выпустило «Белую книгу», в которой приводится точное расположение 94 центров и пунктов подготовки афганских контрреволюционеров в Пакистане. Такие же лагеря появились в Иране. К концу 1979 г., имея под своим контролем значительную часть территории страны, контрреволюционные группы действовали в основном открыто.

На нелегальном положении находились только крупные руководители антиправительственных сил. Каждая оппозиционная партия имела в своем составе большое количество вооруженных отрядов и групп. Однако все они не имели сколько-нибудь четкой организационной структуры, единого командования, общего плана действий. В 1980 г. руководители контрреволюции предпринимали попытки придать вооруженной борьбе более организованный характер. Летом начали создаваться исламские комитеты, которые должны были проводить интенсивную политическую работу по вовлечению широких слоев населения в активную борьбу против правительства, вооруженных сил Республики Афганистан и советских войск, координировать боевую деятельность вооруженных отрядов. И хотя четкая организационно-штатная структура формирований так и не сложилась, ей к 1983 г. была придана некоторая стройность, позволяющая выделить некоторые общие черты. Низшим звеном являлась группа из 10–15 человек. Несколько групп (3–7 и более) образовывали отряд численностью от 40–60 до 150–200 человек, которые объединялись под общим руководством в более крупные вооруженные формирования, в большинстве случаев именовавшиеся фронтами. Фронт по своему составу мог быть самым различным и в зависимости от того, на какую территорию распространялось его влияние, назывался «фронт уезда» или «фронт провинции». Фронт уезда насчитывал в своем составе 300–400 и более мятежников, провинции – от одной до нескольких тысяч человек. В некоторых случаях создавался так называемый центральный фронт, под командованием которого находились фронты нескольких провинций. Штатный состав фронтов не определялся и был нестабилен. Нередко вооруженные формирования, состоявшие из нескольких отрядов, вообще не имели какого-либо названия и в боевых документах 40-й армии того периода именовались «формирование» или «группировка». Основными организационными единицами вооруженных формирований были небольшие по численности группы и отряды. Их руководителями являлись, как правило, лица, проведшие специальную военную подготовку, хорошо знавшие местность, нравы и обычаи местного населения. В целом контрреволюционные сипы, действовавшие на территории Афганистана, приобрели определенную структуру политического и военного руководства, основу которого составляли исламские комитеты, создававшиеся из числа местных религиозных деятелей, бывших феодалов и землевладельцев. Возглавляли их в большинстве случаев руководители, прошедшие специальную подготовку в Пакистане и Иране.

Количественный состав комитетов был различен и определялся масштабом их деятельности, численностью населения и вооруженных формирований в зоне ответственности. В большинстве случаев в состав руководства входили от 5 до 30 человек. Исламский комитет состоял из 5 отделов: управленческого, партийного, военного, хозяйственного и финансового. Военный отдел планировал и непосредственно руководил деятельностью отрядов и диверсионно-террористических групп. Исламские комитеты нескольких кишлаков или волостей подчинялись центральному исламскому комитету, который создавался в уезде. Наиболее крупные из них объединялись в союзы, деятельность которых распространялась на значительную территорию. В состав союза могли входить 3–7 исламских комитетов. Структура руководства формированиями противникаВ 1984–1985 г.г. афганская оппозиция предпринимает шаги по совершенствованию организационной структуры своих вооруженных формирований. Во второй половине 1984 г. лидеры оппозиции перешли к созданию «исламских полков» по армейскому образцу. Основу полков составили батальоны трехротного состава. В полку создавалось 3–5 батальонов, из которых 1–2 планировалось использовать в боевых действиях. В них вводились офицерские должности. Численный состав полков строго не определялся и мог составлять 500–900 человек и более. Наряду с полками в некоторых районах создавались отдельные «партизанские батальоны». В структуре вооруженных отрядов афганской оппозиции появились специальные подразделения, подчиненные непосредственно командиру: взводы тяжелого оружия, саперный и связи, которые были призваны решать специфические задачи боя и без которых немыслимо в современных условиях ведение организованных боевых действий с хорошо подготовленным и вооруженным противником. Повышение требований к организации и ведению боя потребовало от командиров вооруженных формирований создания органов, облегчавших его подготовку и ведение (отделения разведки, оперативное, тыловое и другие).

Наличие подобной структуры говорило о стремлении лидеров оппозиции к централизации в руководстве вооруженной борьбой, попытках поднять ее на новый качественный уровень. Однако из-за привязанности рот к территории, которую они контролировали, отсутствия достаточных финансовых и других средств созданные полки и батальоны фактически мало чем отличались от обычных отрядов мятежников. Тем не менее общее количество формирований оппозиции увеличивалось. В октябре-ноябре 1984 г., например, в провинции Герат вели боевые действия шесть батальонов «дивизии Хазрата Хамзы» («Святого Хамзы») и 11 фронтов, принадлежавших ИОА. В другие месяцы состав батальонов и фронтов частично изменялся: появлялись новые и исчезали прежние. В марте 1985 г. назывались в качестве ведущих боевые действия 9 батальонов «дивизии» и 13 фронтов. В последующие годы руководство афганской контрреволюции предпринимало меры по дальнейшему совершенствованию организационной структуры вооруженных формирований мятежников, действующих на территории Афганистана. Продолжалась реализация планов по созданию на базе мелких отрядов формирований типа батальон и полк. В 1987 г. было отмечено формирование пяти полков и одного батальона Исламской партии Афганистана (ИПА – Гульбеддин Хекматьяр), одного полка ИОА. Однако многие из этих полков существовали лишь номинально. Созданные по родоплеменному и территориальному признаку и лишенные достаточной базы, они по сути оставались на уровне прежних отрядов, которые не только не способны были обеспечить интересы своей партии в той или иной провинции, но и не прекращали междоусобной борьбы между собой за зоны влияния. В связи с этим военным комитетом штаб-квартиры ИПА был разработан план создания так называемых маневренных полков на уровне отдельных провинций, которые имели принципиальные отличия от обычных формирований как по подходу к комплектованию личным составом, так и по характеру выполняемых задач. Один из таких полков был сформирован в декабре 1987 г. в провинциях Парван и Каписа. Численность личного состава – 450 человек. Он комплектовался из населения пяти зон указанных провинций.

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6534
Новых за месяц: 135
Новых за неделю: 39
Новых вчера: 3
Новых сегодня: 4

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Солдат: 9
Офицеров: 1
Knyedukpep
Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены