Четверг, 23.11.2017, 14:11
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Сегодня у иного российского обывателя, обескураженного информацией о регулярных вылазках чеченских боевиков, может сложиться впечатление, что отечественные спецслужбы зачастую проигрывают вооруженное противоборство с сепаратистами. Однако это далеко не так. Редакция "ВПК" публикует интервью с капитаном N (по вполне понятным соображениям мы не указываем его фамилию) - офицером Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил РФ. Это попытка ознакомить читателей с интеллектуальным и моральным обликом сотрудников подразделений спецназа ГРУ, которые противостоят экстремстам в горах Северного Кавказа.

В Чечне спецназ ГРУ может рассчитывать только на собственные силы.

- В настоящее время на территории Чечни находятся подразделения разных силовых ведомств: МО, ФСБ, МВД, ГУИН, Минюста: Какие из них, по-вашему, борются с незаконными вооруженными формированиями наиболее эффективно? И какая часть всей проделанной работы приходится на долю спецназа ГРУ?

- Это зависит от того, что считать эффективностью: количество убитых боевиков или добытой информации. Лично мне понравились слова президента Российской Федерации, что до 80% боевых задач в Чечне сегодня выполняет спецназ ГРУ. Я не буду утверждать то же, но порядка половины работы делает спецназ ГРУ, потому что в горы не ходит больше никто. Это я знаю стопроцентно. А что касается, кто и как работает, то мы не раз страдали от неграмотных действий военных комендатур: попадали под их минометно-артиллерийский обстрел, хотя у них каждый раз была информация, по какому району в горах нельзя стрелять, когда в этом месте работала наша группа. Я до сих пор не знаю, со зла они это делали или нет? Спецназ Внутренних войск - серьезные, физически хорошо подготовленные ребята, свои задачи выполняют довольно неплохо.

- Какова, на ваш взгляд, сегодня численность боевиков в Чечне? Счет им идет на сотни или на тысячи?

- На тысячи. Жители каких-то сел, которые днем пашут, а ночью берут в руки оружие, конечно, тоже боевики. Но я считаю, что на сегодняшний момент именно в составе вооруженных формирований - 2-3 тысячи человек. Это те, которые постоянно ведут боевые действия, а не прячутся под маской мирного населения. Я сам видел несколько баз, которые были рассчитаны где-то на 300 человек, лично наблюдал в бинокль отряд боевиков порядка 150 человек. Я считаю, порядка нескольких тысяч человек на сегодняшний момент состоят именно в вооруженных формированиях, которые постоянно ведут боевые действия. С наступлением зимы очень многие из них, как правило, спускаются с гор либо в села, либо в Грузию, в Дагестан уходят, потому что зимой будет виден дым и необходимы огромные запасы продовольствия, которые нужно регулярно подвозить-восполнять, а это опасно - группы же наши постоянно ходят по каким-то горным тропам. Тоже воюют, по горам лазят, но намного меньше. А по весне возвращаются обратно, поэтому весной-летом так много стычек с ними на грузинской границе.

- С какими бандитами в чеченских горах вам чаще всего приходится сталкиваться: с местными жителями или иностранными наемниками?

- Чеченцев, то есть идейных, кто на своей земле воюет, очень мало. Да, встречаются и пастухи с радиостанциями, и женщины со взрывчаткой, и даже дети-подростки, которые хорошо помнят, как его брата (отца) убили "русские собаки", и горят желанием отомстить. И случаи, когда такой ребенок берет автомат и стреляет в спину - совершенно не единичны. Но в основном там сейчас воюют наемники самых разных национальностей. Это видно из развединформации, допросов пленных, осмотров трупов.

- Мне приходилось слышать о том, что Шамиль Басаев прячется исключительно в Веденском районе, так сказать, в своей родовой вотчине, так как в другие районы ему путь "заказан" - мол, там есть его "кровники". Но если это так, почему же его до сих пор не поймают?

- Потому что - я это знаю точно - буквально отводят наше оружие: "туда не ходить сегодня", "там сегодня не стрелять".

- Вы лично когда-нибудь обладали такой информацией, что в каком-то месте стопроцентно находится крупный главарь боевиков? А если да, то почему бы не скорректировать по этому месту огонь артиллерии, например? Чтобы потом хотя бы куски мяса собрать?

- Да, была такая информация, что он там есть, но сам я не видел его, а значит, не имел права наводить артиллерию на эту деревню. Потому что потом меня самого посадили бы, как товарища Буданова. Он - яркий пример, поэтому мне не хотелось бы повторить его судьбу:

- Кстати, как оценивают разбирательство в отношении полковника Буданова ваши коллеги?

- Жалеют все, что его сделали крайним. Просто показали, что "мы тоже боремся" со своими "нехорошими". Но я знаю точно, как много работы проделал этот человек в Чечне как командир своего полка.

- Это правда, что наши "спецы" стараются никого из бандитов живыми из гор не выпускать, поскольку заранее знают, что потом их отпустят?

- Никого просто так не убивают, даже если он - наемник-араб в зеленой повязке с бородой и гранатометом. Если есть возможность взять его живым, берут его живым, допрашивают и лишь потом только решают, что с ним делать дальше. Да, был случай, когда "ребенок" шел по улице села с автоматом, и, когда ему дали команду остановиться, он направил оружие в сторону группы - и тут же был застрелен. Так что, когда реальная опасность существует, это оправданная жестокость. Но откровенных садистов, которым бы именно нравилось убивать, я просто не встречал. Да и свои же офицеры любого за такое дело по головке не погладят.

- А велики ли вообще цифры безвозвратных потерь, которые несет в Чечне спецназ ГРУ?

- Безвозвратные потери нашего отряда в 2000-2003 годах в каждую командировку (6 месяцев) составляли примерно 10% от его численности. (За 1999 год - 30%.) Соотношение погибших офицеров к рядовому составу - один к пяти.

- В Афганистане спецназ ГРУ имел собственную бронетехнику, в Чечне же ваши начальники вынуждены выпрашивать для каждой спецоперации БТРы и МТЛБ у командиров мотострелковых частей. Это, в вашем понимании, "минус"?

- Да, нам по штату бронетехника не положена, и это - "минус", потому что работать приходится во всех районах, везде. Добираемся, когда что дают - на БТРах, на КамАЗах, на вертолетах, - а когда и вообще в пешем порядке. А своя бронетехника, конечно же, нам бы не помешала: хотя бы для эвакуации раненых. Потому что, пока ты ее закажешь, пока она придет, многие кровью истекают просто-напросто. А так хоть какая-то была бы надежда.

- Во времена "холодной войны" бригады спецназа ГРУ в различных военных округах готовили к работе на вероятном театре боевых действий в определенной географической местности и климатических условиях. Сохранилась ли подобная направленность сегодня, когда многих южных военных округов в России уже не существует? Приоритет отдается работе в горах или же и в условиях пустыни, и на европейской равнине?

- У каждой бригады (спецназа ГРУ. - В. У.) есть свое направление, по которому она будет работать в случае ведения крупномасштабных боевых действий. Европейский театр ведения боевых действий (как и азиатский) тоже рассматривается. Просто сейчас есть Чечня и все бригады работают там. Но наши старшие офицеры имеют боевой опыт Афганистана, а кто еще чуть постарше - Вьетнама. Ведь ГРУ - это военная разведка, она обязательно находится всегда и во всех местах, где ведутся боевые действия. При этом наши подразделения могут выполнять задачи других родов войск, как, например, в Чечне и на Балканах.

- И даже есть успешные примеры вербовки или добычи какой-то ценной информации о военнослужащих других иностранных контингентов?

- Есть, конечно. Это военно-техническая информация, которая касается образцов вооружений, новой техники, а также тех видов вооружений и боеприпасов, которые запрещены международными конвенциями. Но, главным образом, мы и натовцы просто наблюдаем за действиями друг друга.

- Кто служит в спецназе ГРУ? В вашем подразделении есть военнослужащие по призыву?

-  Да, почти все.

- Разве принцип комплектования не влияет на степень умений и навыков военнослужащих?

- Нет. Влияют личные качества и подготовка. Это вина офицера, если солдат не подготовлен.

- Можно ли вообще сравнивать военнослужащих спецназа ГРУ с военнослужащими иностранных элитных частей, как британской САС, например?

- Я встречался на международных соревнованиях на первенство сил спецназа с ребятами из САС, морской пехоты США, итальянскими, немецкими и французскими десантниками. Эти закрытые соревнования проводятся раз в год в России в разных частях. Там выполняются марш-броски, упражнения на физическую выносливость и слаженность групп, решаются учебные задачи: засада, налет, диверсия, прыжки с парашютом, сбор членов групп после десантирования, - а также отрабатываются навыки по выживанию, например: кто быстрее воду вскипятит, кто быстрее костер разожжет, оборудует тайник и так далее. Если сравнивать наших бойцов с иностранными спецназовцами, то между ними имеется огромная разница в человеческом факторе и уровне технического обеспечения. У нас служат, в основном, двадцатилетние парни, а у них - "мужики" в возрасте 30-35 лет. И наши солдаты в отличие от них совсем не прихотливы, потому как в той же Чечне как живут? Вечно в палатках, вечно в грязи, постоянно не моются, не бреются, но все же задачи поставленные выполняют. А американцы и западноевропейцы изнеженные очень и сильно зависят от техники обеспечения.

- Какие проблемы испытывает сегодня отечественный спецназ?

- Самое элементарное - нужно обучать бойцов стрельбе, регулярно выезжать за пределы части на стрельбище, но денег на ГСМ никто не дает, на инженерную подготовку - тоже. И еще: к нам в подразделение поступают последние образцы связи, оптики, вооружения.

- Вы получили в Чечне ранения, однако увольняться из ВС не собираетесь. Ради чего люди подобные вам служат в спецназе - ради идеи, преданности ГРУ, России?

- Ну, о России, конечно, у каждого свое понятие имеется, а вот что касается преданности спецназу, духу спецназа - за это служат. Не за деньги, которые во вторую чеченскую войну государство стало платить. Служат вот именно ради себя, главное - это сама работа. Мне моя работа действительно очень нравится.

- Неужели вам все равно, куда вас могут в следующий раз направить?

- Мне без разницы, где воевать. Если чего-то решат мои командиры, я не собираюсь обсуждать их приказы. Будет ли это одна из стран СНГ, Чечня, Африка - абсолютно неважно. Я работаю в интересах государства.

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6548
Новых за месяц: 134
Новых за неделю: 33
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 4

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 38
Солдат: 38
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены