Четверг, 23.11.2017, 14:15
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


По­строи­ли нас всех и ска­за­ли, что по­едем мы на боль­шие об­ще­вой­ско­вые уче­ния в Сверд­ловск. За­чи­та­ли при­каз. Да­ли вре­мя на сбо­ры и под­го­тов­ку тех­ни­ки для по­груз­ки. Ещё раз по­строи­ли, пе­ре­счи­та­ли, по­гру­зи­ли в ва­го­ны, по­вез­ли.

23 де­каб­ря 1994 го­да. Ско­ро Но­вый год, а у нас у всех - кру­тые пе­ре­ме­ны, едем, не зная ку­да и за­чем: Сверд­лов­ск-то дав­но ос­тал­ся по­за­ди. Не по­еха­ли на вой­ну, ви­но­ват, из­ви­ня­юсь, «на ми­ро­твор­че­скую мис­сию» в Аб­ха­зию, так вот на те­бе - едем на уче­ния. Лад­но, пусть бу­дет всё как есть. Уче­ния - не вой­на, на уче­ни­ях не уби­ва­ют. Пе­ре­жи­вём.

Еха­ли се­бе, еха­ли, а на­строе­ние буд­нич­ное, как все­гда, толь­ко офи­це­ры не­ко­то­рые на вод­ку на­се­ли так, буд­то в по­след­ний раз её пьют. Кое-к­то с го­ря­чи­тель­ным пе­ре­усерд­ст­во­вал, бро­дил по ва­го­нам и бес­пре­стан­но на­ез­жал на сол­дат. А один мо­ло­дой ша­ка­лё­нок со­всем с рель­сов съе­хал, всё бы­ко­вал да хо­ро­хо­рил­ся: лу­пил всех, по­пав­ших под его пья­ную лей­те­нант­скую ру­ку. Ме­ня то­же сто­ро­ной не обо­шёл, обоз­вал «ту­пым та­та­ри­ном» и па­ру раз нор­маль­но по фи­зио­но­мии дви­нул. Ско­ти­на.

Всё бы­ло, но ка­ки­х-то там осо­бен­ных пред­чув­ст­вий, на­род­ных при­мет, пред­вес­тий или по­год­ных пред­зна­ме­но­ва­ний о кру­тых пе­ре­ме­нах, ко­то­рые ждут и ме­ня, и мо­их па­ца­нов, и всех на­ших офи­це­ров в не­да­лё­ком бу­ду­щем, не бы­ло.

Да, сна­ча­ла еха­ли спо­кой­но, без про­ис­ше­ст­вий, но уже на вто­рой день пу­ти по­полз­ли слу­хи, что на Кав­ка­зе на­чи­на­ет­ся но­вая вой­на, и нас ве­зут в сто­ро­ну гра­ни­цы для уча­стия в бое­вых дей­ст­ви­ях. Не­ко­то­рые за­па­ни­ко­ва­ли, не­ко­то­рые вспом­ни­ли об Аб­ха­зии, не­ко­то­рые по­пы­та­лись за­ко­сить под боль­ных. На­шлись ум­ни­ки, под­би­ваю­щие со­се­дей по ва­го­ну на по­бег. Смель­ча­ков, ре­шив­ших дать дё­ру, бы­ло не­мно­го, но они всё-та­ки бы­ли - бе­зум­цы спры­ги­ва­ли с по­ез­да пря­мо по хо­ду дви­же­ния или де­зер­ти­ро­ва­ли во вре­мя крат­ких ос­та­но­вок на стан­ци­ях. Бе­жа­ли кто как мог. Ну а я, ря­до­вой сроч­ной служ­бы Ураль­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га, че­рез не­сколь­ко дней из­ма­ты­ваю­щей до­ро­ги прие­хал на Се­вер­ный Кав­каз. Пу­те­ше­ст­вие по мар­шру­ту Сверд­лов­ск-У­фа­-С­ам­ар­а-В­ол­гог­р­ад-Моздок за­кон­чи­лось.

Че­рез день по­сле при­ез­да, 29 де­каб­ря, нам объ­яс­ни­ли, че­го от нас хо­тят на­ши глав­ные ко­ман­ди­ры Ель­цин и Гра­чёв, что та­кое Чеч­ня, кто та­кие Ду­да­ев и его не­по­слуш­ные ду­да­ев­цы.

Крас­но­ли­цый под­пол­ков­ник, зам­по­лит пол­ка, вол­ну­ясь и по­сто­ян­но за­гля­ды­вая в смя­тую бу­маж­ку в не­по­слуш­ных, тря­су­щих­ся ру­ках, объ­я­вил бое­ви­ков ма­ло­гра­мот­ны­ми и не спо­соб­ны­ми к ор­га­ни­зо­ван­ной обо­ро­не, а мир­ных жи­те­лей на­звал ста­ри­ка­ми, жа­ж­ду­щи­ми ос­во­бо­ж­де­ния от уз кро­во­жад­но­го взбун­то­вав­ше­го­ся ге­не­ра­ла.

Че­го скры­вать, я встре­тил та­кие но­во­сти в пре­крас­ном рас­по­ло­же­нии ду­ха. До дем­бе­ля ос­та­ва­лось тя­нуть пять ме­ся­цев, а на­строе­ния офи­це­ров, оп­ре­де­лив­ших, что для пол­но­го по­ко­ре­ния Гроз­но­го нуж­но око­ло двух не­дель, а на ра­зо­ру­же­ние всей рес­пуб­ли­ки уй­дёт не бо­лее двух ме­ся­цев, пе­ре­ки­ну­лись и на ме­ня. Воз­вра­щать­ся на­зад в часть так бы­ст­ро, че­рез два ме­ся­ца, не хо­те­лось, ка­за­лось скуч­ным и про­за­ич­ным, по­это­му я на­де­ял­ся за­стрять в Чеч­не ещё на не­сколь­ко ме­ся­цев. «По­сле раз­гро­ма их банд на­вер­ня­ка сде­ла­ют, как в Мол­до­ве и Аб­ха­зии, а зна­чит, на­ста­вят блок­по­стов и ос­та­вят кон­тин­гент ми­ро­твор­цев, - ду­мал я. - Это не­пло­хо для ме­ня, ведь мож­но бу­дет спо­кой­но до­слу­жить до дем­бе­ля здесь и по­ехать до­мой пря­мо из го­ря­чей точ­ки, а не пу­те­ше­ст­во­вать ту­да-сю­да от Кав­ка­за до Ура­ла и по всей стра­не в тес­ном и душ­ном ва­го­не по­ез­да».

И дей­ст­ви­тель­но, я до са­мо­го дем­бе­ля ос­та­вал­ся в Чеч­не, но спо­кой­ны­ми те пять ме­ся­цев на­звать ни­как не мо­гу. Это бы­ли пять ме­ся­цев кро­меш­но­го ада, в ко­то­ром я ви­дел ра­не­ных, по­гиб­ших, му­чил­ся го­ло­дом и ощу­щал, буд­то все во­круг со­шли с ума. Сол­да­ты и офи­це­ры, бое­ви­ки и мир­ные жи­те­ли: все сме­ша­лись в од­ну боль­шую кро­ва­вую ку­чу. Мы все со­шли с ума. На­все­гда.

На оче­ред­ном по­строе­нии нам на­ко­не­ц-то вы­да­ли сух­пай­ки, со­ля­ру, ору­жие и бо­е­при­па­сы. Пред­ло­жи­ли быть ос­то­рож­ны­ми, что­бы с не­при­выч­ки не по­уби­вать и не по­ра­нить друг дру­га. «Уби­вать и ра­нить на­до вра­га!» - по­яс­нил нам взвод­ный. «Так точ­но!» - друж­но со­гла­си­лись мы.

30 де­каб­ря ог­ром­ной ко­лон­ной, ко­то­рой не бы­ло вид­но ни кон­ца ни края, наш полк, по­доб­но пу­че­гла­зо­му ки­тай­ско­му чу­до­ви­щу, ви­ляя се­рым хво­стом и под­све­чи­вая се­бе до­ро­гу гла­за­ми-га­ба­ри­та­ми, мед­лен­но вы­дви­нул­ся в сто­ро­ну при­тих­ше­го в зло­ве­щем ожи­да­нии Гроз­но­го.

Про­ехав сколь­ко-то ки­ло­мет­ров в мёрт­вом ту­ма­не поч­ти всле­пую, мы по­лу­чи­ли при­каз ос­та­но­вить­ся. Слиш­ком мед­лен­но мы дви­га­лись к це­ли, нуж­но бы­ло что-то ме­нять. Как нам объ­яс­нил взвод­ный, нас в пол­ку на­би­ра­лось око­ло ты­ся­чи двух­сот че­ло­век, а это слиш­ком мно­го, что­бы бы­ст­ро при­сое­ди­нить­ся к под­раз­де­ле­ни­ям 131 омсбр, под­жи­даю­щим нас на въез­де в Гроз­ный.

Мы ос­та­но­ви­лись, пе­ре­дох­ну­ли, от­це­пи­ли от ко­лон­ны всех, кто за­мед­лял на­ше дви­же­ние впе­рёд. Так под­раз­де­ле­ния ме­ди­ков, ре­монт­но-вос­ста­но­ви­тель­ная ро­та и ро­та ма­то­бес­пе­че­ния ос­та­лись по­за­ди, в тем­но­те. А мы, тан­ко­вый и два мо­то­стрел­ко­вых ба­таль­о­на, вы­шли на марш. В но­во­год­нюю ночь, 31 де­каб­ря 1994 го­да.

Цель нам по­ста­ви­ли впол­не кон­крет­ную - ос­во­бо­дить от не­за­кон­ных воо­ру­жён­ных фор­ми­ро­ва­ний го­род Гроз­ный и на­вес­ти кон­сти­ту­ци­он­ный по­ря­док как в го­ро­де, так и в его пред­ме­сть­ях. На это шта­би­сты из Моз­до­ка вы­де­ли­ли не­сколь­ко су­ток. Сколь­ко там этих са­мых фор­ми­ро­ва­ний, то­гда нам, ес­те­ст­вен­но, не со­об­ща­ли. На­дея­лись, что бое­ви­ков не­мно­го. На са­мом де­ле в го­ро­де со­сре­до­то­чи­лось мно­же­ст­во мо­биль­ных, хо­ро­шо обу­чен­ных и пре­вос­ход­но воо­ру­жён­ных груп­пи­ро­вок ду­да­ев­цев об­щей чис­лен­но­стью до 10 ты­сяч че­ло­век. Кро­ме ав­то­ма­тов, пу­ле­мё­тов, гра­на­то­мё­тов и ми­но­мё­тов, бы­ли у них и тан­ки, и бэт­ры, и зе­нит­ки. Пол­ный ком­плект. Це­лая ар­мия!

Ог­ром­ную роль в обо­ро­не че­чен­ской сто­ли­цы иг­ра­ли от­ря­ды ме­ст­ных жи­те­лей-о­пол­чен­цев, пре­крас­но знаю­щих все хо­ды-вы­хо­ды род­но­го го­ро­да и по­сто­ян­но поль­зо­вав­ших­ся этим пре­иму­ще­ст­вом. Они все­гда по­яв­ля­лись в са­мых не­ожи­дан­ных мес­тах и с удо­воль­ст­ви­ем би­ли нас в спи­ну, за­тем лов­ко ку­да-то ис­па­ря­ясь.

Для удер­жа­ния стра­те­ги­че­ски важ­ных объ­ек­тов го­ро­да Ду­да­ев вы­ста­вил луч­ших бой­цов сво­его спец­на­за и опыт­ных, по­вое­вав­ших в раз­ных го­ря­чих точ­ках пла­не­ты на­ём­ни­ков, сле­тев­ших­ся на сла­до­ст­ра­ст­ный для се­бя за­пах вой­ны со все­го му­суль­ман­ско­го ми­ра. На за­ра­нее под­го­тов­лен­ных и при­стре­лян­ных точ­ках со­про­тив­ле­ния они ис­поль­зо­ва­ли ка­пи­таль­ные круп­но­га­ба­рит­ные строе­ния, от­ку­да пря­мой на­вод­кой би­ли по бро­не­тех­ни­ке. На­ше же ко­ман­до­ва­ние ни­че­го не смог­ло ска­зать ни о ха­рак­те­ре ожи­даю­щих нас столк­но­ве­ний, ни о мар­шру­те пе­ре­дви­же­ния внут­ри го­род­ских квар­та­лов. У на­ше­го рот­но­го име­лась од­на-е­дин­ст­вен­ная кар­та, и то на ней не ока­за­лось око­ло тре­ти прой­ден­ных на­ми поз­же объ­ек­тов. При­шлось до­ри­со­вы­вать са­мим. Ви­ди­мо, кар­та бы­ла, во-пер­вых, не ар­мей­ской, а во-вто­рых, ус­та­рев­ше­го об­раз­ца. Так­же нас за­час­тую не ин­фор­ми­ро­ва­ли и о том, ка­кое зда­ние уже взя­то, а ка­кое ещё нет. По­это­му ино­гда мы об­стре­ли­ва­ли до­ма, ра­нее за­ня­тые со­сед­ни­ми со­еди­не­ния­ми. Об­на­ру­жил се­бя и не­дос­та­ток вни­ма­ния к ук­ре­п­ле­нию мо­раль­но­го ду­ха - нас ни­кто не учил, как вес­ти се­бя в пси­хо­ло­ги­че­ски слож­ной об­ста­нов­ке, и мы в мо­мен­ты от­чая­ния те­ря­лись и ве­ли бес­по­ря­доч­ный огонь во все сто­ро­ны, в том чис­ле и по сво­им ты­лам.

Ра­дио­эфир сви­реп­ст­во­вал, на связь вы­хо­ди­ли все ко­му не лень, в том чис­ле и ду­да­ев­цы, ак­тив­но при­зы­ваю­щие нас сло­жить ору­жие и сдать­ся. Пол­ный бед­лам! Са­мо со­бой, все эти ля­пы за­труд­ня­ли на­ши пе­ре­дви­же­ния. Из сол­дат ни­кто ни­че­го не со­об­ра­жал. Мы, впро­чем, как и не­ко­то­рые на­ши не­по­сред­ст­вен­ные ко­ман­ди­ры, не зна­ли да­же эле­мен­тар­ных пра­вил ве­де­ния боя в го­ро­де, по­это­му по­рой со­вер­ша­ли гру­бей­шие ошиб­ки, ко­то­рые не­ред­ко ока­зы­ва­лись ро­ко­вы­ми. Од­на­ко боль­шин­ст­во стар­ших офи­це­ров во гла­ве с ко­ман­ди­ром пол­ка, под­пол­ков­ни­ком-”аф­ган­цем”, про­яви­ли се­бя с наи­луч­шей сто­ро­ны...

По­сле жут­ко­го боя в не­боль­шом при­го­род­ном по­сёл­ке Са­до­вый, где, на­по­ров­шись на за­са­ду, мы по­те­ря­ли поч­ти це­ли­ком од­ну ро­ту, наш полк раз­де­лил­ся на две ма­нев­рен­ные груп­пы и по двум ши­ро­ким ули­цам въе­ха­л-та­ки в Гроз­ный.

От­дель­но о бое в Са­до­вом! По­че­му там по­гиб­ло так мно­го на­ших лю­дей? Мы во­шли в по­сё­лок на­лег­ке, как на про­гул­ку. Мы от­кро­вен­но не зна­ли и не по­ни­ма­ли, ЧТО МЫ УЖЕ НА ВОЙ­НЕ! Де­сант­ные от­де­ле­ния всех БПМ бы­ли пол­ны раз­ной ерун­ды. Мат­ра­сы, буш­ла­ты и па­лат­ки пол­но­стью за­го­ра­жи­ва­ли зад­ние лю­ки, и по­сле по­па­да­ния в ма­ши­ны гра­нат из РПГ, па­ца­ны не мог­ли вы­брать­ся на­ру­жу! Они го­ре­ли там за­жи­во! По­гиб­ло мно­го не про­сто очень хо­ро­шо зна­ко­мых мне ре­бят, по­гиб­ло мно­го мо­их лич­ных дру­зей! И хо­ро­шо, что я уз­нал об этом не сра­зу, а че­рез три дня, а то я бы точ­но съе­хал с ка­ту­шек.

Саш­ка Бу­кач, Ар­ту­рик Ши­га­пов, Ди­мон Пят­ков, Же­ня Вай­мер, Ко­раб­лин (не пом­ню его име­ни, но имен­но он ча­ще дру­гих снит­ся мне в мо­их кош­ма­рах), спра­вед­ли­вый му­жик - май­ор Бо­ро­дай, Юра Иги­тов, ко­то­ро­го я бу­к­валь­но не­сколь­ко дней на­зад в Моз­до­ке за­став­лял жа­рить для нас кар­тош­ку, по­дор­вал се­бя гра­на­той, на­хо­дясь в ок­ру­же­нии вось­ми бое­ви­ков...

Подъ­ез­жа­ем к го­ро­ду. Ко­ле­ни, лок­ти и ло­дыж­ки - хо­лод­ные, из-под мы­шек - ру­чей­ки по­та, как сей­час чув­ст­вую. Что бы­ло рань­ше и что бу­дет поз­же? Ни­кто не зна­ет.

Под­ни­ма­ешь люк, обо­ра­чи­ва­ешь­ся на­зад - а там тем­но­та, хоть глаз вы­ко­ли, ни­че­го не вид­но, ночь. А впе­ре­ди - пы­лаю­щая ад­ским пла­ме­нем сто­ли­ца Чеч­ни. Ка­к-то так по­лу­чи­лось, что мы, мой взвод, дош­ли пря­мо до са­мо­го цен­тра го­ро­да без по­терь. Не мо­гу най­ти объ­яс­не­ний, по­че­му нас не об­стре­ля­ли. Где-то сбо­ку стре­ля­ют, го­рит всё, что ещё мо­жет го­реть, от ко­ли­че­ст­ва тру­пов, по­пав­ших под гу­се­ни­цы БМПшки кру­жит­ся го­ло­ва, а пе­ред на­ми - от­кры­тая до­ро­га. До­ро­га, от­во­ряю­щая две­ри в ад.

На­ше­му взво­ду к ус­та­нов­лен­но­му вре­ме­ни не­об­хо­ди­мо бы­ло про­дви­нуть­ся по од­ной из улиц до кон­ца не­сколь­ких не­боль­ших квар­та­лов. Мо­то­стрел­ки, дей­ст­вуя в пе­шем по­ряд­ке, ве­ли огонь по пер­вым эта­жам и под­ва­лам зда­ний. Бро­не­ма­ши­ны би­ли по вто­рым и треть­им эта­жам. Ино­гда по­лу­ча­лось не­пло­хо. Не­сколь­ко ча­сов мы прак­ти­че­ски не встре­ча­ли со­про­тив­ле­ния и про­дви­га­лись до­воль­но бы­ст­ро, что при­да­ва­ло уве­рен­но­сти в сво­их си­лах. Тру­пов, по­ка­ле­чен­ных и ра­не­ных бы­ло мно­го, как ду­хов­ских, так и на­ших, но кон­крет­но из мое­го ок­ру­же­ния - все уце­ле­ли. Ока­зы­ва­ет­ся, ко­гда уми­ра­ют дру­гие, не­зна­ко­мые лю­ди, пусть да­же свои, сол­да­ти­ки, - не страш­но. Вро­де как смерть про­хо­дит ми­мо. Чув­ст­ву­ешь се­бя уве­рен­но, да­же вы­ле­за­ешь из бро­ни, пры­га­ешь, стре­ля­ешь, кри­чишь, бе­жишь. Но как толь­ко уби­ва­ют твое­го зна­ко­мо­го, осо­бен­но дру­га, ста­но­вит­ся ой как страш­но. Как же так, за что, по­че­му он, кто сле­дую­щий? До сих пор не пой­му, по­че­му нас не уби­ло в пер­вые ча­сы штур­ма. Весь взвод це­лё­хонь­кий. Судь­ба? По­вез­ло? Ес­ли так, то­гда за ка­кие за­слу­ги? Или это слу­чай­но всё? Не­объ­яс­ни­мо...

Дое­ха­ли до боль­нич­но­го ком­плек­са. Ос­та­но­ви­лись. Сна­ча­ла нас кто-то бе­ше­но об­стре­ли­вал, ско­рее все­го из пу­ле­мё­та РПК, и пу­ли го­ро­хом сы­па­лись на бро­ню, ка­за­лось, их ки­да­ют в нас гор­стя­ми и во­т-вот бро­ня БМП, не вы­дер­жав на­тис­ка, лоп­нет, и ме­ня убь­ют. Но нет, обош­лось... Мы от­кры­ли от­вет­ный огонь из КПВТ, я сам стре­лял дол­го и бес­соз­на­тель­но, хри­пел и тряс­ся, но вдруг по­нял, что пу­ле­мёт за­кли­ни­ло...

Ме­ня ли­хо­ра­ди­ло, а мой друг, ме­ха­ни­к-во­ди­тель на­шей ко­ро­боч­ки Са­нек Ша­пош­ни­ков, толь­ко мрач­но улы­бал­ся и буб­нил се­бе под нос свои лю­би­мые пес­ни, пел...

При­слу­ша­лись к ти­ши­не за бор­том. По ра­ции по­лу­чи­ли при­каз на по­строе­ние. Вы­лез­ли из тан­ков и бэ­шек. Со­бра­лись не­боль­ши­ми груп­па­ми по во­семь-де­сять че­ло­век. Кто по­сме­лей - сел на бро­ню, ос­таль­ные - на зем­лю. Хо­лод­но. Вспо­те­ли мы от ра­бо­ты, а вой­на - это ра­бо­та, за­бра­лись под сы­рые буш­ла­ты, мо­роз на­чи­на­ет дос­та­вать нас, щи­пать за­твер­дев­шую ко­жу, ца­ра­пать, ще­ко­тать. Вы­ну­ли сух­пай­ки. Жу­ём, на­де­ясь с по­мо­щью еды отой­ти от су­ро­вой дей­ст­ви­тель­но­сти. Еда за­стре­ва­ет в гор­ле, вы­ти­рая со­п­ли, пы­та­ем­ся сглот­нуть пи­щу. Мой не­по­сред­ст­вен­ный ко­ман­дир, два­дца­ти­двух­лет­ний лей­те­нант, при­хва­тив­ший по слу­чаю Но­во­го го­да бу­тыл­ку шам­пан­ско­го (не знаю, где он её на­шёл и как смог до­вез­ти), бе­гал ме­ж­ду бро­не­ма­ши­на­ми и раз­ли­вал на­пи­ток по круж­кам. По­здрав­лял сво­их оша­лев­ших от жес­то­кой ре­аль­но­сти вой­ны под­чи­нён­ных. Же­лал сча­стья и дол­гих лет жиз­ни. Уве­рял, что ско­ро всё кон­чит­ся и на­до по­тер­петь со­всем чуть-чуть. Бе­гал и, как го­во­рит­ся, до­бе­гал­ся. Уби­ло его. По­гиб он страш­но. Это уда­ри­ло по моз­гам силь­нее, чем все уви­ден­ное ра­нее, ведь смерть впер­вые кос­ну­лась од­но­го из нас. И ко­ман­дир, и че­ло­век он был хо­ро­ший, все его ува­жа­ли. Где-то на гра­ж­дан­ке у лей­те­нан­та ос­та­лись мо­ло­дая кра­са­ви­ца же­на и пре­ста­ре­лые ро­ди­те­ли. По­че­му он? Он ведь мог не ехать на вой­ну, он был в отъ­ез­де в от­пус­ке, но, уз­нав об от­прав­ке пол­ка в Чеч­ню, доб­ро­воль­но пре­рвал от­дых и вер­нул­ся в часть. Вер­нул­ся к нам, что­бы по­ехать на вой­ну и по­гиб­нуть в пер­вый же день! Так всё не­ле­по вы­шло!

Я смот­рел на ос­тан­ки взвод­но­го и дро­жал от хо­ло­да и стра­ха: чёрт со мной, лишь бы ро­ди­те­ли мои не уз­на­ли, где я и что здесь про­ис­хо­дит. Я вспом­нил мать, от­ца, де­рев­ню. Ис­пу­гал­ся, что боль­ше ни­ко­гда не уви­жу род­ных мест. Ис­пу­гал­ся, что, ес­ли по­гиб­ну, при­чи­ню боль са­мым близ­ким мне лю­дям. Ис­пу­гал­ся за мать, она не вы­дер­жит, ес­ли уз­на­ет...

...Подошли не­сколь­ко че­ло­век. Не из на­ших. Рос­лые, здо­ро­вые, вид­но, что му­жи­ки уже, лет под три­дцать с лиш­ним. Фор­ма гряз­ная, ок­ро­вав­лен­ная, ви­сит лос­ку­та­ми. Сра­зу и не раз­бе­рёшь, кто та­кие. Они ска­за­ли, что за­шли в го­род пря­мо пе­ред на­ми и сра­зу по­сле 81-го са­мар­ско­го пол­ка. Мы по­зна­ко­ми­лись, по оче­ре­ди, с боль­шим чув­ст­вом об­ня­лись, ус­по­кои­лись, раз­го­во­ри­лись.

- Я сам ви­дел, как на­ших пе­ре­би­ли. Всех, кто бе­жал впе­ре­ди ме­ня, и вот этих чет­ве­рых пар­ней, всех пе­ре­би­ли. Ос­та­лись толь­ко мы. Там, блин, мя­со­руб­ка... Эти че­че­ны дол­ба­ные... би­ли нас со всех сто­рон. Под­би­ли не­сколь­ко тан­ков, а мы ос­та­лись ме­ж­ду, ни впе­рёд, ни на­зад не про­тис­нуть­ся. На­сквозь про­стре­ли­ва­ли, свин­ца, как во­ды во вре­мя до­ж­дя, не­ме­ре­но. Ру­ку не под­ни­мешь, баш­ку сне­сёт на хрен. Не знаю, как ме­ня не за­де­ло. Судь­ба... Они, су­ки та­кие, ещё на на­шу час­то­ту влез­ли. То на сво­ём орут, то по-рус­ски - сда­вай­тесь ти­па и ос­та­не­тесь жи­вы­ми. День­га­ми, су­ки, за­ма­нить хо­тят, - сби­ва­ясь и плюя ма­том че­рез ка­ж­дое сло­во, рас­ска­зы­вал один из му­жи­ков, - да хрен им, я луч­ше сго­рю, чем сдам­ся.

Дру­гой, са­мый фи­зи­че­ски здо­ро­вый и внеш­не очень уве­рен­ный в се­бе муж­чи­на, ви­ди­мо, стар­ший по зва­нию, при­сталь­но по­смот­рев на нас, до­ба­вил:

- Не ве­зёт вам. Тех­ни­ке здесь во­об­ще не ме­сто. Не при­шей ко­бы­ле хвост. Ули­цы уз­кие, кру­гом за­ва­лы, за­ме­сят вас, со­жгут. До зав­траш­не­го ве­че­ра не до­жи­вё­те. Они, сво­ло­чи, из гра­на­то­ме­тов мо­чат. Вы­ле­за­ют из всех ще­лей, да по во­семь-де­сять ша­ка­лов сра­зу, и бьют по “ко­ро­боч­кам” из РПГ. По­том руч­ны­ми гра­на­та­ми за­ки­да­ют, да­же вы­лез­ти не ус­пее­те. Сго­ри­те живь­ём. Я се­го­дня сколь­ко та­ких слу­ча­ев ви­дел, со­счи­тать труд­но... Да-а­-а. Все мы здесь ос­та­нем­ся, все мы - тру­пы зав­траш­не­го дня. По­кой­ни­ки дол­ба­ные...

Му­жи­ки рас­ска­зы­ва­ли нам о пе­ре­жи­том. Од­ни - спо­кой­но и сдер­жи­вая эмо­ции, дру­гие - да­же не пы­та­ясь их скры­вать. А мы, пе­ре­пу­ган­ные до смер­ти, пла­ка­ли. Да, пла­ка­ли мы все, не­взи­рая на воз­раст и зва­ние. Кто-то гром­ко, а кто-то мол­ча, сма­хи­вая слё­зы с ли­ца...

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6548
Новых за месяц: 134
Новых за неделю: 33
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 4

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 15
Солдат: 15
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены