Вторник, 21.11.2017, 02:08
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Подписанный Президентом 1 апреля 1996 года Указ «О программе поэтапного урегулирования кризиса в Чеченской Республике» предусматривал прекращение боевых действий, поэтапный вывод войск, проведение выборов и определение статуса Чечни. Несвоевременность и заведомая военная нецелесообразность данного Указа для федеральных войск в Чечне могли свидетельствовать лишь о том, что это был веский политический ход накануне президентских выборов, призванный поднять авторитет Б. Н. Ельцина как одного из основных кандидатов в президенты. Для федеральных войск это означало очередное отступление и неопределенность, для боевиков — передышку, восстановление боеспособности и нанесение урона федеральным войскам в обстрелах, подрывах, захватах военнослужащих и боевой техники.

Учитывая это, командующий Объединенной группировкой ФВ в ЧР генерал В. Тихомиров отметил, что российские войска «оставляют за собой право адекватно реагировать на провокационные действия со стороны боевиков». В тот же день боевикам, совершившим нападение на колонну федеральных войск в районе Ведено, был дан огневой отпор. В ходе боя боевики понесли потери и отошли. Федеральные войска потеряли 28 человек убитыми и 75 — ранеными.

4 апреля бандиты активизировались в районе села Гойское и семи ближайших к нему населенных пунктах, и там вновь развернулись боевые действия федеральных войск с применением авиации и артиллерии. Над Гойским зенитной ракетой «Стингер» боевикам удалось сбить российский истребитель Су-25.

8 апреля Д. Дудаев заявил в телефонном разговоре с одним из известных российских политиков и предпринимателей К. Боровым, что переговоры через посредников бессмысленны, и предложил Б. Н. Ельцину прямые. Со стороны российского Президента, который и в пору «президентства» Дудаева не соглашался на прямые переговоры с ним, ответа не последовало.

Чеченские боевики, пользуясь снижением бдительности правоохранительных органов соседних республик, уверенно шли на подкуп официальных лиц для организации своих преступных замыслов.

Так, апрель 1996 года характеризовался тем, что в этот период резко возросло число задержаний сотрудниками МВД РФ принадлежащих организациям и частным лицам Дагестана грузовых автомобилей с замаскированным грузом оружия и боеприпасов. При задержании 11 апреля одной из автомашин, которую сопровождал помощник депутата Народного Собрания Республики Дагестан Р. Акбаев (чеченец, проживавший в Хасавюрте), были обнаружены реактивные снаряды для системы залпового огня «Град», выстрелы к РПГ, артиллерийские заряды. Груз, по заявлению водителя, принадлежал тренеру по вольной борьбе спортшколы г. Хасавюрт. Комментируя этот случай по республиканскому телевидению Дагестана, диктор заявил, что машина прошла посты милиции на административной границе республики только благодаря подкупу милиционеров.

В этот период боевики начали применять новую тактику борьбы с федеральными войсками. Они устанавливали мины и фугасы на въездах в населенные пункты, подписавшие мирный договор с командованием федеральных войск,— чтобы спровоцировать конфликт между федеральными войсками и местным населением.

Рассказывает полковник Б. Карпов:

«...Генерал-майору Николаю Васильевичу Скрыпнику доложили, что войска готовы к проведению операции на рубеже блокирования бандформирований в селе Гехи. Он знал офицеров подчиненных частей, верил им как себе. Доверял и своим заместителям и помощникам в штабе группировки, на которых можно оставить контроль за обстановкой здесь, на КП. Отдав команду «Вперед!», генерал сел на бронетранспортер вместе с комбатом, капитаном-спецназовцем и солдатами.

Бандитский фугас подловил их на выезде из брода. Полцентнера тротила подбросили БТР, разметали людей. У машины оторвало колесо вместе с редуктором, броневые листы разошлись. Генерал был еще жив — лежал на земле, истекая кровью. «Вертушки», санитарная машина, врачи... Все стремились спасти генерала. Умер...

У Николая Васильевича уже были военные заслуги, был орден с таким названием. И возраст, и выслуга тоже были, чтобы честно закончить службу и уйти на дачный покой. Он ушел со службы и из жизни по геройски: Золотая Звезда, которой генерал Н. В. Скрыпник удостоен посмертно, вручена его родным.

Во внутренних войсках МВД России (ВВ — воюющие войска) уже практически не осталось кабинетных, не воевавших генералов. В Северо-Кавказском округе генералы и вовсе давно не надевали «параллельных» брюк с лампасами — все в полевом камуфляже. В Карабахе погиб заместитель командующего генерал-майор Николай Жинкин. В Чечне был тяжело ранен его преемник генерал-майор Иван Черных, после выздоровления его перевели из «горячего» региона в центр России. Должность эту, как смертельно опасную эстафету, по-солдатски беспрекословно принял генерал-майор Николай Скрыпник. И погиб он рядом с солдатом, вместе с солдатом...»

13 апреля при подходе колонны федеральных войск к селу Шовхол-Берди подорвалась на фугасе головная машина. Одновременно начался обстрел со стороны населенного пункта, с администрацией которого ранее уже был подписан мирный договор. В этот день аналогично была обстреляна колонна федеральных войск у села Сонгуны.

По указу Президента России необходимо было начать «вывод войск с территории Чечни». Реально под выводом войск подразумевалась необходимая ротация частей и личного состава Объединенной группировки федеральных войск. 15 апреля начался вывод частей внутренних войск МВД РФ, понесших наибольшие потери в «горной войне». Войсковые колонны всегда привлекали особое внимание боевиков. Но то, что произошло под Ярышмарды, можно назвать настоящей трагедией федеральных войск.

16 апреля 1996 года в 14.30 в районе южнее 1,5 километра населенного пункта Ярышмарды тыловая колонна 245 мсп, которая везла молодое пополнение и материально-технические средства, подверглась нападению отряда боевиков.

Воспользовавшись подписанным накануне администрацией села Ярышмарды мирным договором с командованием федеральных войск (4 апреля 1996 г.) и действующим запретом боевых действий в этом районе, боевики организовали засаду на его западной окраине. Этому способствовало также снятие накануне блокпоста федеральных войск, находившегося в этом районе до подписания мирного договора. Боевики не могли не заметить беспечности федеральных войск при передвижении колонн на данном участке, потери их бдительности из-за долгого отсутствия инцидентов в этом районе.

Разведка на марше 245 мсп не была организована должным образом. На участке дороги, проходящей по западной окраине Ярышмарды, заблаговременно боевиками был установлен фугас большой мощности с дистанционным управлением, которым и был подорван головной танк колонны. Затем из гранатометов была уничтожена машина управления и связи БМП-1кш, где находились старший колонны (заместитель командира полка по вооружению), авианаводчик и связист. На частоте УКВ в радиосети федеральных войск ставилась активная помеха, что позволило боевикам полностью лишить колонну связи со своим командованием. Ударом с высот по обе стороны дороги с заранее подготовленных позиций боевики блокировали колонну полка, кинжальным огнем в течение полутора часов вывели из строя почти всю технику и уничтожили личный состав.

В результате боя погибло 53 военнослужащих, ранено 52. Из 30 единиц техники 21 — уничтожена. В этой «операции» принимали участие два отряда и четыре боевые группы, общей численностью до 150 боевиков.

Общее руководство осуществлял командующий западной группировкой Р. Гелаев. Свой «успех» чеченские боевики не преминули заснять на видеопленку.

Парадоксально то, что год назад, в июне 1995 года, колонна 245 мсп уже попадала в подобную переделку в Аргунском ущелье, неподалеку от села Зоны, при проведении операции по блокированию и захвату Шатоя. В общем успехе шатойской операции это как-то осталось незамеченным. Но беспечность и отсутствие разведки тогда также привели к многочисленным потерям среди военнослужащих.

Расценивая трагедию у Ярышмарды как кардинальный успех боевиков, Дудаев в тот же день в интервью «Интерфаксу» вновь высказался за мирные переговоры с Москвой, но на этот раз — уже через посредников. Посреднические услуги, по его словам, готовы были бы взять на себя президент Турции, Премьер-министр Малайзии и король Иордании. Привлечение посредников из дальнего зарубежья позволило бы ему вынести проблему чеченского урегулирования за рамки внутреннего дела России. Не отрицалась им и возможность участия в переговорах президентов Татарии и Казахстана.

17 апреля разведкой были доставлены тревожные сведения из Шали, где сосредоточилась группировка боевиков численностью до 350 человек во главе с начальником штаба незаконных вооруженных формирований А. Масхадовым и начальником особого отдела А. Мовсаевым, которые уже успели провозгласить Шали новой столицей Ичкерии и вели переговоры с представителями «Комитета национального согласия Чечни» и других общественно-политических движений республики с целью склонить их на свою сторону.

Тактика заключения мирных соглашений наносила ущерб пропагандистской деятельности Дудаева и требовала принятия со стороны боевиков ответных мер. Комендантам сел Веденского района Дудаев отдал приказ использовать самые жесткие методы управления, чтобы не допустить неконтролируемого заключения мирных соглашений с федеральными войсками или всячески затягивать их подписание.

А в столице Чечни менялась городская власть. 18 апреля в Грозном — после назначения Д. Завгаевым нового мэра чеченской столицы Саид-Али Умалова, до этого исполнявшего обязанности заместителя мэра,— Б. Гантемиров (бывший мэр) пытался блокировать здание мэрии личной гвардией на нескольких БТРах. Конфликт был погашен после вмешательства влиятельных чиновников. А Гантемиров после этого перешел в оппозицию Завгаеву и стал выступать по каналам коммерческого телевидения с резкой критикой правительства Чечни, называя его «промосковским».

Боевики продолжали пополнять свои отряды вооружением, боеприпасами, снаряжением и людьми. Для этого весной 1996 года они использовали несколько караванных троп, по которым к тому же вывозились раненые боевики на лечение, а здоровые — на отдых после тяжелых боев. Все тропы проходили по руслам рек, были снабжены домиками-зимниками и могли использоваться в любое время года. Наиболее популярными были маршруты через Азербайджан, Грузию и Дагестан. Дважды в неделю караванами на вьючных лошадях в Чечню доставлялись гранатометы, стрелковое оружие и боеприпасы по четырем маршрутам:

Рутульский район - Арчиб - Дусарх - Цуриб - Гочоб - Ругельда - Ратлуб - Дагбаш - Тинди - Гакко или Кеди;

Арчиб - Читаб - Дусрах - Чвадаб - Магар - Цуриб;

Ритляб - Гилиб - Ириб - Цуриб;

перевал Мушок - село Башта - Кидеро - Хушет - далее Чечня.

Была известна и караванная тропа от населенного пункта Эчеда в Дагестане в направлении сел Сильди и Гакко. Для этих целей использовались Динский, Курдульский и Белгодинский перевалы, а также перевал в районе села Куруш, где тропы тянулись между горами Яру-Даг и Базар-Дюзи в село Хнов Ахтынского района Республики Дагестан.

Кроме того, «военная помощь» для дудаевцев доставлялась и при помощи обычной контрабанды из Ирана и Турции через пропускной пункт «Ас-тара» на машинах марки «шкода», с использованием подложных документов и подкупа должностных лиц на таможне, из расчета от пяти до тридцати тысяч долларов США за машину.

Переброска вооружений дудаевцам осуществлялась и по воздуху с аэродрома азербайджанской армии в районе Насосной недалеко от Баку, куда поступали военная техника и оборудование из Сирии и Ирака.

Организовывали поставки дудаевские представители Далаков, Джавтаев и Мальсагов, используя парк вертолетного полка, расположенного на окраине поселка Забрат-2 по маршруту: Зактальский, Белоканский районы Азербайджанской Республики — Тляратинский и Ботлихский районы Дагестана, далее — Веденский район Чечни. Кроме того, вертолетами гражданской авиации военные грузы доставлялись на морские причалы около Артем-острова, поселок Шувелан, и морской берег в поселке Набрань. Затем по Каспию вооружение перевозилось на территорию Дагестана. Особенно крупные партии снаряжения были переброшены по этим двум каналам в период с 15 по 20 января 1996 года.

Был известен также «абхазский путь»: морем из Турции в Сухуми, затем до вертолетной площадки в Новом Афоне. С нее по воздуху над территорией Кабардино-Балкарии к Джейрахскому ущелью.

Для доставки вооружения и людей дудаевцы использовали и транспортные самолеты Ан-24 и Ан-26, которые на небольшой высоте через неконтролируемые российскими ПВО коридоры, из Азербайджана, через территорию Дагестана, пролетали в Чечню. Вторжение этих самолетов в российское воздушное пространство и возвращение обратно не раз фиксировалось постами погранвойск на российско-азербайджанской границе. Базировались «ночные Аны» в Насосной и на других аэродромах. На них дудаевские грузы также доставлялись по воздуху преимущественно из-за границы.

Из Турции — по маршруту Стамбул — Анкара — Нахичевань — аэродром Ситал-Чай, близ Сумгаита; из Пакистана и Афганистана—по маршруту аэродром Баграм — Кала или Кюрдамир в Азербайджане, а также через иранский транзитный аэродром Зазедан.

Для приема тяжелых самолетов дудаевцы при помощи военнопленных оборудовали взлетно-посадочные полосы в контролируемых ими районах. Такие «аэродромы» были обнаружены в 70 километрах от Грозного, в районе Шатоя и в верховьях ущелья Белая Шалажа, проходящего через село Чожи-Чу. Разведгруппы по ночам фиксировали здесь сигнальные костры, посадку и взлет самолетов.

Потери и неудачи федеральных войск весной 1996 года требовали ответных действий. Необходимо было снова решаться на проведение боевых операций. И в очередной раз была сделана попытка раскачать «чеченские качели».

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6539
Новых за месяц: 137
Новых за неделю: 31
Новых вчера: 5
Новых сегодня: 0

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 7
Солдат: 7
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены