Пятница, 24.11.2017, 23:29
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


На вопросы «Красной Звезды» отвечает генерал-лейтенант Иван Скуратов.

— Иван Сидорович, о моряках, морских пехотинцах, которым выпало наводить конституционный порядок в Чечне, написано и рассказано немало. Нам известно, что многие из них представлены к наградам. Многие уже награждены. В частности, девятерым морским пехотинцам— полковнику Александру Дарковичу, майорам Андрею Гущину и Евгению Ко-лесникову (посмертно), капитанам Виктору Шуляку и Дмитрию Пол-ковникову, старшему прапорщику Григорию Замышляку, старшим лейтенантам Виктору Вдовкину и Сергею Фирсову (посмертно), лейтенанту Владимиру Боровикову (посмертно) присвоено высокое звание Героя Российской Федерации. Но все-таки ни наградные листы, ни скупые строки приказов не расскажут читателю того, что знаете о них вы,'непосредственный участник тех событий, кстати, тоже недавно награжденный именным оружием. Итак, что прежде всего хотел бы сказать о морпе-хах генерал-полковник Иван Скуратов?

— Прежде всего я категорически не согласен с утверждениями, что в Чечню отправили «мальчиков для битья». И думаю, меня в этом поддержит большинство офицеров — морских пехотинцев — участников боевых действий. Находясь в самом пекле боев, морские пехотинцы ни разу не отступили, не оставили ни одного рубежа, дома, подъезда, высоты.

И это при том, что в ходе подготовки подразделений морской пехоты перед отправкой в Чечню нам пришлось столкнуться со многими проблемами. Так, например, при укомплектовании батальонов Северного и Балтийского флотов личный состав собирался более чем из 50 воинских частей, а 165-й полк морской пехоты Тихоокеанского флота доукомплектовывался в короткий фок военнослужащими из более чем 100 береговых кораблей и частей. На их подготовку нам отвели слишком мало времени...

—Нее этом ли причина того, что морская пехота в ходе боев понесла немалые потери?

— За 4 месяца боевых действий погибли 100 морских пехотинцев. Горько, хотя и говорят: мол, война есть война. Важно ведь еще, чтобы нелепых потерь не было. У морских пехотинцев, я считаю, такое не случалось.

Между тем действовать нам пришлось, что называется, на главных направлениях: сражаться на подступах к президентскому дворцу, зданию Совмина, гостинице «Кавказ», телеграфу... И всюду морпехов отличали мужество, героизм. Причем независимо от званий и должностей. И меня, откровенно говоря, возмущают публикации в некоторых средствах массовой информации о якобы имевшихся случаях пьянства среди офицеров морской пехоты. Дескать, офицеры пили, матросы за них воевали. Все это не соответствует действительности. Вот лишь несколько штрихов к портрету молодого офицера-командира десантно-штур-мовой роты отдельной бригады морской пехоты Северного флота капитана Виктора Шуляка, которому Указом Президента РФ от 17 апреля присвоено звание Героя России. С ходу вступив в бой на подступах к зданию Совмина в Грозном, рота капитана Шуляка встретила ожесточенное сопротивление превосходящих сил противника. Тем не менее морские пехотинцы пробились в здание, где им также пришлось драться за каждое помещение. И всюду командир роты был примером для подчиненных — в рукопашной схватке, лично уничтожив несколько боевиков, в огневом поединке, подавив 3 пулеметных расчета. Дважды раненый, истекая кровью, он продолжал руководить боем. Как, по вашему, способны на такое пьяницы, какими иной раз пытаются нас представить?

Говорю об этом не для того, чтобы поддержать честь мундира, хотя она мне, конечно, дорога. Больно за людей, которых незаслуженно обижают иные ретивые «летописцы» этой войны. Офицеры высоко ценят такое понятие, как честь морского пехотинца. И не хотелось бы, чтобы свои же средства массовой информации пытались бросить тень на кого-то из тех, кто высоко несет ее.

Трем морским пехотинцам с 'Тихоокеанского флота пришлось узнать, что такое плен. Один из них, мичман, погиб. Другой военнослужащий, матрос, через два месяца был передан нам местными жителями одного из чеченских сел. Еще один, офицер, в настоящее время продолжает находиться в плену. Мы неоднократно пытались обменять его на пленных дудаевцев, однако пока безрезультатно. По имеющимся сведениям, он жив, и мы будем делать все от нас зависящее, чтобы вызволить его из плена.

— В прессе было немало нелестных слов не только о российских военнослужащих, но и о нашем оружии...

— Тут тоже нельзя быть категоричным. Как показала война, от некоторых образцов оружия нам действительно надо отказываться. Так, например, боевая машина управления командира батальона создана на базе БТР-60. Устаревшего, работающего на бензине, с двумя двигателями. Эта машина не способна угнаться за нашими же БТР-80, отстает на марше и держит колонну. Много нареканий у морских пехотинцев, как, впрочем, и у представителей Сухопутных войск, к средствам связи. Нужны малогабаритные, легкие, закрытые, чтобы противник не мог входить в наши сети, устройства. И обеспечить ими необходимо военнослужащих до командира отделения включительно.

Не совсем, на мой взгляд, продумана экипировка морских пехотинцев. Только один бронежилет, например, весит около 13 килограммов. А ведь, кроме него, каждый военнослужащий несет на себе боезапас, питание, оружие. С таким бы «багажом» да разработчиков на марш-бросок... Каска — образца сороковых годов. Так что и тут специалистам есть над чем подумать.

Но в целом наша техника показала себя с самой лучшей стороны.

— Разного рода «правозащитники» буквально упиваются сегодня «фактами» карательных действий войск в Чечне, мародерства со стороны военнослужащих. Ваши подчиненные довольно часто первыми входили в населенные пункты. И что же, действительно вели себя как оккупанты?

— Я не имею сведений о каких-либо жалобах местного населения на морских пехотинцев. Я сам неоднократно встречался с мирными жителями Чечни, беседовал с ними и всегда слышал лишь теплые, добрые слова в адрес своих подчиненных. Чеченцы рассказывали о своей далеко не сладкой жизни при Дудаеве, благодарили за оказанную помощь — морские пехотинцы делились с ними пищей, медикамента-"и, раздавали теплые вещи. Нет у меня сведений и о случаях мародерства со стороны морских пехотинцев.

— Входе боев за Грозный, в других °"ерациях морским пехотинцам пришлось решать, скажем так, не совсем свойственные им задачи...

— А для кого из военных, предназначение которых — защищать Отчизну от внешнего врага, участие в этой войне было естественным? Все мы действовали в условиях выполнения армией новых функций, продиктованных новыми реалиями, угрозой целостности государства. Действительно, главное предназначение морской пехоты — морской десант. В то же время именно морские пехотинцы обеспечивают оборону с суши собственных военно-морских баз. Так что с точки зрения боевой подготовки особых неожиданностей участие в разрешении чеченского конфликта нам не принесло. Ведь организация противодесантной обороны требует умения вести бой и в городских кварталах, и в районе причалов, пирсов, портовых сооружений...

Более того, в Грозном морским пехотинцам приходилось действовать штурмовыми группами и отрядами, которые последовательно овладевали зданиями и кварталами, порой не имея соседей справа и слева, а то и вовсе изолированно. Такие действия в чем-то идентичны штурмовым действиям морского десанта по овладению побережьем, портом, без соседей, а порой без поддержки штатной боевой техники и артиллерии, которая может и не быть выса-женной по каким-либо причинам на берег.

То есть я хочу сказать, что в принципе в военном отношении морские пехотинцы готовы и к решению таких задач, какие им пришлось решать в Чечне, вести боевые действия в городе. Другое дело, что из-за неукомплектованности частей, о чем говорилось выше, у нас были некоторые проблемы с боевым слаживанием, управлением сборных формирований.

— А как проходила психологическая адаптация морских пехотинцев в боевых условиях? Они пришли на войну мальчишками, а уходят...

— На войне полностью меняется психология человека. Каждый, кто побывал там, прошу простить за высокопарные слова, начинает ценить свою жизнь. Я спрашивал у матросов и сержантов, чтобы они порекомендовали тем, кто придет им на смену. Мне отвечали: «На этой войне необходимы прекрасная физическая подготовка и умение быстро и точно стрелять». Конечно, перечень качеств, необходимых воину в боевой обстановке, тем более столь противоречивой, какая была в Чечне, должен быть шире. Кстати, многие из этих качеств — мужество, благородство, взаимовыручка и т. д. — ярко проявились в действиях солдат и офицеров. И все же суть, мне кажется схвачена верно. Пожалуй, только на войне понимаешь всю актуальность избитого постулата о том, что учиться военному делу надо настоящим образом.

— Товарищ генерал-полковник, некоторые части морской пехоты еще находятся в Чечне. Планируется ли направить туда новые подразделения?

— В конце марта из Чечни были выведены десантно-штурмовые батальоны Северного и Балтийского флотов. В настоящее время там продолжает оставаться полк морской пехоты Тихоокеанского флота. Кстати, именно этот полк на первом этапе боевых действий успешно удерживал два плацдарма на левом берегу реки Сунжа, воспрещая прорыв боевиков с правобережной части Грозного. Недавно полк получил пополнение.

Что же касается направления туда новых подразделений... Надеюсь, и дай Бог, чтобы так и было, что этого не потребуется.

— Иван Сидорович, вы не только военачальник, но и военный ученый. Вопрос, может быть, прозвучит для обывателя не совсем тактично, и тем не менее: как обогатила ваши знания война?

— Жизнь еще раз подтвердила, что морская пехота — это особый, унифицированный род войск не только Военно-Морского Флота, но и Вооруженных Сил России. И отношение к ней со стороны всех соответствующих структур должно быть бережным. Части и соединения морской пехоты должны быть даже в мирное время развернуты по полным масштабам и полностью бое-готовыми. Тогда не придется экстренно, в спешке комплектовать морскую пехоту неподготовленными военнослужащими, снимая их с кораблей и обеспечивающих береговых частей, как это было вначале чеченских событий.

Этот опыт, увы, не нов, но после Великой Отечественной войны о нем позабыли. Надеюсь, что по завершении операции в Чечне в отношении морской пехоты эти выводы будут воплощены на практике.

— Коль уж вы затронули этот, вижу, больной для вас вопрос, то давайте и расскажем откровенно, что представляет собой сегодня этот, как вы выразились, особый, унифицированный род войск.

— Морская пехота, как род войск, является компонентом каждого из четырех наших флотов. На Тихоокеанском флоте имеется дивизия морской пехоты, а на Северном, Балтийском и Черноморском флотах — по одной бригаде. При нынешней численности морской пехоты ее соединения занимаются в основном тем, что охраняют самих себя. Да и те, кто попадает в морпехи, далеко не всегда блещут интеллектом и отменным здоровьем. Боевая подготовка сокращена до минимума. Катастрофическое недо-финансирование приводит к задержкам ремонта и строительства десантных кораблей.

При такой ситуации, конечно, служить очень тяжело. Основная нагрузка возлагается на офицеров, и в первую очередь на командиров рот и взводов. Ведь им приходится трудиться по 14 часов в сутки, на них держится вся боевая подготовка морской пехоты.

В общем, проблем даже у морских пехотинцев немало, и решить их нужно как можно скорее.

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6553
Новых за месяц: 135
Новых за неделю: 26
Новых вчера: 5
Новых сегодня: 4

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 7
Солдат: 7
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены