Четверг, 23.11.2017, 14:01
Меню
Чеченская война
Интервью
Присоединяйся!
Рассказы участников Чечни
Армия России
Популярное на блоге


Таков девиз летчиков дальней авиации, который всегда можно услышать перед учебно-боевым вылетом стратегического ракетоносца. С этих же слов начался разговор с генерал-майором Игорем Хворовым. Именно ему теперь предстоит отвечать за то, чтобы каждое слово этого девиза «дальников» было наполнено реальным смыслом - недавно он назначен командующим дальней авиацией (ДА). Свое первое интервью в новом качестве он дал «Красной звезде».

Визитная карточка

Генерал-майор Игорь Иванович Хворов родился 8 марта 1953 года в селе Большие Криуши Тамбовской области. Окончил Тамбовское ВВАУЛ им. М.Расковой, ВВА им. Ю.Гагарина, а в 1999-м - Академию Генерального штаба с отличием. Служил в гарнизонах дальней авиации в Эстонии, Белоруссии, Забайкалье. Заслуженный военный летчик России, летчик-снайпер. Имеет налет свыше 4.000 часов.

В ноябре 2002 года назначен командующим 37-й воздушной армией Верховного Главного командования (стратегического назначения).

- В названии армии есть слова «стратегического назначения». Как удается вам выполнять свои специальные задачи, если вот уже более десяти лет вы не получали ни одного нового самолета?

- Ресурса машин Ту-22МЗ, Ту-160, Ту-95 и Ил-78, которые сейчас на вооружении ДА, хватит до 2015 года. К примеру, раньше у нас был на вооружении самолет Ту-16, его в свое время сменил равный ему по классу Ту-22. Так вот, Ту-22 еще не отлетал и трети срока службы предшественника. Если сравнить по ресурсу наши машины с американскими ветеранами вьетнамской войны - бомбардировщиками В-52, срок службы которых и сейчас еще продляют, то наши в сравнении с этими матерыми стариками просто подростки!

- Но ведь было время, когда чуть ли не ежегодно приходили в ДА новые самолеты?

- Тогда шло новое поколение: Ту-160, Ту-95МС, Ту-22МЗ. Это был скачок, который планировался, и модели создавались на протяжении более десятка лет. Даже если появится со временем какой-то новый тип самолета, то эти еще будут летать долго.

- А появится ли этот новый тип? Вы думаете о будущем?

- До 2015 года мы уверенно и гарантированно летаем на имеющейся технике, а к тому времени будет отработана программа перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА). Сейчас разрабатывается идеология, которая должна лечь в основу будущего самолета ДА. Нами отработаны требования к нему. Мы провели большое совещание с представителями авиафирм. Каждая из них предложила свои варианты осуществления наших идей. Мы сейчас эти идеи и возможности фирм оформили и передали в НИИ для оценки с точки зрения технологии изготовления и стоимости. В ближайшее время мы будем иметь все данные с тем, чтобы определить фирму, с которой начнем работать. Так что у нас выбор есть.

- Но это - перспектива, а ведь с приходом на вооружение ДА высокоточного оружия новые возможности техники требуются уже сегодня?

- Поэтому одновременно идет и модернизация. Создается новое прицельно-навигационное оборудование. Меняется радиоэлектронная начинка, что позволяет применять совершенно другой класс ракет и бомб. Например, Ту-160 раньше не бомбил, а теперь будет. Мы его этому «научим» и отработаем на учениях в 2003 году.

- Устраивают ли вас сроки модернизации?

- Конечно, нам как эксплуатантам хочется, чтобы этот процесс шел быстрее. Для этого должны быть расставлены некоторые акценты в ВВС по распределению денежных средств. Но в силу объективных обстоятельств мы понимаем, что это очень сложно сделать. Нельзя умалять роль какого-либо рода авиации. Бывало, такие ошибки приходилось исправлять уже в ходе войны. У нас говорят, что если ДА выполнит свою задачу, то на этом все боевые действия и закончатся. Но для того чтобы она ее выполнила, нужны и разведывательная, и палубная, и бомбардировочная авиация.

- Но не кажется ли вам, что приоритетное отношение к ДА справедливо хотя бы потому, что вы – авиация будущих «бесконтактных войн». И чтобы смотреть в завтра, приоритет необходим уже сегодня?

- Хорошее выражение - «бесконтактная война». Любая война проходит ряд стадий, в том числе и этап угрожаемого периода. Особенно ярко роль ДА как оружия бесконтактной войны будет проявляться именно в это время. ДА может решающе повлиять на то, чтобы военные действия вообще не начались. Если заглянуть в будущее, то развитие военной мысли, вероятно, приведет к тому, что когда-нибудь потенциальные противники сядут напротив и введут в компьютер исходные данные потенциального военного конфликта. Он сравнит научный потенциал, посчитает, сколько у кого космических аппаратов на орбите, техники на земле, людских ресурсов, и выдаст решение, для кого война гарантированно проиграна. После этого, не начиная военных действий, одни сдадутся, другие будут праздновать победу. Пока это воспринимается как шутка, но все к тому идет.

- В последнее время часто применяется термин «неядерное сдерживание». В какой мере ему отвечают возможности ДА?

- До недавнего времени для нас основной функцией было осуществление политики ядерного сдерживания. Само присутствие ДА останавливало противника перед крайними решительными мерами против нашей страны. С появлением нового оружия с обычными средствами поражения ДА стала фактором, выполняющим задачу «неядерного сдерживания». Пуски ракет ярко демонстрируют наши возможности, а уже искусство и роль политиков и дипломатов - преподнести это миру в необходимом для нашей внешней политики свете.

- Предупреждаются ли сопредельные с зоной учений страны о проведении учений ДА?

- В обязательном порядке уведомляем представительства всех государств, вблизи территориальных вод которых выполняются полеты. И все же наши полеты постоянно вызывают негативную реакцию. На дипломатическом уровне никаких официальных претензий не предъявляется, так как нарушений с нашей стороны нет, а шум обычно поднимают СМИ. Такое морально-психологическое давление – это тоже своего рода один из видов ведения боевых действий.

- В других родах войск обычно недовольны тем, что их маневры отслеживают спутники или корабли-разведчики, а для вас, получается, это желанное внимание и даже предмет гордости?

- Нас невозможно не заметить, ведь мы сами оповещаем об учениях. Да и при современном развитии техники все видно из космоса. Так что скрытность для нас не главное, тем более что принцип неядерного сдерживания предполагает демонстрацию наших возможностей. Сегодня мы способны выполнять боевую задачу, не вступая в непосредственный контакт со средствами ПВО противника. А вот наше оружие незаметно для его средств обнаружения. Ракета может идти на предельно малой высоте, огибая рельеф, над труднодоступной местностью. Против оружия, которое есть на борту наших ракетоносцев, противоядия сейчас фактически нет.

- При таком повышенном к вам внимании и отработать-то плохо нельзя! А ведь у вас бывали и оплошности, как, например, недавно, когда СМИ шумели из-за подрыва ракеты в Казахстане?

- Тогда из четырех выпущенных ракет одна отклонилась от траектории. Но ситуация была под контролем. Мы сами в воздухе ее ликвидировали. Осколки по инерции пролетели и упали рядом с границей трассы, арендованной Минобороны РФ у Казахстана. Подобные крайние варианты всегда предусматриваются. Но люди несведущие стали предполагать всякие ужасы: якобы такой осколок мог пролететь и 500, и более километров! Я как профессионал заявляю, что такое невозможно, это был очень несущественный перелет осколков, не представляющий угрозы для жизни людей.

- К летчикам, в руках которых такое серьезное оружие, наверное, предъявляются повышенные требования?

- У нас даже в лучшие времена, когда быстро готовили молодежь, никогда не ставили старшего лейтенанта командиром корабля. Настоящим «дальником» летчик становится через 10-15 лет. Это должен быть психологически устойчивый человек, имеющий жизненный опыт. Ведь мы решаем задачи государственной важности, и цена применения или неприменения нашего оружия очень высока. Например, в октябре этого года во время учений в экипаже подполковника Горлова возникла нештатная ситуация – возгорание двигателя. Летчики действовали четко: погасив пожар, посадили самолет на своем аэродроме. Решением главкома ВВС экипаж представлен к наградам.

- Игорь Иванович, вы недавно вступили в должность командующего. Какие ставите задачи на ближайшую перспективу?

- Главное - не растерять то, что было сделано моим предшественником, а затем и приумножить. Хотя ему достались тяжелые годы. Были выполнены все оргштатные мероприятия, а фактически - сокращения, но при этом не потеряны боеготовность и боевое управление. Мы сохранили боевые единицы за счет сокращения второстепенных должностей. Сейчас волна сокращений схлынула, мы осмотрелись, посчитали, обосновали свои расчеты и начинаем расширяться и укрепляться.

В первую очередь на Севере, это основное направление нашей деятельности. Там авиационные комендатуры с минимальной численностью военнослужащих, поддерживающих жизнь гарнизонов, мы преобразуем в авиабазы. Авиабаза – это уже жизнеспособный организм, обеспечивающий боевую работу.

Мы вновь образуем оперативную группу в Арктике, зоной действия которой раньше был весь Север. Вводим новое образование со штабом и другими структурами, которые в том числе будут заниматься всеми видами обеспечения на Севере.

- Какие перспективы у вас в этом году по плану боевой подготовки и учений?

- Второй год подряд будем выполнять ЛТУ с полками. Учения прошлого года были удачными, теперь пойдем далее - начнем учить не только летчиков, но и наши штабы организации боевых действий. Ведь полет решает лишь 3 процента задач, а 97 процентов - организация боевой работы на земле. В этом году продолжатся испытания высокоточного оружия. Кроме того, предстоит выполнить практические пуски ракет всех классов, имеющихся у нас на вооружении. Они пройдут в западном регионе и на Востоке, в том числе и в ходе учений с силами флота.

- Взаимодействуете ли вы на учениях по информационному обеспечению, наведению на цели с другими объединениями ВВС?

- У нас тесный контакт со всеми объединениями ВВС и ПВО, в том числе и с Командованием специального назначения. Они нас сопровождают, обеспечивают, дают нам информацию, встречают после боевой работы. Это определено документами, но у нас есть и неформальное движение навстречу. Проводя свои учения, они обязательно привлекают нас, а мы их.

- Недавно самолеты ДА даже совместно работали с Белоруссией на тренировке, проходившей в рамках Единой системы ПВО...

- У нас самые теплые отношения с братьями-белорусами. Мы недавно отрабатывали с ними вопросы нашего прикрытия и «подыгрывали» им как цели. В Белоруссии прекрасно сохранили аэродромы, с которых ушла ДА. Подтверждение этому то, что мы прилетаем и с них работаем. Хорошие отношения у нас остались и с украинскими военными. Думаю, что какие бы политические ветра не шумели, реальное сближение наших стран начнется именно с военных.

- ДА при дозаправке может беспосадочно летать вокруг земного шара. Как у вас обстоит дело с самолетами-танкерами

Ил-78?

- У нас есть полк самолетов-дозаправщиков. Было два, но один в свое время остался на Украине. В идеале хотелось бы на полк боевых самолетов иметь полк танкеров. Причем этот полк выполняет дозаправку не только наших самолетов, но и истребительной и бомбардировочной авиации. Поэтому и состояние техники там неплохое и уровень подготовки летчиков очень высокий, они летают больше всех. В перспективе мы хотели бы видеть в качестве самолета-дозаправщика Ил-78МФ с новыми двигателями. Он и летит дальше, и топлива отдает больше.

- «Ильюшинцы» знают о ваших планах?

- Да, это одна из фирм, с которой в наше непростое с точки зрения экономических отношений время приятно работать. Генеральный конструктор Генрих Васильевич Новожилов всегда открыто и доброжелательно идет нам навстречу.

- Какой сейчас налет в ДА?

- Порядка 20 часов. У основного боевого состава 50-70, у молодежи - около 17 часов. Маловато, но 5-6 лет назад было лишь 2-3 часа. Пока недостаточно, но стабильно и регулярно поступают топливо и средства на восстановление авиатехники. А это значит, что мы можем планировать, и летчик уверен, что положенные часы точно отлетает. В этом году в соответствии с лимитами топлива налет будет намного больше, чем в уходящем.

- На боевую подготовку топливо выделяется?

- Обязательно. И приоритетное направление этого года - подготовка смены. Молодежь будет выполнять самый сложный элемент летной подготовки - дозаправку в воздухе.

- На днях ДА отмечала 88-летие. Чему учит ее история?

- Для нас существуют две главные точки отсчета. Одна - декабрь 1914 года, когда сформировалась организационная единица ДА - эскадра многомоторных самолетов «Илья Муромец». И вторая – март 1942 года, когда, учитывая печальный опыт применения тяжелой авиации в первый год войны, ее первый командующий Александр Голованов собрал разбросанные по армиям и корпусам тяжелые самолеты в единый кулак. Он доказал, что ДА должна не как штурмовая наносить удары по переднему краю противника, а, быстро пройдя линию фронта, уходить в тыл врага и наносить удары по «становому хребту государства противника».

В 60-е годы создание нового оружия привело к тому, что ДА из своего состава выделила лучшие дивизии, полки, армии, которые, переходя на новую технику и осваивая ракетное оружие, стали основой РВСН. Именно поэтому большинство боевых знамен частей РВСН – гвардейские, а это звание, как известно, войска получали только во время боевых действий. Затем флот стал выполнять подобные задачи. Сейчас мы – мощная триада, дополняющая своими возможностями друг друга. И когда мы сильны, то у нас много союзников, а как только слабеем, сразу появляется потенциальный, а затем и реальный противник. Мы обязаны сделать так, чтобы у нашей страны были только союзники.

Война в Сирии
Свежее видео Сирия
Война на Украине
Война в Южной Осетии
Война в Афганистане
Свежее видео Украина
От администрации
Статистика
» Личный состав
Всего: 6548
Новых за месяц: 134
Новых за неделю: 33
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 4

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 17
Солдат: 17
Офицеров: 0

Кто нас сегодня посетил

При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2017 Все права защищены