Понедельник, 18.12.2017, 23:30
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Военный форум » История войн » Вторая мировая война » Т-34 против Pz IV
Т-34 против Pz IV
arthur_hammer
Суббота, 02.07.2011, 11:17 | Сообщение # 16
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154


arthur_hammer
arthur_hammer
Суббота, 02.07.2011, 11:17 | Сообщение # 17
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154


arthur_hammer
arthur_hammer
Суббота, 02.07.2011, 11:18 | Сообщение # 18
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154


arthur_hammer
arthur_hammer
Суббота, 02.07.2011, 11:18 | Сообщение # 19
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154


arthur_hammer
arthur_hammer
Суббота, 02.07.2011, 11:19 | Сообщение # 20
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154


arthur_hammer
Aleks168
Вторник, 05.07.2011, 19:31 | Сообщение # 21
Сообщений:
810
Регистрация:
11.04.2011
Майор
Награды:
2
Военный билет:
Замечания:
43
у немцев были проблемы с цветными металлами.отсюда склонность их брони к хрупкости вместо эластичности.на последнем фото-уж слишком много отверстий в одном ограниченном месте разного калибра-даже трещины пошли по броне-такое ощущение.что это полигон по испытательным стрельбам.


Al
Aleks168
Вторник, 05.07.2011, 21:12 | Сообщение # 22
Сообщений:
810
Регистрация:
11.04.2011
Майор
Награды:
2
Военный билет:
Замечания:
43
Танки обычно оцениваются по трем качествам: вооружение, броня, подвижность. За кадром опять остается одна характеристика - обзорность.
Почему обзорность так важна?
Представим себе экипаж танка который получил боевую задачу и приступил к выполнению.
Прибыв на поле боя экипажу необходимо:
1. своими глазами увидеть боевую обстановку.
2. оценить обстановку и принять решение о необходимых боевых действиях своего танка на данный момент.
3. максимально используя боевые характеристики своего танка, выполнить боевую задачу.
4. своими глазами убедиться, что данная задача выполнена и только после этого переходить к выполнению следующей задачи.

Как можно это все выполнить без хорошей обзорности?
К чему приводит низкая обзорность на поле боя дают воспоминания Рудольф фон Риббентроп (сына того самого Риббентропа немецкого министра ) воевавшего на Pz. 4 под Прохоровкой:

Цитата

…мы заметили первые русские Т-34. Они, судя по всему, пытались обойти нас слева. Мы остановились и открыли огонь, подбив несколько вражеских машин. Несколько русских танков остались догорать. Для хорошего наводчика дистанция 800 метров была идеальной. Пока мы ждали, не появятся ли еще танки, я по привычке осмотрелся. То, что я увидел, лишило меня дара речи. Из-за невысокого пригорка шириной метров 150-200 появилось пятнадцать, потом тридцать, потом сорок танков. Наконец я сбился со счета.
Т-34 двигались к нам на большой скорости с пехотинцами на броне. Мой механик-водитель Шюле сообщил по внутренней связи : «Командир, справа! Справа! Вы их видите?» Я их видел очень даже хорошо. В этолт момент мелькнула мысль: «Вот теперь- крышка!». Механику–водителю показалось, что я сказал: « Покинуть танк!», и он начал открывать люк. Я довольно грубо схватил его и втащил обратно в танк. Одновременно я ткнул наводчика ногой в правый бок – это был сигнал развернуть башню вправо. Вскоре первый снаряд отправился к цели, и после попадания Т-34 вспыхнул. Он был от нас всего в 50-70 метрах. В тот же миг соседний с моим танк получил попадание и загорелся. Я видел как унтер-шарфюрер Парке покинул машину, но больше мы его так никогда и не увидели. Его сосед справа также был подбит и вскоре тоже был объят пламенем. Лавина вражеских танков катилась прямо на нас. Танк за танком! Волна за волной!
Такое их количество было просто невероятным, и все они двигались на большой скорости. Времени занять позицию для обороны у нас не было.Все, что мы могли – это стрелять. С такой дистанциикаждый выстрел попадал в цель. Когда же нам суждено получить прямое попадание? Где-то в подсознании я понимал, что шансов на спасение нет. Как всегда в подобных сетуациях, мы могли лишь позаботиться о самом неотложном. И вот мы подбили третий, потом четвертый Т-34 с дистанций меньше тридцати метров. В наших PzIV под рукой у заряжающего было примерно 18-20 снарядов, из которых большинстов были осколочно-фугасными и лишь часть – бронебойных. Вскоре мой заряжающий крикнул: «Бронебойные кончились!» Весь наш боезапас, готовый к немедленному использованию, был израсходован.
Дальше снаряды заряжающему должны были подавать наводчик, радист и механик-водитель. Остаться без движения в этот момент наверняка означало обноружение и уничтожение русскими танками. Единственная надежда для нас – перебраться через гребень, хотя русские его преодолели. Там наши шансы на спасение были повыше, чем здесь, где мы были как на ладони.
Мы развернулись посреди массы русских танков и отъехали назад метров на пятьдесят, на обратной скат первого гребня. Здесь, оказавшись в чуть более надежном укрытии, мы снова развернулись лицом к вражеским танкам. И в этот миг метах в тридцати справа от нас остановился Т-34. Я видел, как танк слегка качнулся на подвеске и развернул башню в нашем направлении. Я смотрел прямо в ствол его орудия. Выстрелить немедленно мы не могли, потому что наводчик только что передал заряжающему новый снаряд. «Жми! Давай!» - крикнул я в микрофон . Мой механик-водитель Шюле был лучшим в батальоне. Он тут же включил передачу, и неуклюжий тронулся с места. Мы прошли мимо Т-34 в каких-то пяти метрах. Русский пытался развернуть башню следом за нами, но у него не получилось. Мы остановились в деесяти метрах позади неподвижного Т-34 и развернулись. Мой наводчик попал прямо в башню русского танка. Т-34 взорвался, а его башня подлетела в воздух метра на три, едва не ударившись о ствол моего орудия. Все это время вокруг нас один за другим проносились новые Т-34 с десантом на броне. Я тем временем пытался затащить внутрь флаг со свастикой, закрепленный сверху в кромовой части танка. Флаг нужен был для того, чтобы наши летчики видели, где мы. Мне удалось сделать это только наполовину, и теперь полотнище флага развевалось на ветру. Кто-то из русских командиров или наводчиков рано или поздно должен был обратить на него внимание. Смертельное попадание оставалось для нас лишь вопросом времени.
У нас был только один шанс: нужно было постоянно двигаться. Неподвижный танк немедленно опознавался противником как вражеский, поскольку все русские танки двигались на большой скорости. Вдобавок ко всему нас еще могли подбить и собственные танки, рассредоточенные по широкому фронту внизу, вдоль противотанкового рва у железнодорожной насыпи.Они открыли огонь по наступавшим вражеским танкам. На окутанном дымом и пылью поле боя, гладя против солнца, наш танк невозможно было отличить от русских. Я постоянно передавал в эфир наш позывной: «Внимание всем! Это Куниберт! Мы посреди русских танков! Не стреляйте по нам!» Ответа не было. Тем временем русские подожгли несколько машин, пройдя сквозь батальон Пайпера и наш артиллерийский дивизион. Но к этому времени уже начал сказыватьс огонь наших двух оставшихся танковых рот. Дивизион самоходных орудий и мотопехота Пайпера (последние – оружием ближнего боя) тоже наносили урон танкам и прижимали к земле русских пехотинцев, спрыгнувших с Т-34 и попытавшихся наступать в пешем строю. Над полем боя висела густая пелена дыма и пыли.

Как можно заметить экипажи Т-34 так и не заметили вражеский танк. и это не удивително. В отчете об испытаниях Т-34 в конце 1940 года отмечены такие недостатки танка «… отсутствие зрительной связи между танками при решении огневой задачи, в следствии того, что единственный прибор, допускающий круговой обзор – ПТ-6, - используется только для прицеливания… Поворот башни в любую сторону возможен лишь при условии отклонения головы от налобника прибора ПТ-6, то есть вращение башни фактически производится вслепую…» В этом же отчете о приборе кругового обзора делается заключение, что конструктивные недостатки « делают смотровой прибор непригодным к работе». Боковые смотровые приборы Т-34 имели значительное мертвое пространство и небольшой угол обзора. К тому же их было невозможно очистить не покидая танк. Вот еще из отчета «..Все установленные на танке прицельные приборы ПТ-6, ТОД-6 и приборы наблюдения в боевом отделении и отделении управления не имеют защиты от атмосферных осадков, дорожной пыли и грязи. В каждом отдельном случае потери видимости, очистку приборов можно произвести только с внешней стороны танка. В условиях пониженной видимости ( туман) головка прицела ПТ-6 запотевает через 4-5 минут до полной потери видимости..»

Эти недостатки усугублялись низким качеством и конструктивными изъянами приборов наблюдения, остававшихся на уровне начала 1930-х годов. Все это Т-34 унаследовал от танков предшествующей серии БТ-5 и БТ-7. По сути, Т-34 возник как результат последовательной и глубокой модернизации БТ-7.

Немало проблем создавал соосный с орудием прицел. Наводя орудие по вертикали, танкист был вынужден приподниматься или опускаться на своем месте, удерживая глаза у окуляра перемещающегося с орудием прицела. Немецкий "ломающийся прицел" такого недостатка не имел. Появился же подобный прицел на т-34


Al
arthur_hammer
Среда, 06.07.2011, 16:20 | Сообщение # 23
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154
Aleks168,

да блин у фрицев оптика была на высоте, и пушки то же, а наши как обычно брали числом -пример "Курская битва"


arthur_hammer
Aleks168
Четверг, 07.07.2011, 15:36 | Сообщение # 24
Сообщений:
810
Регистрация:
11.04.2011
Майор
Награды:
2
Военный билет:
Замечания:
43
arthur_hammer,
напиши что ты знаешь о курской битве.может и я чем дополню твой рассказ.можно Прохоровку рассмотреть.я там когда то побывал в далеком детстве.


Al

Сообщение отредактировал Aleks168 - Четверг, 07.07.2011, 15:37
Aleks168
Четверг, 07.07.2011, 15:47 | Сообщение # 25
Сообщений:
810
Регистрация:
11.04.2011
Майор
Награды:
2
Военный билет:
Замечания:
43
arthur_hammer,
считаю что использование раздельного заряжания на крупных калибрах в 3 раза снижала скорострельность орудий,но за счет этого снаряд весил порядка 23 кг,в то время как немцы пользовались унитарными зарядами,но вес их снаряда от тигра был порядка 7кг.поэтому попадая из 122 и152 мм орудия в тигр-тому приходил конец,но ввиду большей скорострельности,лучшей оптики-тигр чаще выходил победителем.теоретически для того что бы уничтожить тигр,требовалось три самоходки ввиду особенности раздельного заряжания.


Al

Сообщение отредактировал Aleks168 - Четверг, 07.07.2011, 15:48
arthur_hammer
Четверг, 07.07.2011, 15:51 | Сообщение # 26
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154
Aleks168,

Согласен ИС-2 не мог похвастаться скорострельностью

И у немецев скорость полета снаряда на порядок выше, соответственно и "кучность" тоже


arthur_hammer
arthur_hammer
Четверг, 07.07.2011, 15:57 | Сообщение # 27
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154
Курская битва

Потери

По советским данным, на поле боя в сражении под Прохоровкой осталось около 400 немецких танков, 300 автомашин, свыше 3500 солдат и офицеров[23]. Однако эти числа ставятся под сомнение. Например, по подсчётам Г. А. Олейникова, в сражении не могло принимать участие более 300 немецких танков[24]. Согласно исследованиям А. Томзова, ссылающегося на данные немецкого федерального Военного архива[25], в ходе боёв 12-13 июля дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» потеряла безвозвратно 2 танка Pz.IV, в долгосрочный ремонт было отправлено 2 танка Pz.IV и 2 Pz.III, в краткосрочный — 15 танков Pz.IV и 1 Pz.III[26]. Общие же потери танков и штурмовых орудий 2 тк СС за 12 июля составили около 80 танков и штурмовых орудий, в том числе не менее 40 единиц потеряла дивизия «Мертвая Голова».

В то же время советские 18-й и 29-й танковые корпуса 5-й Гвардейской танковой армии потеряли до 70 % своих танков[27].

Согласно воспоминаниям генерал-майора вермахта Ф. В. фон Меллентина в атаке на Прохоровку и, соответственно, утреннем бою с советской ТА принимали участие только дивизии «Рейх» и «Лейбштандарт», усиленные батальоном «самоходок» — всего до 240 машин, в том числе четыре «тигра». Встретить серьёзного противника не предполагалось, по мнению германского командования ТА Ротмистрова была втянута в бой против дивизии «Мёртвая голова» (в действительности — один корпус) и встречная атака более 800 (по их оценкам) танков стала полной неожиданностью.[источник не указан 425 дней]

Впрочем, есть основания предполагать, что и советское командование «проспало» противника и атака ТА с придаными корпусами вовсе не была попыткой остановить немцев а преследовала цель зайти в тыл танковому корпусу СС, за который была принята его дивизия «Мёртвая голова».[источник не указан 425 дней]

Немцы первыми заметили противника и успели перестроиться для боя, советским танкистам пришлось делать это уже под огнём.[источник не указан 425 дней]
Расхождения в оценке потерь

Потери сторон в битве остаются неясными. Так, советские историки, в том числе и академик АН СССР А. М. Самсонов, говорят о более чем 500 тыс. убитых, раненых и пленных, 1500 танков и свыше 3700 самолётов[34].

Однако немецкие архивные данные свидетельствуют, что вермахт за июль-август 1943 г. на всём Восточном фронте потерял 537 533 человек.[источник не указан 225 дней] В данные цифры входят убитые, раненые, больные, пропавшие без вести (количество немецких пленных в этой операции было незначительно). И даже несмотря на то, что основные боевые действия в это время проходили в районе Курска, советские цифры немецких потерь в 500 тыс. выглядят несколько преувеличенными.

По данным немецкого историка Рюдигера Оверманса, за июль и август 1943 г. немцы потеряли 130 тыс. 429 человек убитыми. Однако, по советским данным, с 5 июля по 5 сентября 1943 было истреблено 420 тыс. гитлеровцев (что в 3,2 раза превышает Оверманса), и 38600 взято в плен[35].

Кроме того, по немецким документам, на всём Восточном фронте люфтваффе потеряли за июль-август 1943 г. 1696 самолётов[7].

С другой стороны, верными советские войсковые донесения о немецких потерях не считали даже советские командиры в годы войны. Так, генерал Малинин (начальник штаба фронта) писал в нижестоящие штабы: «Просматривая ежедневно итоги дня о количестве уничтоженной живой силы и техники и захваченных трофеях, я пришел к выводу, что эти данные значительно завышены и, следовательно, не соответствуют действительности».[36]


arthur_hammer
arthur_hammer
Четверг, 07.07.2011, 15:58 | Сообщение # 28
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154
Aleks168,

Вот скачал воспоминания участников битвы

«Я никогда не видел столько крови»
... 2-я танковая дивизия, в которой служил Иоахим Шолль, действовала на южном фасе дуги. Шолль командовал недавно полученным танком «Тигр». Упоминаемые в тексте дневника Уша и Герт - это однополчане Шолля, тоже командиры «Тигров». У Шолля с ними было пари: кто к концу войны будет иметь больший боевой счет. Каждый поставил на кон по 100 марок….19 июля 1943 г. Это сражение складывается для нас не слишком хорошо. Видимо, русских здесь гораздо больше, чем ожидалось. Мы запросили артиллерийскую и авиационную поддержку. Перекрестным огнем нам удалось загнать около 2000 русских в ров. Я никогда прежде не видел столько крови. Мне было плохо. Берт смеялся надо мной, пока до него не дошло, что со мной случилось. Я никогда не забуду этот день...

Курская дуга глазами немецкого танкиста Когда немецкие войска начали наступление на Курск (операция «Цитадель»). 2-я танковая дивизия, в которой служил Иоахим Шолль, действовала на южном фасе дуги. Шолль командовал недавно полученным танком «Тигр», 10 июля он со своим экипажем впервые испытал новый танк в деле. Упоминаемые в тексте дневника Уша и Герт — это однополчане Шолля, тоже командиры «Тигров». У Шолля с ними было пари: кто к концу войны будет иметь больший боевой счет. Каждый поставил на кон по 100 марок. Пари с Гертом и Ушей 10 июля 1943 г. Ничего особенного в моем первом бою на «Тигре» не произошло. Нас обстреливали в течение нескольких минут, но огонь велся как-то неорганизованно. Несколько снарядов ударило в броню моего «Тигра» — мне это не понравилось... Мы продвинулись примерно на 8 км, движение сильно замедлялось из-за минных полей и досаждающих самолетов противника. Я не видел в течение дня ни одного танка противника. Уша записал на свой счет два вражеских танка (...). 11—12 июля 1943 г. Сегодня мы поразили свою первую мишень — грузовик. (...) Уша записал на свой счет еще три победы. Свинья, он уже прилично меня опережает! Наверное, ему попался гораздо лучший наводчик. Я слышал, что мы сегодня потеряли на минных полях четыре «Тигра». Я стал осторожнее при движении. Прохоровка: миф или подвиг? Здесь публикацию дневника придется прервать. 12 июля — день знаменитого сражения под Прохоровкой — одного из ключевых событий в боях на Курской дуге. Согласно Большой советской энциклопедии, 12 июля 1943 года в битве под Прохоровкой участвовало 800 советских танков против 700 немецких. Немцы потеряли до 400 машин, советские потери — порядка 300 машин. Командующий 5-й гвардейской танковой армией Павел Ротмистров пишет в мемуарах, что с обеих сторон дралось около 1200 танков и самоходных артиллерийских установок, при этом «гитлеровцы превосходили нас по количеству боевых машин, особенно тяжелых». Представитель Ставки маршал Александр Василевский, также находившийся в тот момент под Прохоровкой, оценивал количество принимавших участие в бою немецких танков в... две сотни. Неразбериха усугубляется тем, что под словами «Прохоровское сражение» порой понимают и бои, которые начались в этом районе ранее. На 7—8-й день операции в полосе наступления на южном фасе Курской дуги немецкие войска вклинились в советскую оборону своеобразным трезубцем, при этом возникла угроза окружения нескольких советских стрелковых дивизий южнее Прохоровки. «Стальной молот» 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова и должен был сломать один из этих зубьев. Расчет делался, видимо, на превосходство в силах и технике. Согласно советским документам, изученным заместителем директора Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле» по науке В. Замулиным, 5-я гвардейская танковая армия потеряла в тот день 341 танк и САУ, что составляет почти две трети советской бронетехники, участвовавшей в этом бою. Потери с нашей стороны превысили 10 тысяч человек убитыми, пропавшими без вести и ранеными. Немцы, остановив советское наступление, 12 июля во второй половине дня сами нанесли контрудар. Наши и их потери под Прохоровкой различаются, по данным исследователей, на порядок. Причины — в серии тактических ошибок советского командования. Наступление начали без артподготовки и поддержки с воздуха — немецкая авиация господствовала в небе над полем боя. Советские войска встретили организованную оборону противника с заранее вкопанными танками и штурмовыми орудиями. Но вернемся к дневнику Иоахима Шолля. В нем тоже отражен накал событий. «Заряжающего вырвало дважды» 15 июля 1943 г. Что за день! Я думаю, мы сегодня подбили 5 танков, но не уверен в этом, так как везде было столько пыли и столько танков! Трудно было даже просто найти цель. Я почти приказал открыть огонь по нашему штурмовому орудию, подумав, что оно русское. Я знаю точно, что уничтожил русскую САУ, так как она была всего в 50 метрах передо мной. Ее куски долетели даже до моего «Тигра». Это какое-то сумасшествие! Во время обучения нам говорили, что мы должны уничтожать цели на больших дистанциях, но мне и в голову не приходило, что они имели в виду такую (!) дистанцию. Я думаю, что мы также уничтожили несколько противотанковых орудий противника, так как и я, и Герт, и Карл обстреливали фугасными снарядами их позиции. 16 июля 1943 г. Еще один день в аду. Мы буквально расстреляли пехотную колонну противника, пытавшуюся обойти наших гренадеров с фланга. Даже внутри «Тигра» мы слышали, как наши солдаты радостно кричали всякий раз, когда очередной снаряд ложился прямо в середину русских. Мы чувствовали себя прекрасно. Хотя, честно говоря, наблюдать за летающими повсюду кусками тел мне удовольствия не доставляло. Берти, нашего заряжающего, дважды вырвало прямо в пустые ячейки хранилища снарядов. Сам будет убирать. Еще одна ночь, пытаюсь уснуть. Не думаю, что получится. Я не могу нормально поспать уже в течение трех суток. «Тигры» и «Микки-Маусы» В дневнике Иоахима Шолля есть запись еще об одном явлении, про которое по понятным причинам не очень хотели упоминать советские источники. Но это тоже деталь времени... Шолль, как вы помните, командовал «Тигром». «Мне кажется, что русские боятся «Тигров», — записывает Шолль, — все разбегаются, стоит нам лишь показаться. Шолль, увы, не преувеличивает. Именно появление и в целом успешное применение новых тяжелых немецких танков на фронте во многом определило специфику боев. «Тигры» эффективно поражали наши танки с двухкилометровой дистанции, в то время как орудия Т-34 не могли пробить броню немецких и с 300 метров. «Тридцатьчетверки» (немцы звали их «Микки-Маусами» за сходство при открытых башенных люках с этим забавным диснеевским персонажем) были маневреннее, но если условия боя не давали реализовать это преимущество — то и уязвимее. Естественной психологической реакцией стала «тигробоязнь». Чтобы не быть голословным, процитирую недавно умершего Василя Быкова («Цена прошедших боев»). Знавший войну не понаслышке, писатель вспоминал, что атакующие советские танкисты, поняв, что сблизиться с «Тиграми» на расстояние прямого выстрела не успеют, часто покидали свои Т-34 и под огнем возвращались на исходный рубеж. «Пока они его достигали, их машины уже горели, — пишет Быков. — В конце концов, разгадав крамольную уловку танкистов, командование отдало приказ привлекать к суду военных трибуналов экипажи, вышедшие из огня в полном составе. Тогда танкисты пошли на новую хитрость: стали подъезжать к противнику ближе и покидать машины уже под пулеметным огнем из танков. Кто-то из них погибал или был ранен в открытом поле, но кое-кому удавалось пробраться к своим. Из подбитой же, подожженной машины шансов выбраться было несравненно меньше». «Тигры» попортили немало крови нашим танкистам, но то, что советских танков во время тех боев было уничтожено в несколько раз больше, чем немецких, нельзя объяснить лишь превосходством вражеской бронетехники. Танки не дерутся сами по себе и только между собой. Дрались же наши войска, не щадя себя. Перелом После начала советского наступления немцы прекратили операцию «Цитадель» и 16 июля начали отвод войск на исходные позиции. 19 июля 1943 г. Это сражение складывается для нас не слишком хорошо. Видимо, русских здесь гораздо больше, чем ожидалось. Я слышал, что танковые батальоны «Тигров», действующие далеко впереди, несут большие потери. Это начинает меня пугать. Наши позиции буквально захлестнули войска коммунистов. Мы запросили артиллерийскую и авиационную поддержку, так как наши запасы фугасных снарядов подходят к концу. Перекрестным огнем нам удалось загнать около 2000 русских в ров (Видимо, Шолль имеет в виду не противотанковый ров, а овраг. — М.П.). Мы уже трижды перезаряжали ленты наших пулеметов и пополняли боезапас фугасных снарядов. Я никогда прежде не видел столько крови. Мне было плохо. Берт смеялся надо мной, пока до него не дошло, что со мной случилось. Я никогда не забуду этот день. 20 июля 1943 г. Сегодня мы получили удар противотанкового снаряда в бортовую броню. Он разорвал защитный козырек над траком. Мы подумали, что это конец, но Роберт, наш водитель, сказал, что «Тигр» по-прежнему на ходу и хорошо управляется. Мы по-прежнему не в Прохоровке... Уничтожаем штурмовые орудия русских в больших количествах. Уша сказал, что они не будут засчитываться в нашем пари. Это меня расстроило, так как в этом случае я отстаю от него уже на ... 10 побед. 21 июля 1943 г. Вы можете в это поверить — наш ужасный танк сломался! Роберт думает, что проблема в трансмиссии. Нас буксируют в расположение ремонтных мастерских. В очереди на ремонт стоят порядка 8 «Тигров» из разных подразделений. Некоторые из них несут на броне множество отметин от снарядов, так что, полагаю, мы еще счастливчики. (...) Техники сказали, что нам придется ждать дня три. Мы доложили в штаб и попросили небольшого отдыха. Я должен отдохнуть, у меня до сих пор перед глазами стоят те искалеченные тела в овраге. «Дела идут совсем плохо» 25 июля 1943 г. Наконец-то наш «Тигр» отремонтирован. Механики работали всю ночь — поступил специальный приказ «Срочно вернуть все танки на фронт». Вообще дела идут совсем плохо. На пути назад нам поступил приказ отбуксировать в ремонт другой поврежденный «Тигр». Прекрасно, ведь это оказался «Тигр» Уши! Теперь у меня есть прекрасная возможность догнать его. Уша возмущался по поводу бардака, который творится на фронте. Сказал, что никто не знает, кто где находится, а русские войска идут сплошной волной. По его словам, русские совершенно не обращают внимания на количество своих убитых. Мы тоже несем потери. Уша сказал, что во второй роте осталось только три танка. 27 июля 1943 г. Сегодня ничего не подбил. Целый день мы вели огонь, но из-за пыли и дыма я не знаю, что мы там подбили. Я чувствую себя очень уставшим, как и весь экипаж. Роберт дважды практически засыпал на ходу — и это в таком шуме! Карл сказал, что мы уничтожили пару орудий, один Т-34 и много пехоты. Я ничего из этого подтвердить не могу, но все равно заявлю об этих победах, так как я пока не вышел из этой гонки за 200 марок. 28 июля 1943 г. Сегодня нам приказали отступить и перегруппироваться. Это первый раз с начала операции «Цитадель», когда я увидел всю роту в полном сборе. Мы потеряли несколько танков, в основном из-за поломок, но некоторые подорвались на минах. Молодой Герт серьезно ранен и отправлен в Берлин. Уша сказал, что Герт потеряет правую руку, и пари теперь остается лишь между нами двумя. Я сказал, что Уша победил в этом пари и мы заключим новое, когда Герт вернется. Собственно, мне эти 100 марок были не очень-то и нужны. Мы возвращаемся обратно в Белгород. На своем пути мы встретили группу пехотинцев. Они выглядели очень уставшими. Я почувствовал себя виноватым и предложил им забраться на броню. Они устроились за башней. Роберт болтал всю дорогу, пока я и Карл не потеряли терпение и не сказали ему заткнуться. Мне, как офицеру, не следовало бы этого делать. Я не потерял контроль над собой, но после этого месяца боев я не думаю, что уже когда-либо буду таким, как раньше... Судьба Иоахима Шолля Буквально через месяц в дневнике Иоахима Шолля появилась новая запись: Создается впечатление, что у русских бесконечное количество солдат и танков, которые накатываются на нас бесконечными волнами. В бою приняло участие несколько сотен Т-34 и КВ. Я был очень напуган. Это был первый раз, когда мне показалось, что я погибну. Мне не хочется быть похороненным в России. В России Шолль похоронен не был. 11 ноября 1943 года его тяжело ранило под Киевом. На несколько месяцев Шолль угодил в госпиталь, летом 1944-го его направили во Францию — воевать против англо-американских войск. Во время бомбежки Шолль был снова ранен и попал в плен. В течение нескольких лет, как эсэсовец, он содержался в лагере нацистских военнопленных «Комри» в Шотландии. Военный дневник Шолля был изъят, переведен и опубликован в Англии без его ведома. Умер Шолль в 2001 году. «Мы должны пройти этот километр» Дневник Иоахима Шолля читает русский танкист. 22 июня 1941 года механик-водитель танка Виктор Крят собирался на футбольный матч. Служба подходила к концу, он мечтал вернуться в Одесский морской институт, с первого курса которого призвался в армию. К Курской битве в июле 1943 года он был уже заместителем командира танковой роты по техчасти. С первых дней войны Виктор вел дневник: мечтал быть писателем. Тетрадку носил в сумке с инструментами, в вещмешке. Дневник сгорел в танке, под Будапештом. Но записей с Прохоровского поля там все равно было бы не найти: на Курской дуге у технарей времени писать не было. Ольга ТИМОФЕЕВА Митинг перед боем Сегодня, когда полковник-инженер в отставке, ведущий научный сотрудник московского НИИ ГО ЧС Виктор Михайлович Крят, кандидат военных наук, первым в 1953 году запустивший танки на пятиметровую глубину под воду, читает дневник фашистского танкиста, он испытывает одно чувство — негодование. Ксерокопия дневника исчеркана, на полях — краткие пометки: «Ложь!». Немецких танков под Прохоровкой сгорело немногим меньше, чем наших. И впервые отступать немцы стали не 27-го, а еще 17 июля. Он прямой очевидец тех событий, его 170-я танковая бригада дралась на передовой, прикрывая идущую за ними и, как самому ему кажется, более героическую 181-ю. — Вечером 11 июля у нас проходил митинг. Выступали коротко, сжато, объясняли четко и правдиво: «Имейте в виду, у немцев новые танки — «Тигр», «Пантера» и самоходное орудие «Фердинанд», на которых установлено зенитное орудие 88, 75 и 88 миллиметров!» С начальной скоростью снаряда более 1000 метров в секунду они могли пробить наш Т-34 с полутора километров. А 76-миллиметровая пушка наших танков могла пробить немецкий танк только в борт, только подкалиберным снарядом и не дальше, чем с полукилометра. Нам говорили: «Товарищи, мы должны построить боевые порядки так, чтобы добраться до немецких танков и пройти этот километр, пока мы не можем их пробить!» Это поразительно, танковый корпус никогда не строится в два эшелона, а тут в три: 170-я, 110-я и 181-я танковые бригады. Наша 170-я пошла в первом эшелоне, и наша задача была — лететь как можно быстрее и бесприцельно стрелять в сторону немцев, прикрывая бригады за нами. И вот 181-я танковая бригада ворвалась в боевые порядки немцев и начала расстреливать эти танки... Сражение В 170-й бригаде были подбиты все танки. Командиром орудия у механика-водителя Крята был белорус Гаврусенок, командиром танка — украинец Прокопчук. Оба они не дожили до Победы. На вопрос, почему немного награжденных героев этой битвы, ветераны ответят: некому был представлять и некого было награждать... — Саша Николаев был механиком-водителем танка 181-й танковой бригады, — рассказывает Виктор Михайлович. — Его танк подбили, ранило командира роты. Вытащили его из танка, и в ямку. Танк горит. И тут идут два «Тигра». Что делать? Саша прыгнул в горящий танк и помчался на них. От удара у «Тигра» боеукладка сдетонировала и взорвалась. И немецкий танк рядом — тоже. Взорвался и танк Саши Николаева. На Прохоровском поле сейчас стоит его бюст. Это к вопросу, боялись ли наши танкисты «Тигров». Много таких случаев хранит память. Летели фашистские самолеты бомбить советские танки. Танки попрятались в посадках, а посередине поля остался один — стоит! Так разозлил противника, что решили его добить. А он вертится на поле: вперед, назад, стоп — бомбы падают мимо. Немцы выбросили все и улетели. А он все поле испахал, но не дал себя подбить и спас от самолетов остальных. Ротмистров вытащил ордена Боевого Красного Знамени и там же вручил экипажу. — Сражение шло с утра и до позднего вечера, — вспоминает Виктор Михайлович. — Я никогда ни до, ни после не видел, чтобы самолеты летали в пять-шесть слоев! Вверху где-то воздушные бои, летят наши, сначала «Илы», потом «Петляковы», бомбардировщики, потом немецкие Ю-87, Ю-88, «мессеры». У меня был страх перед авиацией с 1941 года, а тут я абсолютно был безразличен, потому что такое творилось на земле! Сплошной грохот: выстрелы пушек, противотанковая артиллерия, артиллерия обычная, кто кого бьет — понять невозможно. Итоги — Это было кладбище танков. Особенно досталось «Черчиллям» — ненавистные машины, английская дрянь. Стояли пять дней, с 12-го по 17-е, друг против друга, не двигаясь вперед. Мы из двух-трех танков собирали один. Дошло до того, что болванками, которыми стреляли немцы, забивали дыры в броне, обваривали электросваркой... За войну Виктор Михайлович перебрал своими руками не только все советские танки от Т-26 и БТ-7 до Т-34 и КВ, но и союзные «Валентайны» и «Матильды», М4А2. К победе пришел зампотехом комбата трофейных «Пантер»: — Преимущество наших танков было в том, что они имели высокую скорость и, ворвавшись, маневрировали среди боевых порядков, а немецкие машины были неповоротливы, тяжелы и медлительны. Только у нас были бронебойные снаряды, которые, пробив броню танка, взрывались внутри. Ни одна армия не имела подкалиберных снарядов: за время, пока он проходил сквозь броню, сердечник накалялся и воспламенял горючее. Между прочим, у немцев танки, как ни удивительно, были с бензиновыми двигателями до самого конца войны. Они не смогли создать быстроходный дизель, какой был у нас. А бензин загорается мгновенно. «Этот Шолль просто болтун» Виктор Михайлович забрал дневник с собой и на следующий день написал ответ на оборотах листочков. Извиняясь за почерк — испортился после инсульта, он читал вслух, делая по ходу дополнения. «В целом эти записки и дневник не соответствуют действительному состоянию и положению войск. Они ошибочны, даже по датам и по времени не совпадают с положением войск и боями. Ведь на Прохоровском поле в тактическом и оперативном плане после столкновения двух армий не было победителей. Но через пять дней немцы начали отход. У них уже не было сил отразить наши атаки: мы за это время сумели восстановить боеспособность, а они — нет». Он отрывается от исписанного листка и вглядывается вдаль: — 13-го был еще отголосок боев, а потом все прекратилось, стояли друг против друга до 17-го числа. Немцы не могли ремонтировать свои сложные машины в поле, а наши техники уже восстановили около 200 танков. Поняв это, немцы начали отход на исходный рубеж, но остановиться не могли: мы вцепились им в хвост. Отход только сначала кажется планомерным, а потом превращается в бегство. И так они бежали до Днепра. «Немецкие «Тигры» и «Пантеры» были хороши только из засад, в обороне, но для выполнения основного предназначения танков — действий стремительных в оперативной глубине противника — они непригодны. У них низкая скорость и проходимость, поэтому маневренность танковых подразделений крайне недостаточна для быстротечных танковых боев. При правильном применении танков выигрыш всегда был на нашей стороне«. — В 1943-м мы действовали, как немцы в 1941-м, не обращая внимания ни на что. Этот танкист просто болтун. Устраивали соревнования на сто марок — будто они неуязвимы. Но у самого же проскальзывает ужас и боязнь, которые он проявлял в боях. «А там, где наши танки били в лоб, естественно, мы несли потери. Впрочем, точно так же и с немецкой стороны. Когда они старались бить в лоб, используя более высокую бронезащиту, то тоже несли большие потери и не достигали успеха. Боевые действия — это не только техника, но и боевой дух, вера в правое дело, вера в своих командиров и товарищей, вера в оружие, которым ты владеешь, знаешь его достоинства и недостатки. Тогда и в бой идешь с уверенностью. И самое главное, вера в самого себя, в свои силы, умения, навыки. Вера в победу свою: погибнет враг, а не я. И последнее. Дисциплинированность каждого бойца и офицера, умение выполнять приказ старшего, как бы ни было тяжело и опасно. Каждый боец перед боем волнуется, но только вступает в бой, все чувства отходят — остается только жажда победы и достижения успеха в бою». Виктор Михайлович вскидывает голову и долго подыскивает слова. — Вот мой ответ этому... фашисту, — наконец говорит он.


arthur_hammer
Aleks168
Четверг, 07.07.2011, 15:59 | Сообщение # 29
Сообщений:
810
Регистрация:
11.04.2011
Майор
Награды:
2
Военный билет:
Замечания:
43
arthur_hammer,
они удачно сделали ставку на 88мм зенитное орудие.оно их в принципе не подвело ни разу за войну.сожгли масу наших тнков выпустив меньше 1500 тыс тигров..если я не ошибаюсь,т-34 вышел в 36 тыс экземплярах


Al
arthur_hammer
Четверг, 07.07.2011, 16:22 | Сообщение # 30
Сообщений:
1547
Регистрация:
03.03.2011
Генерал
Награды:
Военный билет:
Замечания:
154
Aleks168,

совершенно с тобой согласен


arthur_hammer
Военный форум » История войн » Вторая мировая война » Т-34 против Pz IV
Страница 2 из 3«123»
Поиск:


Статистика Форума
Последние посты ТОП по темам ТОП пользователей Новые пользователи

Бар "В гостях у сказки"

Кто служит в армии и есть ли перспе

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!

Горжусь

Гибель 33 разведчиков в 2000 году п

(7067)

Бар "В гостях у сказки"

(1554)

Ассоциации.

(1489)

Общение без границ

(1379)

Желания)

(1194)

Общение без границ-2

(4214 / 323)

Stimul (Максим)

(3531 / 285)

shopot (Диана)

(2657 / 147)

bliksa (Ksenia)

(1686 / 159)

BlackDog (Сергей)

(1661 / 68)

Shuravi (Дмитрий)

(18.12)

kubityha (kubityha)

(18.12)

Movelbepep (Movelbepep)

(17.12)

Dentalmandy (Dentalmandy)

(16.12)

CoinLight (CoinLight)

(16.12)

Juristcag (Juristcag)


При копировании материалов, активная ссылка на www.Soldati-Russian.ru обязательна!

«Солдаты РФ» © 2010-2018 Все права защищены